Сергей Масаулов: «Если Алмазбек Атамбаев будет действовать исключительно в политической плоскости, возникнут предпосылки для настоящего конфликта»

Автор -

    KNews взял интервью у руководителя Центра перспективных исследований Сергея Масаулова, ранее возглавлявшего Институт стратегического анализа и оценки при президенте Кыргызстана Курманбеке Бакиеве.

    Как Вы считаете, если бы Институт стратегического анализа начал действовать несколько раньше, Вы бы помогли Курманбеку Бакиеву удержаться во власти?

    В задачи Института стратегического анализа не входила задача «удержания» президентов, сохранения власти и так далее. Мы работали исключительно с программами развития страны, с гармонизацией некоторых социальных процессов, идущих в республике. Вот и все.

    В какой-то момент я вообще не появлялся там, лишь приносил какие-то записки, передавал в Секретариат, не знаю, как там они дальше двигались, потому что в одно время меня… Как сказать? Ну, немного в сторону поставили. Потому что, видите, у меня манера такая – достаточно жестким бываю. Я сразу говорю: «надо делать вот так», и если меня не принимают, то я говорю: «ну извините, я говорю то, что есть».

    24 февраля 2010 года я привез им записку, в которой был показан рост социального протеста в процентном отношении, и даже было сравнение, согласно которому Акаева свергли при росте социального протеста в два раза меньшем, чем был на тот момент. Более того, там были прямые рекомендации, как следует поступить.

    В частности — это были рекомендации кадрового типа: кого нужно было срочно снимать с должностей, потому что эти люди просто злили народ, и их нельзя было выпускать на публику даже просто говорить. Также в записке были предложения: первое — отменить решение о повышении тарифов, притом немедленно; второе — поставить вопрос об остановке приватизации государственных компаний. Кроме того предлагалось предварительно обсудить эти вопросы на более широких общественных площадках, то есть получить общественное согласие. Ну и предлагалось все то, с чего мы начинали, когда я только-только пришел в Институт — мы тогда начинали попытку сложить форматы взаимодействия власти с обществом и деловой средой, то есть включить снова эти форматы, потому что было уже немыслимо все это… И количество таких вот факторов – возмущающих – было невероятно большим.

    Кому конкретно Вы передавали эти записки?

    Нет, этого я не могу сказать.

    Тут вот в чем дело: не надо думать, что институты нашего типа – стратегические – являются элементом власти. И прямо непосредственно внутри власти работают на выработку каких-то конкретных решений. Все, что мы можем, как институт стратегический, это формировать некие представления. Мы можем формировать то, что потом станет стратегией, мы можем формировать понимание этого всего, но решение лежит в нашей стране, по крайней мере — всецело на властных структурах. Только там формируется окончательно то, что потом станет решением, окончательно подающимся в общество.

    Это очень важный момент, потому что у нас обычно путают, думают, что Институт стратегического анализа – а сейчас Национальный институт стратегического анализа – это какая-то группировка людей, которые сидят и прямо в уши заливают… Нет такого и никогда не было.

    Каких именно политиков, чиновников Вы рекомендовали бы убрать?

    Это, конечно, не секрет, но сейчас эта информация представляет собой настоящий конфликтоген. Этого нельзя говорить.

    Можете хотя бы сказать, находятся ли они сейчас у власти?

    Это вопрос оттуда же, из той же оперы. Я никогда не скажу того, что обстановку накалит.

    Прокомментируйте то, что Кыргызстан недавно обзавелся новым президентом.

    Я считаю, что выборность, сам выборный процесс — это очень важная институция. Если к демократии относиться не просто как к «трепотне», а как к реальному выбору страны, то процедура соблюдена, выбор произошел. Пусть с различными нарушениями и так далее, но выбор произошел. И это выбор народа. В этом плане президент есть.

    А в каком плане его нет?

    Это уже вопрос для любого президента, не только для нашего. Народ тебя выбрал, дальше – подтверждай.

    Как считаете, Атамбаев сможет подтвердить?

    Здесь вопрос в следующем: если будут выработаны стратегические программы правильных ходов страны, сохраняющих национальную суверенную государственность и одновременно позволяющие обрести те самые ресурсы, которые нам необходимы, обрести положение страны в мировом порядке, не провалиться снова в многовекторность, а очень точно расставить акценты того, что мы будем делать, то тогда, конечно, Атамбаев будет очень успешен.

    Если же он своим окружением будет притянут в другое поле — поле расстановки кадров и только, вот этого бесконечного перебора, кого куда поставить, на какое место; поле, где он вынужден реагировать на какие-то обещания данные ранее – чисто политические, то есть, если его «утянут» в исключительно политическую плоскость, здесь возникнут предпосылки для настоящего конфликта.

    А пока из того, что происходит, мы не можем делать никаких выводов. Пока еще идет формирование. С моей точки зрения, он достаточно правильно делает, что сохраняет свою позицию как арбитра во всех тех конфликтах, которые сейчас начались – в частности, в парламенте. Сейчас же к нему все вынуждены обращаться как к арбитру. Это правильная президентская позиция, он — арбитр.

    Вы говорите, что Кыргызстан должен отойти от многовекторности. Какого вектора в таком случае нам лучше всего придерживаться?

    Для стран нашего типа многовекторность есть неопределенность, и соответственно — нарастание конфликтной среды. Нам же необходимо выбирать некую определенность. С точки зрения многочисленных, многократных двадцатилетних социологических исследований, наш вектор это – Казахстан, Россия. Это народный вектор.

    В политике этот вопрос крутится, конечно, по-разному — были и есть люди, которые тянут на запад, есть традиционалисты, всякие есть… Но, когда я говорю о том, что вектор это — Казахстан и Россия, это не значит, что надо в советском смысле туда идти и ждать когда нас там примут. Нужно собственный путь выбирать, путь собственного национального развития, вот при этом международном векторе. Тем более мы страна, рядом с которой расположен Китай, что тут другое можно делать, как ни формировать нормальные взаимоотношения с соседями? Вот этим нам нужно заняться, потому что пока у нас взаимоотношения с соседями, к сожалению, не очень хорошие.

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Поделиться