Равшан Жеенбеков о работе парламента, отставке правительства и планах на будущее

Автор -

    В конце прошлой недели завершилась вторая сессия V созыва Жогорку Кенеша. Парламентарии разошлись на 2-месячные каникулы. KNews решил узнать мнение одного из самых активных депутатов Равшана Жеенбекова (без фракции) о работе парламента и других процессах, происходящих в стране.

    Завершилась очередная сессия нынешнего парламента, расскажите, как Вы оцениваете работу Жогорку Кенеша?

    Мне тяжело давать оценку парламенту, поскольку я все-таки являюсь его членом. Как и любой организм, парламент имеет свои определенные недостатки и успехи. Но я могу сказать, что по сравнению с предыдущими созывами этот является достаточно открытым и прозрачным. Многие вещи, вопросы, решения, которые принимаются здесь, сразу становятся достоянием общественности. Парламент сейчас не может что-то скрывать, и это уже не тот орган, который был во время предыдущих президентов, когда можно было протащить какие-то коррупционные вещи незаконным путем. Сейчас это практически невозможно. Поэтому сегодня, несмотря на все свои недостатки, парламент в какой-то мере лучше, чем предыдущие. Сейчас из-за того, что у нас 5 разных фракций, в парламенте появляется свобода слова, плюрализм мнений, конкуренция между партиями, свободомыслящие депутаты, которые не всегда могут соглашаться с решением фракции и парламента. Этот процесс можно рассматривать как достижение нашего парламента, достижение парламентской формы правления.

    Но все же есть такие схемы, когда тот или иной лоббирует свои интересы через других?

    Я бы не сказал, что это такая системная вещь, но мне кажется, это иногда встречается. Иногда бывает так, что тот или иной по каким-то вопросам или по своему взгляду может не удовлетворить большинство или группу, которая имеет достаточно сильное влияние. Не буду говорить о других, но скажу то, что сам пережил и иногда переживаю. Я исключен из фракции «Ата Мекен», и многие люди, даже в гражданском секторе, которые хотят лоббировать какие-то идеи, в здоровом смысле этого слова, говорят мне, что если дадут мне этот закон, и я буду его продвигать как инициатор, то мне могут оказать сопротивление, например, в лице фракции «Ата Мекен». Я не могу сказать, что они правы, не все члены этой фракции могут выходить против того или иного законопроекта, который я инициирую, потому что все-таки в «Ата Мекене» достаточно много продвинутых, здравомыслящих, патриотичных людей.

    Но иногда бывает и так, что выходят против. Например, Эркин Алымбеков (Ата Мекен), он является председателем Комитета по конституционному законодательству, государственному устройству и правам человека. Я инициатор законопроекта о паспорте гражданина Кыргызстана. Я не могу этого утверждать, но мне кажется, что он выступает против этого законопроекта и работает против него и лично меня только из-за того, что ненавидит меня. Он придумывает препоны, иногда специально затягивает продвижение законопроекта по различным причинам. Я могу сказать, что он переносит личные вопросы на профессиональные отношения. Поэтому такие случаи встречаются, но это не практика массового характера, это единичные случаи.

    Что Вы скажeте по поводу состава парламента, среди вас есть пассивные депутаты?

    На самом деле парламент – это такой орган, в котором собираются все представители нашего общества, образованные и необразованные, опытные и неопытные, политики и предприниматели. Парламент – это зеркало нашего общества. Какое общество, такой и парламент. И не надо «поливать» Жогорку Кенеш, а парламенту не надо обижаться.

    Потому что действительно, парламент – это отражение общества. Взять, например, выборы в Наблюдательный совет ОТРК. Те люди, которые были достаточно интеллектуально сильны, продвинуты, не прошли в его состав. Например, Эльвира Сариева, Бегаим Усенова. Я голосовал за них, но они не прошли. Потому что парламент отражает уровень развития нашего общества, то есть, продвинутые, образованные, интеллектуально сильные люди не могут найти поддержку в нашем парламенте, так как Жогорку Кенеш больше поддерживает людей местного мышления, людей, которые думают только в рамках Кыргызстана, а не мыслят глобально.

    Да, в парламенте есть сильные депутаты, есть слабые депутаты, это тоже нормально, весь Жогорку Кенеш не может быть сильным. У нас сейчас около 30-40 % достаточно активных депутатов, которые разрабатывают законопроекты, участвуют в жизни парламента, принимают участие в разных политических мероприятиях, круглых столах, конференциях. Но есть и довольно большая пассивная часть, и это тоже нормально.

    Потому что многие пришли не для того, чтобы профессионально заниматься политикой, а пришли для того, чтобы защищать свой и собственность.

    Что Вы скажите по поводу инициативы гражданского сектора выразить вотум недоверия парламенту?

    Я хочу сказать, что любой гражданин имеет право выражать свое мнение, будь оно позитивным или негативным, в отношении любого вопроса. Я хотел бы, чтобы в нашей стране было больше таких процессов, особенно свободы слова, собраний. Я считаю, что это показатель демократии.

    Но также я хочу отметить, что от того, что мы распустим парламент, лучший Жогорку Кенеш мы уже не получим. Новый парламент будет таким же, а возможно, даже хуже. Я уже сказал, что парламент – это всего лишь зеркальное отображение общества. Конечно, граждане имеют право выражать свое мнение, пусть собирают подписи для выражения недоверия, но я уверен, что их желание получить лучший парламент не оправдается.

    Какие у Вас отношения с членами фракции «Ата Мекен» и ее лидером после Вашего исключения из состава фракции?

    Я депутат, я политик, и, несмотря на какие-то конфликты, мы иногда работаем совместно. И со всеми «атамекеновцами» у меня достаточно хорошие деловые отношения, с лидером тоже уважительные отношения. Иногда я выступаю против его идей, иногда поддерживаю. Это политика, и мы должны вести себя цивилизованно, даже если конфликтуем, мы должны общаться, как депутаты.

    Каково Ваше мнение по поводу одной из самых громких инициатив парламента в этом году – отставки правительства?

    Насколько я знаю, сейчас уже собрано 45 подписей, это конституционное право парламента – выразить недоверие правительству. В ближайшее время, возможно, будет созвано внеочередное заседание для обсуждения этого вопроса. Я, как один из инициировавших этот вопрос, уже подписал документ.

    Как будет проходить процесс смены правительства, если до этого дойдет?

    В соответствии с Конституцией, мы голосуем за все правительство, то есть, его структуру, программу и состав. То же самое будет и в дальнейшем, но я все-таки хотел бы, чтобы сначала голосовали за премьер-министра, а затем отдельно за команду, которую приведет сам премьер-министр. Что это даст? Таким образом, мы даем премьер-министру больше прав, чтобы он не только нес ответственность за членов кабинета министров, но и имел достаточно прав для формирования своей команды единомышленников, которая будет ставить одинаковые цели и придерживаться одинаковых принципов. Цель, принципы и единомыслие – это очень важные составляющие. Если не будет хотя бы одной составляющей, то можно сказать, что изменений не будет никогда.

    Единомыслие очень важно, поэтому в будущем мы должны дать премьеру больше полномочий и прав в подборе команды.

    Как Вы оцениваете нынешнюю борьбу против коррупции? В последнее время задержали высокопоставленных лиц: Наримана Тюлеева, Равшана Сабирова.

    Я все-таки не совсем уверен, что идет системная, неотвратимая, справедливая борьба с коррупцией. Если возьмем Наримана Тюлеева, то это прошлое. Возможно, и есть какая-то его вина, но нужно заниматься коррупцией сегодняшнего дня. К борьбе с коррупцией нужно подходить системно. У нас что, нет коррупции в таможне, сфере транспорта и во всех других направлениях? Нужно ломать систему, а персоны – это второстепенное. В отношении Наримана Тюлеева все-таки есть политическая составляющая. А по поводу Равшанбека Сабирова возникает вопрос, почему взяли именно его? Потому что за ним нет политической силы и человеческого ресурса, его легко поймать. До этого поднимали вопрос в отношении Аскарбека Шадиева и других высокопоставленных лиц, но все дела закрыли. И то, что идут за Равшанбеком Сабировым, – это не совсем показатель. Его взяли, как слабое звено, за ним нет силы, его легко привлекать и гонять.

    Каковы Ваши планы на будущее и что бы Вы хотели видеть в парламенте в будущем?

    Я бы хотел, чтобы в целом парламент больше стал реформаторским и был локомотивом реформ. К сожалению, сегодня парламент немножко пассивен в проведении реформ, и во многих случаях правительство и президент делают достаточно хорошие предложения, в отличие от Жогорку Кенеша. Наверное, мы проигрываем немного из-за того, что в парламенте не все являются профессиональными политиками. Хотелось бы, чтобы реформ было больше. Мы должны обеспечивать больше законов, которые меняли бы жизнь народа. Несмотря на это, парламент становится достаточно открытым, прозрачным, близким к гражданскому сектору.

    Что касается лично меня, то я всегда был продемократическим политиком, я всегда буду бороться за развитие демократии, укрепление демократических институтов и принципов.

    Будущее страны за демократией, другого института управления человечество еще не придумало. Мне бы не хотелось возвращаться к диктатуре и тоталитаризму, хотя со стороны президента сегодня есть некоторые попытки монополизировать власть. Например, в отношении стратегии определения внешней политики, выборных должностей, структуры правительства его слово становится решающим. Это плохо для страны и народа. Поэтому нам нужно укреплять и развивать демократию.

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Поделиться