Политика: между цирком и детским садом

Главная новость уходящей недели — Жогорку Кенеш поддержал идею разработки законопроекта об отмене неприкосновенности экс-президентов. В данном случае, в частном порядке Алмазбека Атамбаева. Остальные эксы, как известно, проживают или скорее доживают свои дни за рубежом вдали от гнева людского.

Если понаблюдать за скоростью принятия «нужных» решений парламентом, то не исключено, что и вопрос снятия неприкосновенности с Атамбаева решится быстро и оперативно. Только, вот вопрос депутата Рыскелди Момбекова, все равно висит в воздухе «а хватит ли духу?». Парламент как-то стороной обошел вопрос об ответственности самих депутатов, правда прошлого созыва, в ситуации с модернизацией ТЭЦ. Хотя сыграл ключевую роль, проголосовав за ратификацию соглашения. Будь принципиальнее и таким же «боевым» как во время обсуждения заключения депкомиссии по ТЭЦ не было бы и этого скандала. Атамбаев подписал уже после парламента.

Впрочем, если верить Дастану Бекешеву, многие депутаты могли и не ведать о том, за что проголосовали, когда нажимали кнопки «да» в поддержку постановления по заключению депкомиссии. Время покажет.

Но сначала о поводе к законопроекту, который тоже имел место на этой неделе. Депутатская комиссия по расследованию причин аварии на ТЭЦ-1 Бишкека закончила работу. Побит рекорд всех предыдущих лет: предложено рассмотреть ответственность целых тридцати человек, среди которых — четыре бывших премьер-министра — Жанторо Сатыбалдиев, Темир Сариев, Жооомарт Оторбаев и Сапар Исаков, три бывших министра и один действующий,  а также бывшие чиновники рангом помельче.

Однако депутаты выставили главным виновником аварии на ТЭЦ и нецелевом использовании китайского кредита одного Сапара Исакова. Даже издание, которое, вроде бы, не замечено в любви к экс-премьеру, отметило: «Депутаты задают вопросы так, как будто стремятся доказать вину именно Исакова, а не объективно выяснять ситуацию».

В целом же сложилось впечатление, что депутаты ЖК вели себя так, будто готовились к выборам. Потому что едва ли не каждый стремился показать, как он бьется за народ. Что это значит? Что осенью нас ждут досрочные выборы? Тогда у нас для депутатов — плохая новость: не все из них попадут в следующий парламент. Поэтому им сейчас лучше молчать.

Но безусловным «хитом» стало выступление депутата от СДПК Рыскелди Момбекова. Сей парламентарий заявил:

— Те, кто проел деньги, рядом ходят. Если они проели, то немного. Кыргызы без этого не могут. Среди депутатов есть богачи, которые сами могут десять ТЭЦ построить. Мы знаем, у кого откуда деньги.

Что получается? Что депутат назвал всех кыргызов — целой народ — ворами? Этот вопрос, кстати, задаем не мы. Его задают в социальных сетях возмущенные пользователи. Которых, что вполне естественно, эти слова задели. Вообще-то в цивилизованных странах после таких слов… Хотя, нет — в цивилизованных странах депутаты имеют обыкновение следить за своими словами. Там такое вряд ли возможно.

После этого заявления Момбекова, сравнение экс-премьера Жанторо Сатыбалдиева с оберштурмбанфюрером фашистских СС Отто Скорцени из уст Зарылбека Рысалиева — это так, мелочь. Хоть и подсудная. Будет ли Сатыбалдиев подавать на Рысалиева в суд — пока неизвестно…

«Порадовал» и Исхак Масалиев, который заявил, что когда его отец — Абсамат Масалиев стоял во главе республики, талоны были только на винно-водочные изделия. Видимо, остальные дефицитные продукты (сахар там или сигареты) семья Масалиевых получала в спецраспределителях.

Глядя на все это, народ чешет в затылках и никак не может понять: разве такие популистские заявления и перепалки на парламентских заседаниях — и есть политика? Почему народ задает такие вопросы? Потому что видит: те, кто называет себя народными избранниками, совершенно не умеют разговаривать не только друг с другом, но и с народом. Потому что время давно показывает: самый понятный язык для общения власти с народом — это язык действий. Ну а если действий не видно, то, соответственно, нет и понимания.

Все это на состоянии кыргызстанцев весьма плохо сказывается. Криминальные сводки, публикуемые в СМИ, даже подготовленному человеку читать непросто. Очевидно, что в стране нарастает внутренняя агрессия. Прежде всего — на бытовом уровне: самом важном для общества. Кровавые драки между супругами, изнасилования детей — все это никак не прибавляет стране и народу позитивного мышления, к которому призывают заезжие гуру психологии семейных и межличностных отношений.

В чем причина этой деградации? Психологи, с которыми доводилось беседовать, говорят: деградация — результат той ситуации, которая сложилась после распада СССР. То есть, жажда наживы, культ денег, безнаказанность богатых и слабость перед ними бедных. Собственно, бедность и богатство — также следствие того безобразия, которое у нас названо «демократическими реформами». Ведь для чего изначально в мире придуманы законы? Чтобы сильный не вредил слабому. А у нас сейчас сложилось так, что «маленькому человеку» некуда и пожаловаться. В правительство? Но там сидят партийные назначенцы. В парламент? Та же история. Президенту? Но у него отобрали полномочия для решения многих вопросов. В милицию, прокуратуру и суды? Но как только «маленький человек» туда обратится, как в действие вступят родственные и прочие механизмы, которые развалят любое дело…

Кстати, о президенте и судах. На неделе Сооронбай Жээнбеков на заседании президентского Совета по судебной реформе заявил:

— Я хочу напомнить вам слова мудреца Калыгула, который говорил: «Справедливость возвышает, жадность ввергает в могилу». Суд – последняя инстанция, где люди ищут справедливости, судьи должны быть чистыми перед своей совестью и перед Богом.

Все это прозвучало, как доброе пожелание, которое можно выполнять, а можно и игнорировать — это личное дело каждого.

Также президент отметил:

— Реформа необходима. На встречах с населением я часто слышу о вопиющих фактах нарушений прав человека коррумпированными судьями. 70% обращений в мой адрес касаются этой проблемы. За последние годы принято 17 кодексов и несколько законов, регулирующих судебно-правовую реформу. Однако темпы реформы, к сожалению, оказались значительно ниже ожиданий общественности, она запаздывает.

Слова сказаны правильные. Но в стране, к сожалению, сложилась давняя традиция: не слушать президента. Даже тогда, когда он обещает, что все будет находиться под его личным контролем. Потому что у самого президента едва ли хватит на это времени, поэтому все зависит от того, кому президент поручит контроль над судами. Простые люди это тоже понимают, поэтому расценили слова президента, как сигнал того, что председатель Верховного суда Айнаш Токбаева вскорости лишится своего поста — и больше никак.

Но объективности ради, надо отметить, что судьи выносят решения в тех рамках, какие им установила сложившаяся в государстве система власти.

Для того, чтобы в этом убедиться, достаточно заглянуть в Конституцию Кыргызской Республики. Пункт 1 статьи 94 гласит: «Судьи независимы и подчиняются только Конституции и законам».

А вот пункт 3 статьи 64 — той, где про президентские полномочия:

«Президент:

1) представляет Жогорку Кенешу кандидатуры для избрания на должности судей Верховного суда и Конституционной палаты Верховного суда по предложению Совета по отбору судей;

2) представляет Жогорку Кенешу для освобождения от должности судей Верховного суда и Конституционной палаты Верховного суда по предложению дисциплинарной комиссии при Совете судей или Совета судей в случаях, предусмотренных настоящей Конституцией и конституционным законом;

3) назначает судей местных судов по предложению Совета по отбору судей;

4) освобождает судей местных судов по предложению дисциплинарной комиссии при Совете судей или Совета судей в случаях, предусмотренных настоящей Конституцией и конституционным законом».

И где здесь независимость судебной системы, если между ними и народом находятся «посредники» в виде президента и Совета по отбору судей? В советское время, о котором сейчас тоскует народ, суды всех уровней ИЗБИРАЛИСЬ! Народные судьи (по нашему — местные) избирались на собраниях граждан по месту их работы или жительства открытым голосованием — на два с половиной года. Все вышестоящие суды избирались соответствующими Советами народных депутатов — уже на пять лет. Верховный Суд СССР избирался Верховным Советом СССР —  также на пять лет. У нас же по Конституции только Жогорку Кенеш избирает судей Верховного суда. Он же и утверждает Совет по отбору судей. А туда может попасть, кто угодно.

В общем, до тех пор, пока в стране статьи Конституции противоречат одна другой, а качество властей оставляет желать много лучшего, кризисные явления не прекратятся. У Бисмарка нашлись строки: «С плохими законами и хорошими чиновниками вполне можно править страной. Но если чиновники плохи, не помогут и самые лучшие законы».

А как быть, если плохи и законы и чиновники?

Асан Эралиев

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

comments powered by HyperComments
Поделиться