Расследование K-News: Схемы и проблемы государственного предприятия «Кыял»

Автор -
563

    Редакции KNews стало доступно заключение депутатской комиссии по ситуации на государственном предприятии «Кыял». Учитывая, что деятельность директора предприятия Султанбека Макашова многие годы вызывает нарекания со стороны ремесленников, а из заключения следует, что на предприятии все эти годы царит полный порядок, KNews решил поговорить с теми, кто непосредственно причастен к «Кыялу».

    Тагай Шаршеналиев – Член Союза Художников Кыргызстана, мастер-ювелир, специализирующийся на изготовлении национальных украшений из серебра. Много лет проработал в «Кыяле» мастером, позднее арендовал на территории «Кыяла» площадь под собственную мастерскую.

    «Мне бы хотелось, чтобы все было как раньше, когда в «Кыяле» организованно работали мастера разных направлений. Чтобы был большой торговый зал, общая реклама. А не так, как сейчас, – здание, оснащенное всеми коммуникациями, которое предназначено для ремесленников, сдается в аренду розничным торговцам, а народные мастера рассредоточены по городу, арендуют мастерские, кто где найдет. Я начал работать в «Кыяле» в 1987 году, поэтому я помню, как было. В 1990-х стали невыносимыми условия труда. Когда я уехал на заработки в Россию и отсутствовал два месяца, администрация «Кыяла» вскрыла мою мастерскую и конфисковала все мое оборудование. Наверное, думали, что я не вернусь. Я вернулся. Кое-что из отнятого, якобы «в счет уплаты аренды», мне удалось обнаружить и вернуть, но многое исчезло бесследно. Сумма, которую я должен был за аренду, даже близко не шла в сравнение со стоимостью моего оборудования», — сообщил он.

    В настоящее время Тагай Шаршеналиев продолжает работать ювелиром, арендуя помещение на автосборочном заводе. В его бригаде 9 мастеров.

    Хадича Мадеюн – ветеран труда СССР, победитель соцсоревнований, была удостоена звания «Лучший производственник». Работала в «Кыяле» с 1969 по 2009 годы. Ушла с предприятия в должности начальника цеха войлочной игрушки.

    «Я попала под сокращение. В 2009 году Макашов ликвидировал мой цех и организовал другой, объяснив это тем, что наша продукция перестала отвечать требованиям рынка. Между тем, я на протяжении 15 лет просила его закупить для цеха новое оборудование, но он ничего, даже швейной машины, для нас не приобрел. И ничего не сделал для того, чтобы надлежащим образом наладить сбыт продукции. В 2006-2008 годах сотрудники цеха по полгода не получали заработную плату. Тогда, чтобы хоть что-то заработать, я была вынуждена сама заняться реализацией, пристраивая товар по магазинам. Оклад в цехе был мизерный, в 2009 году зарплата составляла 3 тысячи 400 сомов в месяц. Когда Макашов ликвидировал наш цех, я пристроила своих сотрудников, кого смогла, по другим цехам. А остальные – уволились», — рассказала она.

    Айнагуль Тынаева – швея-вышивальщица, 34 года проработавшая в калпачном цехе «Кыяла».

    «Я вышла на пенсию в 2010 году. Мой трудовой стаж составляет 41 год, из них 34 года, с 1976 по 2010-ый, я работала в «Кыяле». Когда я узнала, какую мне начислили пенсию за эти 34 года ручного труда, – 2 тысячи 146 сомов, – я хотела плакать от отчаяния. Как мне объяснили в Соцфонде, «Кыял» не производил социальных отчислений с моей заработной платы с 1990 по 2008 годы. Я пыталась поднять документы в архивах «Кыяла», но, как я поняла, архив предприятия находится в ужасающем состоянии, – ничего нельзя доказать. Мой случай – не исключение. Еще несколько моих коллег оказались в такой же ситуации», — сообщила она.

    Жылкычы Шаршенбиев – признанный народный мастер, специалист по изготовлению седел. Работал в «Кыяле» с 1975 по 1980 годы и с 1982 по 1984 годы, в 1986 году выполнял специальный заказ Москвы – делал седло в подарок президенту США Рональду Рейгану.  

    «Пока Макашов в «Кыяле», я там работать не буду. В 1986 году он был главным художником «Кыяла». Он пришел ко мне с просьбой сделать седло для президента США. Это было распоряжение Москвы. Заказ – политический. Я сделал. Седло Рейгану подарили, кыргызским мастерам – честь и хвала. И тут я выясняю, что оказывается автор седла – Султанбек Макашов! Мой шедевр себе присвоил, вместе со всеми почестями. Я дошел до верхов. Жаловался. Отстаивал правду. Передо мной тогда долго извинялись. Макашова с должности главного художника сняли. Однако прошли годы, и, думаю, что он снова всем говорит, что седло в подарок президенту делал он. Я хотел бы работать в «Кыяле». Еще в Советское время я был одним из тех, кто отстаивал на всех уровнях необходимость построить для народных ремесленников отдельное здание. Нам выделили территорию. На строительстве «Кыяла» трудились сами мастера. А теперь там сидит Макашов. Несколько человек все еще пытаются разобраться: пишут в СМИ, правительству, депутатам. Но когда комиссии начинают работать, то, по моему мнению, почему-то не вникают в суть вопросов, а слушают тех, кто громче кричит. Громче всех кричат торговцы с базара, которые сидят на месте, отведенном Дому народных мастеров», — поделился мастер.

    Эркебу Джумагулова – Член Союза Художников Кыргызстана, художник-прикладник. Работала в «Кыяле»  с 1975 по 1988 годы штатным художником, с 1988 по 1996 годы надомным мастером.

    «В начале 80-х годов я в составе группы мастеров объездила весь Кыргызстан, собирая образцы традиционного народного творчества. В итоге мною в соавторстве с художницей Ольгой Семаковой был составлен уникальный альбом разновидностей кыргызских вышивок и ткачества, с подробными инструкциями по их воспроизведению. Султанбек Макашов тогда занимал должность главного художника «Кыяла». Мы передали ему данный альбом (который существовал в единственном экземпляре, в 80-ые годы практически не было копировальной техники) и все образцы, поскольку Макашов пообещал нам опубликовать данный многолетний труд. В результате ни своей рукописи, ни, тем более, опубликованного материала мы так и не увидели. Мне душой обидно за этот труд – он мог бы стать настоящим достоянием Кыргызстана, пособием для народных мастеров, работающих в жанре декоративно-прикладного искусства. А вместо этого хранится где-то в  архивах  . В те годы я написала заявление в МВД, чтобы разобрались с фактом хищения нашей интеллектуальной собственности. Один из оперативников, занимавшихся следствием, сказал мне, что наш с Ольгой труд был опубликован в Москве, но денег мы не получали. Потом дело прекратили и мне неизвестна его судьба. Как-то я сидела дома с грудным ребенком, когда пришел человек, представившийся начальником отдела кадров МВД, и начал пугать меня, говорить, чтобы в это дело не лезла и Макашова не трогала», — рассказала она.

    Сейчас у Эркебу Джумагуловой есть собственная творческая группа из 6 мастеров.

    Аналогичная ситуация сложилась и с другим мастером.

    Галина Турдыева – Член Союза Художников Кыргызстана, художник-прикладник, специализируется на текстиле. Работала в «Кыяле» с 1974 по 1990 годы.

    «С 1975 приблизительно по 1980 годы мы каждый год выезжали в республиканские экспедиции, собирали и вручную отрисовывали материал. Результатом кропотливой работы становились альбомы о различных видах народного творчества: отдельно по шырдакам, отдельно по ювелирному делу и т.д. В их подготовке участвовали многие мастера: и я, и Калипа Асанакунова, и Татьяна Воротникова, и другие. Потом альбомы издавались. Курировал их издание Макашов на правах главного художника. Но ни в одном из них не были указаны наши фамилии, и авторского гонорара мы тоже не получали. Позднее, уже в годы независимости, альбомы переиздавались, и снова без указания авторства. Обидно за свой труд», — сообщила она.

    Сейчас у Галины Турдыевой своя мастерская «Кииз».

    Оперативником, который занимался делом художницы Эркебу Джумагуловой, был Таштанбек Жанузаков, ныне пенсионер МВД, а в 1980-ые годы – сотрудник Отдела по борьбе с хищениями социалистической собственности МВД Киргизской ССР.

    KNews удалось связаться с ним.

    «Дело о хищении авторской собственности Эркебу Джумагуловой далеко не единичное. К примеру, было дело о присвоении 300 авторских рисунков художника Садыбакаса Кадыралиева по которому преступнику светила статья 88 Уголовного кодекса СССР («Организованное хищение в особо крупных размерах»), иными словами, от 10 до 15 лет лишения свободы. Схема была такая: художник готовил рисунки, получал за них гонорар, после чего через Торгово-промышленную палату был осуществлен выпуск альбома, где в качестве авторов указывалась группа подставных лиц. Каждому из подставных «авторов» причитался крупный гонорар – всю сумму присваивала группа Макашова. Таким образом, с одной стороны – это жульничество, приносящее ущерб государству, с другой – грубейшее нарушение закона об авторском праве. В случае с рисунками Садыбакаса Кадыралиева сумма, которую преступник получил обманным путем, составила 18 тысяч советских рублей. Для сравнения, в те годы автомобиль марки «Жигули» стоил не более 7 тысяч. По советскому законодательству хищение свыше 10 тысяч расценивалось как особо крупное. Но им удалось избежать наказания благодаря поддержке из ЦИК коммунистической партии Киргизии. По указке сверху дело было прекращено одновременно и в МВД, и Прокуратурой. А меня, как опасного свидетеля, в 1987 году отправили работать в Нарын. Хочу также сказать, что в архивах МВД должны были сохраниться материалы данного уголовного дела. Там точно можно уточнить, кто проходил по делу обвиняемым, и что стало основанием для прекращения.

    В завершении разговора с KNews, Таштанбек Жанузаков отметил, что он располагает документами, которые могли бы помочь разобраться в деяниях, совершенных Султанбеком Макашовым на посту главного художника «Кыяла» во времена СССР.

    K-News обратился за комментариями к самому Султанбеку Макашову, который сказал, что в настоящее время у госпредприятия нет никаких долгов ни перед Соцфондом, ни перед Налоговой службой.

    «У нас нет долгов по выплате долгов и отчислений в Соцфонд, недавно мы принимали участие в тендере, а вы знаете, что в тендере нельзя участвовать не имея соответствующих документов, которые подтверждают, что у организации нет никаких долгов. По поводу сокращения штата и производства, могу сказать, что сейчас все в порядке, проблемы были после развала Советского союза. Когда время поменялось, производственные связи порвались, заказов практически не было. Что касается нарушений — по каждой жалобе у нас есть документированное основание и каждый может с ним ознакомиться. По поводу сдачи в аренду территории «Кыяла» могу сказать, что это не мое решение. Все это делалось на основании решения мэрии Бишкека, в то время была большая стихийная торговля, и муниципалитет поручил мне отдать в аренду этим торговцам участки. На сегодняшний день это самый дешевый рынок в стране, арендаторы отдают по 30 сомов за метр. Особого дохода мы с этого не имеем, налоги расходуются по своим статьям, то есть затраты на электроэнергию, вывоз мусора, убору, охрану и прочее», – прокомментировал Султанбек  Макашов.

    Для справки: Государственное предприятие «Кыял» создано в декабре 1969 года. В 1994 году постановлением правительства КР «Кыял» был выведен из состава Министерства промышленности и безвозмездно, со всем наличным имуществом, передан частной структуре – Общественному Объединению «Союз народных мастеров». Оба этих предприятия, – и Национальное объединение народных художественных промыслов «Кыял» и Союз народных мастеров – начиная с 1994 года по сегодняшний день, возглавляет Султанбек Макашов. В сентябре 2011 года постановлением правительства «Кыял» передан в ведение Министерства государственного имущества, однако образованный на базе министерства (в связи с его ликвидацией ) Фонд по управлению государственным имуществом до сих пор не приступил к управлению «Кыялом». 

    Поделиться