«Бишкекглавархитектура» раскрыла K-News свою главную тайну – генплан

Автор -
477

    Политики, депутаты и активисты любят вспоминать про генплан Бишкека, особенно популярной эта тема стала во время предвыборной агитации. Поднять ее стало делом чести – выберите нас и мы рассекретим генплан. Хотя, судя по такого рода обещаниям, дальновидностью политики не отличаются, потому что, не зная, что такое генплан, не стоит требовать его рассекречивания.

    В поисках главной тайны столицы корреспондент KNews направился в «Бишкекглавархитектуру», где и находится генеральный план Бишкека.

    Что же такое генплан Бишкека?

    Невозможно построить город силами и талантом одного архитектора. Невозможно построить город за один день, один месяц, один год, даже за одно десятилетие. Поэтому для строительства города нужно иметь долгосрочный программный документ, который устанавливает регламенты, то есть правила и границы – что можно и что нельзя. Таким документом является генеральный план.

    Генеральный план Бишкека – это долгосрочная стратегия развития города до 2025 года. Он определяет стратегию застройки, но не определяет точечное размещение каждого здания. Проще говоря, свой дом на генплане вы не найдете.

    Свой двор, подъезд и прочее можно найти на плане детальной планировки города, который является следующим этапом разработки генплана. Но есть одно «но». Плана этого нет. А причина его отсутствия банальна – нет денег.

    По словам начальника отдела научно-технического обеспечения и регистрации памятников «Бишкекглавархитектуры» Якова Мазманова, генеральный план Бишкека — это скелет, на который  в дальнейшем «наращиваются мускулы»

    «Процесс создания генплана состоит из  3 основных стадий: документация, предшествующая разработке генплана (то, как он разрабатывается и что должен содержать), непосредственно генплан и документы, детализующие элементы генплана – проект детальной планировки (ПДП), проекты застройки (ПЗ), комплексная транспортная схема (КТС) и прочие», — сказал он.

    На основе проекта детальной планировки каждого района с учетом инженерной и транспортной  инфраструктуры, функционального зонирования создается градостроительный кадастр. Кадастр — это электронный паспорт города. Это не документ регламентирующий развитие города, а документ в удобной для оперативной работы специалистов форме (электронной), фиксирующей современное состояние города.

    Постановление правительства о генплане предусматривало разработку кадастра в электронном виде. Уже прошло 7 лет, а кадастра до сих пор нет. Нужно на все это 75 миллионов сомов. Для бюджета одной семьи с целью ее комфортной жизни – сумма астрономическая, для бюджета города с миллионным населением жителей – мизерная.

    Соседи Кыргызстана — Азербайджан, Казахстан, Россия – тратят на эти цели в десятки раз больше.

    «Авторы проекта исходные для реализации кадастра уже подготовили. А на это с 2006 года ни одного сома не выделили. Мы писали, обращались к депутатам – результата нет. Решаться это должно не только за счет мэрии. Бишкек — столица Кыргызстана, на реализацию деньги и из государственного бюджета тоже должны выделяться. Но мы об этом даже и не мечтаем уже», — сказал начальник градостроительно-планировочной мастерской Жыргалбек Асаналиев.

    А пока нет детального плана развития города, нет и системного подхода в градостроительстве. А без системного подхода не может быть и развития. Нельзя построить высотное здание без учета инженерных коммуникаций – водопровода, газопровода, электросетей. А сети эти в Бишкеке давно уже устарели, так как срок их эксплуатации давно уже истек. Все это нужно менять, но менять с учетом того, как будет меняться город. Надземная и подземная части связаны неразрывно.

    Тайна за семью печатями

    Секретность генерального плана прописана в постановлении кабмина от 7 июля 1995 года «Об утверждении Перечня главнейших сведений, составляющих государственную тайну». А согласно этому документу, топографические карты в масштабе 1:10000 находятся под грифом секретно.

    Основные положения генплана – это функциональное зонирование территорий (где должна быть многоэтажная, где малоэтажная застройка); транспортная инфраструктура (схема улиц и дорог, где выделяются магистрали; улицы районного значения, местные проезды); инженерная инфраструктура (теплосети, электросети, водопровод, газопровод) и многое другое. Для каждой функции есть своя схема, и методом их наложения друг на друга получается генплан.

    Секретной является подоснова плана, которая привязана к координатной сетке, а не то, что находится на поверхности. Сами сотрудники «Бишкекглавархитектуры» получают доступ к генплану через ГКНБ и подписывают форму о неразглашении тайны.

    «Мы обязаны защищать этот документ, потому что это есть в Перечне, а мы только пользователи. Дело не в том, что мы прячемся за спину документов и каких-то должностных инструкций. Как человека не приводят с улицы и не заставляют делать операцию, так и градостроительством должны заниматься профессионалы», — сказал Яков Мазманов.

    Сотрудники «Бишкекглавархитектуры» рассказали, какое «шоу» устроили депутаты на презентации генплана. Некоторые из депутатов начали возмущаться, не найдя свой дом на карте, кто-то был недоволен, что дома раскрашены в красный цвет. А как в стратегии развития соцзащиты нет имен пенсионеров, так и на генплане не найти окна своей квартиры. А красный цвет не означает, что архитекторы решили окрасить крыши бишкекских домов кровью, это показывает многоэтажную застройку на схеме функционального зонирования.

    Но самое главное, что проблема рассекречивания — это скорее некорректная постановка вопроса.

    «Документы, нормативы, которые обеспечивают государственную безопасность, рассекречивать нельзя. Другое дело — популяризация основных решений генерального плана. Но это не рассекречивание, это разъяснение, и мы готовы работать в этом направлении. Только для этого нужно финансирование», — пояснил Яков Мазманов.

    Город будущего

    Это один из примеров того, как должен выглядеть детальный план города. Это проект реконструкции центра Бишкека. На пересечении улиц Советской и проспекта Чуй планируется построить дорожную развязку, а количество полос движения увеличить до 6. Развязка трехуровневая, с торговым центром внутри. Такое решение позволяет транспорту проходить через перекресток без остановки, то есть без светофорного регулирования.

    «Уровень автомобилизации в Бишкеке в 1991 году составлял 85-86 машин на 1 тысячу жителей. И вся инфраструктура — и улицы, и стоянки машин — была сделана под это. Сейчас, по официальным данным, уровень автомобилизации составляет 250-270 машин на тысячу человек, а фактически эта цифра больше 300. Все эти машины стоят на улице. Один ряд, другой ряд, проезжая часть и без того узких улиц сужается. Генпланом предусмотрено расширение проезжих частей, а также строительство более 40 развязок. На первое время хватило бы и меньшего количества. Но пока ни одной не пробили. Только регулируем железнодорожным переездом улицы Панфилова и Логвиненко. Для города-миллионника это шаг к реализации генплана?», — вопрошает автор проекта Яков Мазманов.

    Он отметил, что это эскизный проект, поэтому не значит, что все будет именно так, как на картинке. Из него будут браться отдельные проекты и выдаваться лотами на застройку, после чего уже будет разрабатываться проект каждого здания, комплекса индивидуально.

    Второй проект – реконструкция участка на пересечении проспекта Чуй и улицы Фучика.

    Данным проектом предлагается также увеличение полос движения до 6 и строительство развязки с торговым центром внутри. Здание завода «Сетунь» по проспекту Чуй предлагается переоборудовать под 4-этажную парковку. По словам Якова Мазманова, при небольших затратах можно привести его в состояние гаража, а рядом пристроить еще одну парковку. То есть в районе Ошского базара появится гигантский гараж, который там так необходим.

    «Это и есть план детальной планировки, но пока в генплан он не уложен. И это именно то, что хочет общественность, требуя рассекречивания генплана столицы. Но в таком масштабе сделать весь город — это какой труд, какие затраты, сколько людей нужно посадить за разработку, чтобы это было сделано. Астана позволила себе это, но там была мощная политическая воля лидера, плюс финансирование и лучшие архитектурные силы. Руководил всем процессом Кисе Курокава — ведущий японский архитектор. Наш президент тоже захотел увидеть город в таком масштабе, но финансирования как не было, так и нет», — сообщил Яков Мазманов.

    Злостные нарушители генплана

    С развалом Советского Союза население республики и регионов начало постепенно мигрировать в поисках лучшей жизни в столицу. А так как жить им было негде, самым легким вариантом оказался самозахват, благо земли свободной было много. Самозахватчики не получали отпора от властей, потому, видимо, и почувствовали полную безнаказанность.

    В 2005 году после мартовской революции захват земель близ Бишкека приобрел огромный масштаб. В южном районе столице люди начали расставляли юрты, начинали рыть траншеи под фундамент домов.

    Правительство, в страхе от разъяренной толпы, которой было уже нечего терять, своим постановлением выделило им земли под строительство. Но новостройки не были заложены в генплан, потому участки начали выдавать на землях, предусмотренных под парковые зоны и объекты соцкульбыта.

    «Тогдашний президент вышел к людям и сказал, что здесь будет парк, представьте, как они возмущались. Тысячи людей говорили: «Мы без крыши над головой живем, а вы хотите парки строить». Это было политическое решение, тогда другого выхода не было. Народ дал правительству срок, в одну комнату посадили проектировщиков, и они в срочном порядке разрабатывали схемы жилмассивов», — рассказывает Жыргалбек Асаналиев.

    Архитекторы не зря задумывали парковую зону в южной части города. Именно там располагается 500-метровая полоса, которая стоит на тектоническом разломе – две плиты вплотную подходят друг к другу.

    «В случае землетрясения в этой полосе происходят изменения земной коры. Даже не от толчков рассыпаются дома, а они просто уходят под землю. Естественно, на этой территории строить нельзя. Поэтому она предусмотрена, как парковая. Но в той политической ситуации, когда были самозахваты, полезли и сюда», — говорит Жыргалбек Асаналиев.

    На сегодняшний день юго-западная часть города от железной дороги не обеспечена инженерными сетями. А для того, чтобы ее обеспечить, еще в 90-е годы начали строительство ТЭЦ-2.

    «80 % работы было сделано, но поскольку ее законсервировали, что-то уже пришло в негодность. У ТЭЦ такой мощности 500-метровая санитарная защитная зона, то есть ближе строить жилье нельзя. А сейчас вплотную к ТЭЦ подошли порядка 200 частных домов жилмассива «Ак-Ордо». Это произошло не по вине архитекторов, не по вине генплана, а просто из-за сложной политической ситуации. И чтобы решить эту ситуацию, нужно опять-таки политическое решение – достраиваем мы ее или нет. А пока это просто закопанные в землю деньги», — сказал Яков Мазманов.

    ТЭЦ-2 была рассчитана на одну четвертую часть города, немного спасло ситуацию то, что не успели достроить завод «Ротор», но успели построить к нему котельную, которая до сих пор обеспечивает нагрузку в микрорайоне «Джал».

    Остается надеяться, что результаты градостроительной работы политиков не будут иметь худших последствий. Пожалуй, это хорошие примеры того, что каждый должен заниматься своим делом. Архитекторы – градостроительством, а политики – политикой.

    Когда сказка станет былью

    Генплан — это долгосрочная перспектива развития нашего города до 2025 года. Как признают архитекторы, претензии к этому документу, конечно, есть. Но в тех условиях, когда почти 20 лет вообще никакого документа не было, это значительный шаг вперед.

    «Генплан, разработанный в 70-м году, практически действовал до 2006 года, хотя он себя исчерпал не только морально и физически, но и сточки зрения изменения социально-экономической формации. Сейчас мы уже находимся в катастрофической точке, потому что упустили столько времени. Реализацию генплана уже нельзя откладывать», — говорит начальник отдела «Бишкекглавархитектуры» Яков Мазманов.

    Часто и много любят говорить наши политики о том, что засекреченность генлана – это источник для коррупции. Но «рассекретить» значит разработать план детальной планировки. И деньги для этого нужны не самые огромные – примерно 20 миллионов сомов. Для сравнения, на строительство одного спортивного комплекса в Оше правительство Ирана выделяет Кыргызстану 1 миллион долларов. Если уж на это деньги нашли, разве не найдутся доноры, которые выделят средства на план столицы?

    Раз до сих пор не нашлись, видимо, для многих вышестоящих чинов выгодно не иметь ПДП. На генплане красным выделено – высотная плотная застройка, но конкретного ничего нет. Вот и выдают все подряд под строительство. Был бы план детальной планировки, была бы конкретика, и уже нельзя было бы построить что попало и где попало.

    Сотрудники «Бишкекглавархитектуры» уже постарели в ожидании ПДП и градостроительного кадастра. А горожанам кажется сказкой, что когда-то наша столица станет такой, как на картинке – с высотными современными зданиями, зелеными скверами, широкими дорогами, парковками, дорожными развязками.

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Поделиться