Сиротам страшно вырастать

Автор -
586

    Сиротам страшно вырастать, потому что пока они дети – государство заботится о них. А как только они заканчивают школу, становятся никому ненужными. Представьте – ребенок, может очень талантливый и умный, а может, простой троечник, — после экзаменов вынужден быстро собрать свои скромные пожитки и «выметаться» из родного интерната куда глаза глядят.

    Им нет 18 лет, нет образования, нет жилья и прописки. Такие дети спешат поступить куда угодно, лишь бы им бесплатно предоставляли жилье, и была какая-то стипендия. Тут уже не до мечты. Кем получилось стать – тем и будут.

    Между тем, по законодательству, сироты не должны оставаться после интерната на улице.

    Дети-сироты по Жилищному Кодексу имеют право на внеочередное получение жилья. Статья 43 этого документа гласит: «Вне очереди жилое помещение предоставляется лицам, возвратившимся из государственного детского учреждения, от родственников, опекуна или попечителя, если им не может быть возвращено ранее занимаемое жилое помещение».

    Статья 66 того же кодекса гласит, что жилое помещение сохраняется за временно отсутствующим нанимателем или членом его семьи в случаях помещения детей на воспитание в государственные детские учреждения. Если помещение было заселено другими лицами, этим детям по окончании срока пребывания в государственном детском учреждении предоставляется квартира вне очереди.

    Дом для Веры

    Вере Ковтуновой сейчас 23 года. Она выпускница Краснореченской школы-интерната для умственно-отсталых детей сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. После 11 класса Вера уехала из интерната и поступила в 25 лицей в городе Канте. Там она отучилась год, как и все выпускники Краснореченского интерната, она получила специальность штукатур-маляр.

    «Я 2 месяца не могла устроиться. По специальности меня работать не взяли, сказали, что я ростом не вышла. Мол, слишком маленькая, не дай бог что случится. Потом я нашла работу дворника. Получаю 2,5 тысячи сомов», — рассказала Вера Ковтунова.

    У девушки нет никого. Первое время после лицея она жила у своих друзей. Потом Вера стала встречаться с молодым человеком, которого полюбила, и, в конце концов, переехала к нему жить.

    «Мы жили в гражданском браке. Недавно случилось несчастье, мой муж умер. Я живу сейчас с его мамой, в том доме, где мы жили. Но она собирается продавать дом. А мне идти некуда», — сетует Вера Ковтунова.

    Девушка обратилась за помощью в Общественный фонд защиты прав детей-сирот. Здесь ей пообещали, что с января будут оплачивать для нее какое-нибудь жилье. Правда, помощь обещают только на год.

    Хороший парень – Игорь Беляев

    Примечательно, что основатель Фонда защиты прав – такой же сирота, выпускник Карснореченского интерната Игорь Беляев. Он сам оказался ровно в такой же ситуации, как и Вера.

    «Многие сироты, попадая в мир, становятся бомжами, занимаются попрошайничеством. Два года назад я окончил школу, и не знал, куда мне идти. Жить было негде, работы не было. Обратился в Министерство социальной защиты – мне сказали, что денег нет и помочь мне не могут. Я пошел в Министерство по делам молодежи. Там мне тоже сказали, что помочь ничем не могут, и посоветовали идти работать», — сетует Игорь Беляев.

    У парня слезы в глазах и обида в голосе. Он – инвалид, всю жизнь без родительского тепла. Его просто выставили за дверь после интерната и поставили перед фактом – «Будешь сам выживать, как можешь».

    «Зачем государство берет нас под опеку, если ничем не может нам помочь? Почему президент подписывает указ о выделении жилья депутатам Жогорку Кенеша? Почему на квартиры депутатам деньги у них находятся, а нам, у кого ничего и никого нет, даже место в каком-то общежитии не хотят давать?» — спрашивает Игорь Беляев.

    У него много вопросов к государству. «Почему» сыплются из него без остановок. Зачем государство берет опеку над детьми, если нет четких структур, защищающих их интересы? Кто занимается сиротами, которые закончили школу? Почему государству проще засунуть инвалида в интернат или дом престарелых, вместо того, чтобы помочь ему встать на ноги, и самому о себе заботиться?

    «После в Краснореченской школы можно получить только одну специальность – штукатур-маляр в 25-м лицее. Ребятам не предоставляют выбор. Почему нельзя учить еще чему-то? В ПТУ в Канте учатся только 10 месяцев, и на это же время предоставляют жилье. Стипендия там 200 сомов. А потом что делать ребенку? Если получилось сразу устроиться на работу – хорошо. А если не берут на работу? У нас ведь даже прописки нормальной нет», — возмущается молодой человек.

    С пропиской детдомовцев вообще происходят странные вещи. В паспортах стоит отметка, что ребята прописаны в своем родном интернате. Однако, в архивных документах нет никаких записей об этом.

    «Директора детских домов пишут ходатайства о том, чтобы выдали паспорт. Прописка стоит только в паспорте, а по документам в архивах я прописанным в Краснореченской школе не значусь. А ведь, если нет прописки, нет возможности взять какую-то справку с места жительства в соцфонд или соцзащиту», — говорит директор Фонда защиты прав сирот.

    Игорю 19 лет, но он уже стал для выпускников интернатов опорой, надеждой на что-то лучшее. К нему каждую неделю за помощью обращаются по 10-15 человек. Все это – молодые люди от 18 до 23 лет. Большую часть своей жизни они провели в ограниченном пространстве – интернате. Потом в ПТУ. У них нет навыков социализации в незнакомом коллективе, они никогда не делали покупок и не умеют планировать свою жизнь. В интернате дети живут одним днем. Одним бесконечным повторяющимся днем.

    Покидая интернат, они один на один оказываются с незнакомым и враждебным к ним миром.

    Один из тех, кому Игорю удалось помочь – Нурлан Шамилов. Он инвалид II группы. В 22 года он оказался в безвыходной ситуации. Нурлан категорически не хотел жить в интернате для пожилых. Игорю через Фонд удалось устроить парня садовником в Ботанический сад, подыскать жилье и организацию, которая согласилась оплачивать его как минимум в течение года.

    «Нашему Фонду помогают НПО, молодежные и благотворительные организации, организация Гражданское общество России. Они предоставляют материальную помощь для поддержки выпускников, помогают с арендой жилья, трудоустройством. Есть предложения от производств. Им нужны рабочие руки по определенным специальностям. Взамен они готовы предоставить жилье, питание, одежду и заработную плату на карточку. Обещают, что все будет в рамках закона. С ребятами заключат контракты, оформят трудовые книжки», — рассказывает Игорь Беляев.

    Хочешь помочь – плати!

    Как ни парадоксально, в Кыргызстане много иностранных организаций, заинтересованных в том, чтобы наши дети не бомжевали. Они помогают сиротам, снимают для них жилье. Правда, их помощь рассчитана только на 1 год. За это время молодому человеку надо успеть так встать на ноги, чтобы самому оплачивать свое жилье. Молодежная организация «Ротари клуб» уже 5 лет снимает жилье для выпускников интернатов.

    «Два года назад ребята из «Ротари Клуба» пришли ко мне с предложением – построить общежитие для таких вот сирот. Финансировать проект согласились норвежцы. Идея мне понравилась. Я написал мэру служебную записку. В итоге мэр подписал распоряжение и соглашение с иностранными инвесторами. А потом началось вытягивание денег», — рассказывает директор Центра реабилитации беспризорных детей при мэрии столицы Алексей Петрушевский.

    Благотворительный хостел, по задумке, будет местом для проживания выпускников детских домов и студентов из нуждающихся семей после школ или профессионально-технических учебных заведений. Здание решили строить прямо на территории Центра реабилитации беспризорных детей. После завершения строительства здание должно перейти на баланс мэрии.

    «Мэр подписал соглашение, и в нем прописаны обязанности сторон. По ним горадминистрация выделяет землю и берет на себя оформление документации. Однако Бишкекглавархитектура за проектирование здания потребовала 300 тысяч сомов. И эти деньги был вынужден внести спонсор. Теперь с нас требуют 10 тысяч в управлении муниципальной собственности, еще 11 тысяч – Госстрой, за то, что будем рыть котлован, еще 25 тысяч понадобится за подключение коммуникаций. Если платить из средств, выделенных на строительство, мы просто не уложимся в имеющуюся сумму, и не сможем отделать здание. И тогда придется искать еще спонсоров», — разводит руками Алексей Петрушевский.

    Он удивлен отношением к проекту городских чиновников. Проект благотворительный. Он поможет снять много проблем, которые сейчас существуют в городе, и которые должны решать именно эти чиновники. Но они не готовы даже поддержать тех, кто делает их же работу.

    «Петрушевский больше политикой занимается, чем своими прямыми обязанностями. Было время, когда вокруг него раздули нездоровый ажиотаж. Он предпочитает разговаривать со своим непосредственным руководителем через средства массовой информации. Он неправильную позицию занимает, ведь он всего лишь подчиненный – директор. Что касается общежития для сирот старше 18 лет – у этого проекта есть спонсоры «Ротари клуб». Мы для них выделили участок. Проектирование делает городская архитектура и за это надо платить. Даже мы сегодня, если заказываем проект у них – платим им. Это учреждение на хозрасчете. А Петрушевский считает, что все должно быть бесплатно», — сказал K-News мэр Бишкека Иса Омуркулов.

    То есть, дети и спонсоры должны быть Исе Шейшенкуловичу благодарны по гроб жизни за то, что он земли не пожалел для них. Хотя участок-то отдали на территории Центра реабилитации, то есть, застроят часть детской площадки. Только это ведь не заслуга его, не милость, а обязанность, как градоначальника – решать социальные проблемы и делать для этого все возможное.

    По словам Алексея Петрушевского, норвежская сторона уже пожалела, что взялась за строительство социальной гостиницы в Бишкеке. По срокам проекта, здание уже должны закончить и сдать в эксплуатацию, но его еще даже не начали строить. За 2 года все стройматериалы подорожали.

    «Все стоит из-за документации. Нам не идут навстречу. Ротари уже согласны платить за все, но это же все из средств на строительство. А на какие «шиши» они потом здание строить будут? Я тоже не могу из своего кармана оплачивать проектирование. И так за некоторые документы я свои личные деньги отдавал. Но у меня, извините, не такая зарплата, при которой я бы мог себе позволить это. Брать деньги из бюджета Центра реабилитации я тоже не могу. Просто они с нами больше не станут сотрудничать. Можно было бы еще несколько таких общежитий построить и не только в Бишкеке. Но чиновники не стремятся помочь детям », — сетует Алексей Петрушевский.

    Если президенту надо

    Как ни странно, поддержку и понимание директор Центра реабилитации беспризорных нашли у президента Кыргызстана. Алмазбек Атамбаев решил уделять особое внимание жилищным проблемам сирот. По словам Алексея Петрушевского, в администрации Президента этот проект решили поддержать, и дело сдвинулось с мертвой точки.

    Игоря Беляева тоже услышали, — государство выделило ему земельный участок. Однако молодой человек пообещал, что это ему не закроет рот, и он будет и дальше бороться за права сирот.

    «За участок спасибо. Но как, по их мнению, я буду строить дом? В любом случае, я не собираюсь останавливаться, я буду и дальше помогать всем, кто оказался в такой же ситуации, как я» — сказал молодой человек.

    Хорошо, что есть такой замечательный парень – Игорь. Только вот мне почему-то кажется, что заинтересованность в этом деле должны были проявить как минимум два министерства нашей страны – Минсоцразвития и Министерство по делам молодежи, труда и занятости. Последнее, кстати, не так давно нашло деньги и провело акцию массового бракосочетания. Причем, среди пар далеко не все были из нуждающихся семей. Неужели чиновники этих ведомств не могут найти спонсоров на создание такой вот службы, куда могли бы обращаться выпускники интернатов и получать помощь в трудоустройстве, поиске жилья и правовую поддержку?

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Поделиться