Как поступить в Гарвард и собрать деньги на обучение – советы от выпускников из Кыргызстана

Гарвардский университет последние шесть лет подряд признается лучшим университетом мира в рейтинге, составляемом образовательным приложением газеты Times. В разное время там обучались восемь президентов США, в том числе Джон Кеннеди, Джордж Буш младший, Барак Обама, а также более ста нобелевских лауреатов. Имена основателя социальной сети Facebook Марка Цукерберга и богатейшего человека планеты Билла Гейтса также были связаны с этим университетом.

С Кыргызстана в Гарварде за все время обучились семь человек. На мероприятии, организованном Фондом «Сорос», четыре выпускника, которые в данное время находятся в стране, поделились своим опытом и советами о том, как поступить в сильнейший университет мира.

Айзада Марат кызы

Я выпускница Гарварда 2015 года. Основное образование я получала в КНУ. После учебы я работала в юридической фирме, потом стала заместителем директора юридического института КНУ.

Работа над поступлением в такие университеты – это работа не одного года, здесь происходит аккумуляция всего вашего предыдущего опыта.

Я закончила учебу всего полгода назад, мой нетворкинг с Гарварда ограничивается только тем, что мы с моими друзьями пока что ездим только на свадьбы друг друга (смеется). Мы все только начинаем свою карьеру. Но нетворкинг – это не только те, с кем ты учился. Когда я искала работу, я отправляла резюме в разные компании. Если там были выпускники Гарварда, они всегда отвечали на письма. Они получают по тысячи писем, но когда видят в резюме слово «Гарвард», всегда отвечают. Выпускники очень хорошо друг друга поддерживают.

Процесс сбора и проверки документов надо начинать задолго до того, как начнете готовится к поступлению. К TOEFL я готовилась по YouTube, там есть программа NoteFull с хорошими бесплатными видеоуроками, которые помогают подготовиться к каждой секции теста. Мне очень помогло то, что я проходила программу FLEX, английский был на хорошем уровне. За несколько дней я подготовилась к тесту и получила в общем 109 балов. У Гарварда есть требование: по каждой секции должно быть не меньше 25 баллов. За Speaking я получила 24 балла, но так как общий результат был довольно высокий, они закрыли на это глаза.

Для меня был сложным процесс не столько сбора документов, сколько сбора денег (смеется).

Гарвард не дает полную стипендию. Обычно они дают 50% скидки. Вначале я не получила стипендию, я с ними долго это обсуждала, и они согласились ее дать. При поступлении моей ошибкой было то, что я не думала, что поступлю с первого раза и, соответственно, не продумала тот момент, откуда я возьму средства на обучение.

Есть очень много стипендиальных программ и организаций, которые дают стипендии. О них я узнала слишком поздно и просрочила все дедлайны для заявок.

Гарвард дал мне стипендию в $30 тысяч. Однако вся стоимость обучения обходится примерно в $60 тысяч. Моя зарплата была 20 тысяч сомов, я не смогла бы ничего собрать, мне пришлось взять кредит $20 тысяч. Также я записала обращение и разместила его в соцсетях, чтобы с помощью краудфандинга собрать оставшуюся сумму. Мои друзья с Facebook тогда дали мне $5 тысяч, также были 2 человека, которых я не знала, но они прислали мне деньги. Еще $5 тысяч мне дала Гульнара Каликова – одна из выпускниц Гарварада. Эти деньги она мне вручила с условием, что я их также передам тому, кому они будут нужны. Помимо этого, президент выделил $10 тысяч, помог деньгами и директор корпорации «Байтур» Тынчтыбек Болушбаев. Он прочитал в Интернете о том, что я собираю деньги. Его старший сын хочет поступить в Гарвард, но они думали, что это невозможно, и не знали, что есть кыргызстанцы, которые окончили этот университет. Они так обрадовались за меня, что решили дать мне деньги на учебу. Все, что я собрала, я планирую заработать и потом раздать дальше, чтобы это цепочка добра не прерывалась.

Гульнара Каликова

У меня особый опыт, потому что я поступила в Гарвард в зрелом возрасте. Я закончила юридический факультет КНУ в 1983 году, в 1992 году я защитила кандидатскую диссертацию. Потом в начале 2000-х мне пришла идея поступить в Гарвардскую юридическую школу. На тот момент мне было 40 лет. Даже там я была довольно взрослым студентом. Оказалось, что я была первым человеком из Кыргызстана, кто поступил в юридическую школу. К тому времени у меня уже была семья, трое детей. Я планировала поступать в пять университетов, но сил хватило только на два — Стэнфорд и Гарвард. Вначале я выбрала Стэнфорд, но в Гарварде мне сказали, что дадут стипендию. В то время обучение стоило $28 тысяч, сейчас стоит $56 тысяч.

Почему я подавала заявки в самые лучшие школы? Я подумала, что если я еду уже в зрелом возрасте, необходимо сделать выбор именно в пользу лучшей школы.

Мне было очень сложно учиться, я практически все время проводила в библиотеке, и у меня не сложился нетворк, у меня не было времени общаться с кем-то. Но когда я закончила, я поняла что этот диплом поднял уровень доверия ко мне как к юристу.

Для поступления нужно изучить много информации, нужно во всем этом разобраться, и да, это займет очень много времени.

Я пять раз сдавала TOEFL, тогда в Бишкеке не было аккредитованных компаний, я ездила в Алматы, летала в Ташкент, каждый раз это был какой-то ужас. Меня Гарвард принял, а у меня TOEFL не готов. Я его сдала в июле, а в августе мне надо было ехать учиться. Но когда начались занятия, я поняла, что английский все равно был слабый, я ничего не понимала на лекциях.

У меня был шок, я не понимала, куда я приехала! Я училась в советской системе, и сначала не могла ничего понять. Я взяла 14 кредитов, 5 предметов на выбор, но в деканате мне посоветовали снизить нагрузку до 4 предметов. Сначала я удивлялась, почему они так думают, ведь нужно будет посещать всего 3-4 занятия в неделю. Читать нам задавали минимум по 30 страниц, однако временами объем заданий доходил и до 80 страниц. Безусловно, на занятия нужно было приходить подготовленными. Для того, чтобы усвоить материал, я по три раза перечитывала все тексты. При первом прочтении я ничего не улавливала по смыслу, со второго раза едва вникала в суть, а третий раз вчитывалась для запоминания содержимого.

Первые три-четыре месяца было очень тяжело, но все преодолимо. Со всем можно справиться, просто надо будет меньше спать (смеется), больше работать и проводить много времени в библиотеке.

Чолпонбек Жумашукуров

Я закончил АУЦА, после чего работал в аудиторской компании. Один консультант мне сказал, что для MBA Гарварда нужно иметь в резюме работу в сфере управленческого консалтинга, в Кыргызстане на тот момент такого не было. Я принял решение переехать в Москву, оттуда и поступал.

При поступлении нужно показать реальные достижения. Когда я узнал, что с аудита мало поступают, я подал резюме в Москву в McKinsey & Company. Там я проработал два с половиной года. В тот год, когда поступал я, из России прибыло 6 человек, 5 из них из нашего офиса.

Есть такое понятие selection bias, то есть мы смотрим только на людей, которые успешны. Но мы не знаем сколько людей, которые не прошли этот путь. Может, тысяча людей начинали делать MBA, а сделали только 5. Для того чтобы иметь полную картину, нужно послушать ребят, которые не поступили, и разобраться почему у них не получилось.

При подаче документов желательно иметь рекомендательные письма от людей, которые вас хорошо знают. Система так устроена, что вы не увидите содержание письма, человеку высылают линк, где он заполняет анкету о вас. Те люди, которые писали письма мне, потом меня возненавидели (смеется), потому что им пришлось заполнять ее пять часов. Видимо, это должен быть человек, которому вы реально нравитесь.

Мне писали две рекомендации из McKinsey & Company, один из этих людей окончил Гарвард, также одна рекомендация была с Бишкека, с аудиторской компании.

Самое главное, что в Гарварде при отборе смотрят в первую очередь на лидерские качества.

Умар Шавуров

Проучившись в Гарварде, у вас есть налаженные контакты с людьми, которые имеют глобальный опыт, глобальное мировоззрение, возможность обсуждать насущные вопросы, которые имеются на сегодняшний, и как-то пытаются их решать. Такие вузы привлекают людей, которые хотят что-то сделать.

Главный вопрос — что ты будешь делать потом с этим образованием? Это бренд, который открывает перед вами двери. Наработка нетворка должны быть. Это то, что позволяет всю жизнь двигаться вперед, консультироваться, развивать бизнес-идеи. Это важный момент с точки зрения инвестиций, которые вы тратите на образование.

При поступлении в эссе надо ответить на вопрос, почему в Гарварде должны выбрать именно вас. Здесь открывается много подвопросов, которые вы должны себе задать. Чтобы приемная комиссия на одной странице смогла прочитать, кто вы, зачем вы хотите поступить и какие у вас планы. Для Гарварда очень важно выпускать лидеров, которые могут имплементировать разные проекты, управлять странами и так далее. Этот вопрос вас заставит немного попотеть и подумать относительно ваших целей, и покопаться у себя глубоко у душе о том, что вы хотите в этой жизни. Сам процесс поступления позволяет изучить, что вы из себя представляете.

Каждая школа Гарварда отличается с точки зрения ментальности и психологии. Школа госуправления выпускает общественных деятелей, которые немного альтруистичны, они хотят изменить мир. У других школ тоже есть социальная миссия, но у них ориентиры «через», у нас же это прямая цель.

Я один из тех людей, кто вернулся на свое место работы – во Всемирный банк. Эта школа показала  многие мои изъяны – что я неправильно делал во время моего предыдущего опыта. Я на многие вещи стал совершенно по другому смотреть. С новым мировоззрением я начал реализовывать те навыки, которые я получил. С точки зрения философии, школа кардинально поменяла меня и мою позицию относительного того, как я смотрю на проблемы и как я читаю людей. Большая часть школы – это работа с людьми. Вы не идете в инженерную школу, где вы будете сидеть и кодировать. Наша специфика – это работа с огромными массами людьми.

Когда мы вернулись в Кыргызстан, тяжело было видеть, что у нас тотальная апатия, безысходность от того, что мы не можем поменять: люди паркуются там, где не должны, плюются, бросают мусор. Это проблемы на бытовом уровне, я уже не говорю о конституционных реформах, про систему госуправления, систему госзакупок и так далее. Проблем очень много.

Когда ты где-то отучился и вернулся в страну, в обществе есть какие-то ожидания от человека, что он придет и решит все проблемы. Но выпускник Гарварда — не спаситель,  люди должны сами учиться решать свои проблемы. Другое дело — помочь им проснуться для того, чтобы они сами начали что-то делать.

Нужно понимать, что есть различие между практиками лидерства от номинальным «занятием кресла». Ты можешь быть министром, иметь статус, но всю жизнь не практиковать лидерство, не делать вещи, которые стимулируют общество в лучшем направлении. В то же время ты можешь быть простым гражданином и практиковать лидерство. Конечно, в каждом варианте есть свои плюсы и минусы.

Я хочу привнести теорию адаптивного лидерства в Кыргызстан. Она позволяет нам не ждать ответа, а принимать свои практические решения, диагностировать проблему и реализовывать лидерские проекты. Возможно, это будет в виде каких-то семинаров или полноценных проектов. Я хочу, чтобы этими навыками люди пользовались для развития своих сел, городов, институтов и так далее.

comments powered by HyperComments