Золотые яйца Кумтора

Автор -

    Сегодня, 3 декабря, в Министерстве экономики и антимонопольной политики состоялась встреча членов Государственной комиссии по ЗАО «Кумтор Оперейтинг Компани» с гражданским сектором.

    Открывая встречу, председатель Госкомиссии министр экономики и антимонопольной политики Темир Сариев обозначил основные моменты, которые необходимо донести до гражданского общества. Во-первых, срок окончания работы комиссии (1 ноября 2012 года) был продлен. Это связано с двумя причинами: остановкой работы рудника летом этого года и невозможностью мониторинга технических и технологических показателей. Другой причин явилось привлечение еще двух лабораторий для проверки деятельности предприятия. Министр заверил, что до конца недели комиссия определится с окончательным отчетом. Сегодняшняя встреча необходима для того, чтобы еще раз выслушать гражданский сектор, и включить мнение общества в окончательный документ работы комиссии.

    Затем слово для кратких докладов было представлено Председателям рабочих групп: по юридической экспертизе Шыкмаматову; социально-экономической экспертизе – Байгончокову, горно-технологической и экологической экспертизе – Артыкбаеву. Каждый из руководителей групп зачитал основные пункты претензий, которые в развернутом виде будут включены в окончательный отчет. Были озвучены основные финансовые показатели работы КОК за 14 лет (1997-2011). Добыто 260 тонн золота (при разведанном остатке месторождения 400 тонн). Затратная и доходная часть проекта «Кумтор» составляют 2,051 и 4,860 миллиардов долларов соответственно. При этом поступления в бюджет Кыргызстана в виде налогов составило чуть больше 498 миллионов долларов. Это официальная информация. Хотя де-юре официальной она станет только после доклада в Жогорку Кенеше. Поэтому сегодняшняя встреча – это, скорее пробный шар, попытка посмотреть, как общество отреагирует на выводы комиссии. Поэтому вся информация по деятельности Госкомиссии считается предварительной.

    Руководители рабочих групп рассказали о нарушениях в отношениях «Кумтор Оперейтинг Компани» и Кыргызской Республикой. Претензий много. Создается впечатления, что юридические нарушения сводятся к несовершенству законодательства на момент подписания очередного документа, а также претензии предъявляются к персоналиям, которые их подписывали от лица государства. К сожалению, все это напоминает нашу привычную теперь практику, списывать все грехи на предыдущую «неправильную администрацию». Но ни слова не говорится, что в практике международных отношений не важно, кто подписывал документ А или Б. Ответственность все равно несет государство. Поэтому с юридической точки зрения работа Госкомиссии – это только наше внутреннее дело. Тут два выхода. Если есть нарушения, их придется доказывать на международном уровне. Если только это не платформа для обоснования более жестких мер со стороны государства. В любом случае, международный авторитет, а, следовательно, инвестиционная привлекательность, пострадают. Так выгодно ли Кыргызстану?

    Экологические проблемы, безусловно, есть. Не бывает крупных проектов в области добычи полезных ископаемых, которые не затрагивали бы экологические системы. Вопрос простой – экономическая выгода и возможности последующей реабилитации природы. Думаю, на этом поле спор между государством и добывающей компанией затянулся. И главное, насколько правдивые факты легли в основу выводов Госкомиссии? Какова сегодня реальная экологическая обстановка в районе? Эксперты уже много лет не могут разобраться с частными вопросами. А говорить о стратегической экологии района, основываясь на выводах комиссии, наверное, не стоит. Понятно, что КОК будет представлять собственные исследования, а государство свои. Элементарная логика подсказывает, что вся эта экология может оказаться только предметом для торга, а не заботой о будущих поколениях кыргызстанцев. В любом случае сторонам придется договариваться. Если, конечно, не предполагается со стороны государства другой, более жесткий сценарий.

    Социальный блок претензий настораживает. Больше эмоций, чем аналитики. «Кумтору» ставится в вину, что за все это время компания так и не подготовила топ менеджеров, способных управлять таким производством. Позвольте, предприятие работает, и КОК располагает командой топ менеджеров, другое дело, они не из местных. Насколько государство вправе диктовать политику частной компании? Позволяет ли доля акций влиять на кадровую политику? Возможно, это прозвучит в окончательных выводах Госкомиссии. Но пока это выглядит весьма натянутой претензией. Более того, катастрофическое уменьшение специалистов – это системная проблема страны. В этой связи вполне обоснованным является акцент на привлеченных специалистов из других стран. О жалобах на недостаточное вложение средств в социально-экономическое развитие региона и страны говорить не стоит без доводов другой стороны…

    Получается не очень интересная картина. Есть бюджетообразующая компания, влияние государства на которую ограничено. Государство или его отдельные представители пытаются ситуацию изменить. Если действительно в рамках международных договоров можно обосновать факт «неправильных» отношений между Кыргызской Республикой и «Кумтор Оперейтинг Компани», и после этого в государственный бюджет будут поступать дополнительные средства, которые в свою очередь пойдут на экологическую реабилитацию района и социальное развитие, то это понятно. Если работа комиссии – это шаг в интересах группы лиц, прикрывающихся чаяниями народа и интересами государства – уже другая картина.

    Для полной ясности необходим анализ международных последствий обострения отношений между государством и частником. Такое впечатление, что про этот аспект просто еще никто не думал. Народная мудрость говорит, что не стоит резать курицу, которая несет золотые яйца. Но все равно некоторым так хочется ее «распилить»…

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Поделиться