Феруза Джамашева: Судебная система – это зеркальное отражение нашего общества

Автор -

    Председатель Верховного суда Феруза Джамашева в интервью K-News поделилась своим мнением о проводимой судебной реформе, об уровне профессионализма юристов в Кыргызстане. А также рассказала о том, что международные организации предлагают наказывать судей, которые не сообщают об оказываемом на них давлении.

    Насколько за последние годы изменилась ситуация с оказанием давления на судей?

    Честно говоря, давление, уменьшилось. Я думаю, это связано и с тем, что проводится судебная реформа, часто поднимается тема независимости судей. Наши деловые партнеры — USAID — провели функциональный анализ по судебной системе. Они рекомендовали внести в законодательство норму, о том, что если на судью будет оказываться давление, то он будет обязан сообщить об этом своему руководству и СМИ. В противном случае в его отношении могут быть приняты дисциплинарные меры.

    Были ли уже случаи, когда судья заявлял об оказываемом давлении?

    Публичных заявлений пока не было. Причина, возможно, в том, что у нас в стране – это сложившееся поведение. Кто-то может по знакомству позвонить и попросить, кто-то может положением воспользоваться. Если примут эту норму, случаев признаний судей станет больше.

    Как бороться с давлением на судей, взяточничеством? На что нужно делать упор: ужесточать законодательство, повышать зарплаты?

    Думаю, решение проблемы в совокупности этих факторов – и повышение заработных плат, материально-технического обеспечения, и повышение сознания людей. Они должны понимать, что нужно ориентироваться на закон, а не на знакомства. Правовая культура и сознание повысят эффективность. Если будут грамотные адвокаты, грамотное следствие, грамотное поддержание обвинения, то что судья сможет сделать? Он сможет решить только по закону.

    Как Вы оцениваете проведенные судебные реформы? Есть ли результат?

    Судебная реформа у нас в республике идет уже более 10 лет. И, в принципе, мы добились хороших результатов. Стоит начать с того, что судебная ветвь власти в нашем главном законе — Конституции — закреплена как равноправная и самостоятельная наравне с законодательной и исполнительной. В соответствии с этим был образован Совет судей – орган судебного самоуправления. Он состоит из 15 наиболее квалифицированных судей со всей республики. Совет решает такие вопросы, как формирование бюджета судебной системы, повышение квалификации, дисциплинарная ответственность судей.

    Кроме того, действует принцип несменяемости судей: если раньше судьи назначались на три года, потом срок увеличили до 5, потом до 7 лет, то сейчас новый судья назначается на 5 лет. Если за этот срок он покажет себя как квалифицированный работник, то он уже назначается судьей до достижения предельного возраста. В местных судах — это 65 лет, в Верховном суде — 70 лет.

    Также появился такой орган, как Совет по отбору судей. Определенные продвижения в судебной реформе уже есть.

    Часто поднимается проблема недостаточного финансирования судебной системы. К примеру, в Судебном департаменте иногда нет средств на покупку канцтоваров. Насколько независимой может быть судебная система при отсутствии финансов?

    Финансирование судебной системы — наиболее больной вопрос на сегодняшний день. Вообще, согласно законодательству, судебная ветвь власти, как независимая, самостоятельно формирует бюджет по согласованию с исполнительной и законодательной ветвями власти. Но сейчас картина немного иная, это объясняется только тем, что недостаточно ресурсов в госбюджете.

    По рекомендациям, которые утверждены указом президента от 8 августа 2012 года «О мерах по совершенствованию судебной системы», средства, выделяемые на содержание судебной системы, не должны быть менее 2 % от всей расходной части республиканского бюджета. А в этом году эта цифра составила всего лишь 0,54 %. Представьте себе, на целую независимую ветвь власти выделяется так мало средств.

    Какие еще проблемы есть в судебной системе на сегодняшний день?

    Проблем, конечно, очень много. Существует проблема пополнения судебной системы квалифицированными кадрами. Раньше юристы, частные нотариусы могли стать судьей, сдав тестирование и пройдя отбор. Сейчас же судьей может стать только прошедший специальное обучение. А для того, чтобы просто включиться в это обучение, необходимо пройти тестирование на уровень знаний по юридической специальности, набрать определенное количество баллов, пройти собеседование, успешно закончить обучение. И только после этого кандидат может претендовать на должность судьи местного суда.

    Кроме того, есть проблема с судебными приставами. Судебное заседание проходит часто в очень опасной обстановке, иногда стороны очень агрессивно настроены по отношению друг к другу. Для сохранения порядка и обеспечения безопасности судей, сотрудников аппарата судов, необходимо ввести институт судебных приставов. Кстати, закон был принят еще в 2001 году, соответствующие изменения были внесены в Уголовно-процессуальный кодекс, но, к сожалению, из-за, опять же, проблем в бюджете он не вступил в действие.

    Еще существует проблема по совершенствованию законодательства, как уголовного, так и уголовно-процессуального, гражданско-процессуального. В нашем законодательстве имеются некоторые противоречия, пробелы. Это, естественно, приводит к самостоятельному толкованию самими судьями. По одному и тому же вопросу толкование может быть различным, тем самым порождать нарекания со стороны граждан.

    Как бы Вы оценили нынешнее состояние нашего законодательства? Какую оценку можно поставить по 10-балльной шкале?

    Думаю, 5 баллов можно дать. Чтобы улучшить, нужно вносить соответствующие изменения.

    Как Вы оцениваете уровень профессионализма кыргызстанских юристов, адвокатов, юридического образования в целом?

    У нас много грамотных адвокатов, и по гражданским, и по уголовным, и по экономическим делам. Они пишут такие обоснованные исковые заявления, надзорные жалобы, что, можно сказать, это уже готовые материалы для судей.

    Очень много молодых юристов выходит из Юридической академии, Славянского и Американского университетов. Когда они берутся за дело, буквально все соки из него выжимают.

    Но, конечно, уровень образования нужно повышать.

    Насколько соответствует уровень адвокатов уровню обвинителей?

    По-разному бывает. Иногда уровень адвокатов в Кыргызстане выше уровня обвинителей.

    Институт гособвинения нужно укреплять, повышать его уровень. Согласно действующему законодательству, судебный процесс у нас состязательный. То есть исход судебного разбирательства зависит то того, насколько стороны смогут обосновать свои доводы. Если обвинение сможет доказать, что человек действительно виновен, то он будет признан виновным. Если защита сможет обосновать, что доказательств невиновности больше, то он будет оправдан. К сожалению, гособвинение не всегда бывает на хорошем уровне.

    Если по закону обвинитель должен привлекать свидетелей, экспертов, то на самом деле иногда на судебных процессах у обвинения даже нет вопросов к свидетелям, а защита задает столько вопросов, причем очень толковых. Естественно, это влияет на итог.

    Не все зависит от судей. Закон таков, что все сомнения толкуются в пользу подсудимого. Бывает очень много недоработок в следствии, а любая недоработка толкуется в пользу подсудимого. У прокуратуры, органов следствия часто бывают нарекания. Они говорят: «Мы ловим преступников, а суд оправдывает». Но раскрыть преступление — это одно, доказать вину — совсем другое.

    Как Вы думаете, когда можно будет сказать, что у нас практически не осталось коррупции в судебной системе?

    Говорить о коррупции только в судебной системе — неправильно, потому что судебная система — это часть нашего общества. И какое общество, государство в целом, такая и судебная система. Потому что судьи не берутся с другой планеты, это те же граждане нашей республики — бывшие прокуроры, адвокаты. Нужно менять и реформировать систему государственного управления в целом. Задач очень много, решить их одним махом просто невозможно. Нужно реформировать и судебную систему, и тесно с ней связанную систему правоохранительных органов, и следствие, и законодательную власть, и исполнительную. Для этого требуется время.

    Искоренить коррупцию полностью очень тяжело. Практика показывает, что даже в самых развитых странах с развитой экономикой все равно существуют элементы коррупции. Но можно свести их к минимуму. Думаю, в течение 10 лет можно увидеть конкретные результаты, если поднимать экономику, если будет политическая воля.

    С какими сложностями Вы сталкивались на посту председателя Верховного суда?

    Сложностей много, работа напряженная, ответственная. В рамках судебной реформы полностью переизбирались судьи Верховного суда. Многие из них не прошли, очень болезненно это восприняли, было много недовольных и обиженных.

    В настоящее время у нас избраны всего 26 судей из 35. И судьи старого состава, которые работали до переизбрания, сомневались, будут они дальше работать или нет. Любое рассматриваемое дело – это жалобы, и люди пользовались тем, что идет отбор, и открыто говорили: «Если вы решите не в нашу пользу, мы будем жаловаться в Совет по отбору судей, тогда вы в жизни не пройдете». Поэтому многие дела элементарно не рассматривались, их у нас много скопилось — до сих пор не можем разгрестись. Но все эти проблемы преодолимы.

    Тяжело ли Вам, как женщине, на таком посту?

    Я не уделяю должного внимания своей семье, своим детям, своим родителям. Хотелось бы, что бы было больше свободного времени. В феврале будет 17 лет, как я работаю судьей, и это любимая мной работа, я ее ценю, ей горжусь. Других особых сложностей я не испытываю. Наше общество достаточно спокойно относится к тому, что женщины занимают высокие посты. Тем более и до меня были женщины председатели.

    Почему Вы выбрали профессию юриста и почему бы посоветовали выбрать ее молодому поколению?

    Меня всегда интересовала работа юриста, у меня папа юрист. На самом деле это очень увлекательная работа: ведется следствие, и когда дело приходит в суд, ты оцениваешь все, что было сделано, сколько было собрано доказательств, даешь им юридическую оценку.

    Какие-то доказательства не берешь во внимание, потому что они были собраны с нарушениями. Какие-то действительно лягут в основу обвинения. Оценивать доказательства, доводы защиты, доводы обвинения — это по-настоящему творческий процесс. И выбрать самый законный путь – это очень интересно.

    И, конечно, это очень ответственная работа, поэтому тем, кто хочет стать юристом, я бы посоветовала послушать, прежде всего, свое сердце – если сердце к этому лежит, значит, выбор правильный.

    Я посоветовала бы будущим юристам побольше читать, и не только юридическую, но и познавательную, и художественную литературу. Из этого складывается все то сознание, которое действительно необходимо этой профессии. И, конечно же, хорошо учиться и в будущем хорошо работать.

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Поделиться