Эдуард Кубатов об инвестициях, конфликтах и реформах в горнодобывающей отрасли

Автор -
282

    В настоящее время в Кыргызстане разрабатывается новый пакет законопроектов в сфере недропользования, направленных на развитие горнодобывающей отрасли. Между тем, один из главных секторов промышленности страны остается в состоянии стагнации.

    В интервью KNews генеральный директор двух дочерних компаний крупнейшего российского золотодобывающего предприятия ОАО «Полюс Золото» в Кыргызстане – ЗАО «Талас Голд Майнинг Компани» и ОсОО «Полюс Кыргызстан» — Эдуард Кубатов поделился результатами своей недавней поездки в Индонезию и взглядами на текущее состояние горнодобывающей отрасли Кыргызстана и проводимых правительством реформах.

    Эдуард Джумакадырович, расскажите о своей поездке в Индонезию.

    В марте я был приглашен Министерством иностранных дел и Торгово-промышленной палатой Индонезии. Это был мой частный визит как менеджера и инвестора. У Индонезии своя история успеха в горнодобывающей отрасли. За 10 лет ей удалось поднять ее в десятки раз. Если в 1997 году доходы Индонезии от горнодобывающей отрасли составляли 700 миллионов долларов, то в 2011 году эта сумма достигла 9 миллиардов долларов.

    Я подготовил две презентации – по Кыргызстану в целом и по нашей горнодобывающей отрасли. Встречался с губернаторами четырех крупнейших горнодобывающих провинций, с представителями Министерства иностранных дел и Торгово-промышленной палаты. Это была хорошая возможность обменяться опытом и посмотреть, что было бы применимо у нас. Конечно, есть вещи, неподходящие Кыргызстану, но многое можно взять на заметку.

    А за счет чего произошел такой большой рост в Индонезии?

    Во-первых, благодаря прозрачному и неусложненному законодательству. Во-вторых, гарантированной защите инвесторов. В-третьих, децентрализации управления природными ресурсами. В частности, у губернаторов есть право выдавать лицензии на общие, нестратегические месторождения, поэтому они сами ищут инвесторов, создают для них условия, защищают их интересы. У них личная заинтересованность в развитии отрасли, потому что губернатор – должность выборная, и каждые четыре года им нужно доказывать электорату свою эффективность.

    Каков объем инвестиций в горнодобывающую отрасль в Кыргызстане сегодня?

    Самое интересное, что ни один государственный орган не обладает точными данными об этом. У бизнеса, естественно, свои расчеты. По моим данным за 2010-2011 годы общий объем инвестиций не превышал 400 миллионов долларов в год и в геологоразведку, и в промышленную разработку. Львиная доля этой суммы – капитальные вложения «Кумтора», так что фактически удельный вес других инвесторов очень незначительный. 400 миллионов долларов – это очень мало для страны с колоссальной ресурсной базой. По количеству минеральных ресурсов на душу населения Кыргызстан уступает только России и Монголии, значительно опережая другие центральноазиатские страны.

    Для сравнения, в горнодобывающую отрасль Монголии с населением в 2,7 миллионов человек инвестиции идут по 4,5-5 миллиардов долларов в год — в 10 раз больше, чем в Кыргызстан. И в течение двух лет они выйдут на 10 миллиардов в год. Монголия сейчас – самая быстро развивающаяся экономика в мире, где горнодобывающая отрасль составляет 70 % от ВВП.

    Сколько средств выделяет государство?

    На промышленную разработку не выделяется ничего. На геологоразведку из госбюджета идет минимальная сумма. Говорят, что будет выделено 800 тысяч долларов, но это мизер, годовой бюджет малого предприятия. Так что, по большому счету, горнодобывающая отрасль развивается только благодаря инвесторам, а их около 800 компаний.

    Довольны ли Вы работой правительства по привлечению инвестиций в горнодобывающую отрасль?

    Вообще, работы как таковой нет. Единственное, что обнадеживает, так это инициатива правительства по реформированию законодательства в сфере недропользования. Прежние законы не отвечали современным требованиям рыночной экономики, поскольку были наследием советского жесткого административного управления в горнодобывающей отрасли. Сейчас другие времена и нужно менять условия. Специально была создана рабочая группа во главе с министром экономики и антимонопольной политики Темиром Сариевым под патронажем вице-премьер-министра Джоомарта Оторбаева. Самые лучшие специалисты и эксперты нашей компании также активно участвуют в рабочей группе. Я думаю, если в апреле-мае новое законодательство будет принято, можно будет думать о привлечении инвесторов.

    Но есть одно но. В Кыргызстане очень тяжелая ситуация с госбюджетом. В этих условиях у правительства есть желание ввести новые налоги, неналоговые платежи, тем самым создавая дополнительные обременения для инвесторов. Налоги создают экономику любого проекта, и если они будут неадекватно большими и постоянно возрастающими, то инвесторов все равно не будет даже при самом лучшем законодательстве. Должен быть баланс. Если эффективное законодательство и адекватное налогообложение будут под одним знаменателем, то тогда, думаю, у Кыргызстана будут перспективы быстро поднять горнодобывающую отрасль.

    Насколько, по Вашему мнению, новое законодательство улучшено?

    Не отрицаю, что оно реально будет улучшено. В нем прописана защита инвестиций и прав инвесторов, сформированы открытые и прозрачные схемы выдачи лицензий через конкурсы и аукционы. Есть экономические рычаги регулирования, то есть у государства минимизированы административные функции по выдаче и отзыву лицензии. Очень важный аспект нового законодательства в том, что в нем прописано исключительное право трансформации лицензии с геологоразведки на промышленную разработку. Вся геологоразведка была проведена еще в советское время, за последние 20 лет не было открыто ни одного нового месторождения, лишь доисследовались или ставились на баланс. Новый закон позволит привлечь инвестиции в геологию. Иначе мы просто потеряем ее как отрасль.

    Другие положительные сдвиги – система «единого окна», когда инвестор, получив лицензию, автоматически оформляет земельный отвод на месторождение и может сразу приступать к работе. Почему это важно? Потому что инвестор теряет годы на оформление земельного отвода и выстраивание отношений с органами местного самоуправления. Механизмы получения земель бюрократичны, сложны и несут коррупционную составляющую.

    А как Вы относитесь к инициативе Жогорку Кенеша об отчислении  горнодобывающими компаниями 2 % прибыли в местные бюджеты?

    Конечно, законопроект появился не от хорошей жизни. Государство в очередной раз перекладывает свои обязательства по развитию местных сообществ на инвесторов. Но я не уверен, что этот законопроект будет принят. Считаю, что 2 % не решат проблемы местных сообществ. Было бы правильнее, чтобы значительный процент налогов горнодобывающих компаний оставался органам местного самоуправления, но, к сожалению, государство не хочет делиться налогами, а создает дополнительные отчисления.

    Знаете, когда инвестор приходит, платит налоги, платит в различные фонды развития регионов, помогает местным жителям, и кроме того должен платить еще 2 % неналоговых отчислений, это на самом деле усложняет привлечение инвестиций.

    Но по новым нормативам двухуровневого бюджета на 2012 год 50 % налогов на пользование недрами впервые будут отчисляться в местные бюджеты…

    Тогда вопрос в эффективном администрировании этих налогов. Реально ли эти 50 % будут оставаться местным бюджетам? Дождемся результатов работы правительства.

    В последнее время участились конфликты между местными жителями и горнодобывающими или геологоразведочными компаниями. Речь идет о конфликтах между жителями села Арал Таласской области и ОсОО «Талас Копер Голд», жителями Ала-Букинского района Джалал-Абадской области и ОсОО «Full Gold Mining», а также о выступлении жителей Жумгальского района Нарынской области против разработки месторождения «Сандык». По объективным ли причинам они возникают?

    Да, это большая проблема, и возникла она не сегодня, и даже не вчера, она назревала долгие годы. Существующие конфликты – результат непрозрачной и несправедливой политики государства в горнодобывающей отрасли. Получилось как: правительство выдавало лицензии на геологоразведку и промышленную разработку, но не учитывало мнение местных сообществ, не просчитывало риски. В итоге инвестор приходит на месторождение и сталкивается с противостоянием.

    В этом плане я на стороне местных жителей, ведь геологоразведочная и горнодобывающая деятельность влияет на их привычный уклад жизни и экосистему, приносит риски для здоровья и природы и значительно меняет их жизнь, как в положительную, так и в отрицательную сторону. Естественно, у местных жителей есть право защищать себя и требовать, чтобы центральная власть считалась с их мнением. Вот эта система оценки позиций местных жителей не была проработана.

    По большому счету, государство отстранилось от решения проблем и урегулирования конфликтов между инвесторами и местными жителями. Оно только выдает лицензии, но не содействует развитию и защите инвестиций. Инвестору приходится самостоятельно выстраивать отношения, реализовать социальные и образовательные проекты и выполнять прямые функции государства по развитию местных сообществ.

    Как Вы думаете, есть ли политический компонент в этих конфликтах? Другие компании утверждают, что они искусственно создаются для лоббирования интересов отдельных групп лиц.

    Я не исключаю такой вариант, но это трудно доказать. Единственное, что могу сказать – напряженность и протест местных жителей, неважно спланированные или незапланированные, есть.

    Что Вы предлагаете для решения проблемы?

    Главная причина в непрозрачной схеме выдачи лицензий. В лицензирующих органах должны присутствовать представители местных органов самоуправления и гражданского общества. Им с этим жить, они и должны участвовать в принятии решений. Ну, и конечно, важно отчислять приличную долю налогов в местные бюджеты, как я уже говорил. Жители должны видеть практический результат от деятельности горнодобывающих компаний.

    Вам не кажется, что в стремлении подружиться с местными жителями инвесторы иногда поощряют иждивенчество, предлагая денежную помощь, льготные кредиты и так далее?

    К сожалению, такое тоже есть. Активная политика социальной ответственности правильна, но она должна быть направлена на развитие общества, а не на воспитание иждивенчества. Но я думаю, это болезнь роста. Инвестору приходиться идти на такие шаги. Если в ближайшее время начнет работать новое законодательство, то это исчезнет.

    Например, наша компания поддерживает только развитие инфраструктуры. Для нас приоритетны ирригация, дороги, мосты, сельское хозяйство и социальные и образовательные проекты. Мы не выдаем денег на юбилеи, торжества, кредиты или безвозмездные ссуды.

    Как инвесторы отнеслись к назначению Учкунбека Ташбаева директором Государственного агентства по геологии и минеральным ресурсам?

    Деловые круги неоднозначно, а порой, крайне отрицательно оценивали деятельность бывшего Министерства природных ресурсов во главе с Замирбеком Эсенамановым. Поэтому назначение Учкунбека Ташбаева было воспринято всеми инвесторами положительно. Ташбаев – один из успешных министров и управленцев страны, у него либеральные взгляды и превосходное экономическое образование. Мы должны отходить от того, что на руководящие должности назначаются сугубо представители отрасли. Его задача — создать условия, а для этого не требуются специальные знания, нужны политическая воля и желание. Время покажет, насколько он будет эффективен. Сейчас важно, что он пытается сохранить компетентный состав Госагентства.

    Не могли бы Вы выделить наиболее существенные проблемы горнодобывающей отрасли, тормозящие ее развитие?

    Самое основное – политическая стабильность. Мы-то с вами привыкли жить в такой обстановке, но со стороны у нас действительно нестабильно. Сегодня инвесторы при расчетах экономики проектов в Кыргызстане делают 20-30-процентный политический дисконт. Кыргызстан приравнен к Афганистану.

    Во-вторых, отсутствие прозрачного и эффективного горного законодательства. Пока его нет, не будет ничего. В-третьих, непоследовательность экономической политики. Любые экономические решения не должны обременять инвесторов и ухудшать регулятивное и налоговое законодательство Кыргызстана. Инвестор должен быть абсолютно уверен, что внутренняя экономическая политика не ухудшит его положение.

    Поделиться