Токон Мамытов: Кыргызстану и Узбекистану нужно срочно провести переговоры на уровне глав правительств

Автор -

    В начале января между жителями приграничных сел Кыргызстана и Узбекистана произошел инцидент, в результате чего были захвачены в плен граждане Кыргызстана. Новый председатель Государственной Пограничной службы Токон Мамытов рассказал KNews, как продвигаются переговоры с Узбекистаном, а также ответил на другие вопросы редакции.

    Токон Болотбекович, расскажите о проведенных переговорах с Узбекистаном?

    Вы знаете, что в конце января на границе двух стран, в районе узбекистанского города Кувасай состоялась встреча руководителей пограничных ведомств. На встрече были обсуждены несколько вопросов, во-первых, это организация взаимодействия и сотрудничества между пограничными ведомствами Кыргызстана и Узбекистана, во-вторых, доставка продовольственных грузов для жителей сел Барак и Божой Баткенской области и для анклавов Сох и Шахимардан. Третий вопрос – это открытие контрольно-пропускных пунктов на границе двух стран, которые были закрыты после инцидента.

    Какие результаты дали переговоры?

    По первому вопросу был подписан протокол, предусматривающий ряд мероприятий: совместная охрана границ и взаимодействие между пограничными заставами, отрядами, региональными управлениями погранслужбы. Подписанный документ позволит ведомствам двух стран поднять на новый качественный уровень сотрудничество. Что касается доставки продовольствия и топлива в приграничные села и анклавы, была достигнута договоренность о разовой доставке гуманитарного груза. Вы знаете, что узбекская сторона уже пропустила груз и, кроме этого, разрешила проехать группе медиков, которые осмотрели жителей сел и вывезли 34 человека в Ошскую область, где часть их них была госпитализирована. По вопросу открытия КПП, мы обратились к узбекским коллегам с просьбой открыть железнодорожные пункты пропуска, потому что на узбекской территории накопилось порядка 500 вагонов, направляющихся в Кыргызстан. Сейчас железнодорожные пункты открыты, это: «Кызыл-Кия», «Кара-Суу», «Шамалды-Сай», «Джалал-Абад». На сегодня они действуют, и грузы исправно доставляются, объемы каждый день доходят до 100 вагонов. В этом плане Узбекистан пошел нам навстречу.

    А что будет с автомобильными КПП?

    Что касается других КПП – автомобильных и пешеходных, пока идут консультации и работы экспертных групп. Нам нужно доработать некоторые вопросы, мы обязаны сделать все для того, чтобы люди, живущие в приграничных районах, не испытывали затруднений при пересечении границ, как с узбекской стороны, так и с нашей. Правда, есть небольшой нюанс, который сейчас прорабатывается. Часть жителей требует не открывать КПП, другая часть – просит открыть их. Скоро решим этот вопрос, люди не должны испытывать затруднения, все КПП должны быть открыты. В ближайшее время, я думаю, мы проведем, второй раунд переговоров с Узбекистаном.

    Почему была договоренность лишь о разовой доставке гуманитарного груза в приграничные районы?

    Есть трудности с доставкой груза, потому что пока КПП не открыты. Скоро этот вопрос должен решиться. Но я хочу отметить, что если завтра-послезавтра вновь возникнет необходимость доставки груза, мы снова соберемся и сможем договориться о быстром, оперативном решении вопроса.

    Как Вы оцениваете проблему установления границ с Узбекистаном?

    Из 1 тысячи 378 километров границ с Узбекистаном мы описали 1 тысячу 7 километров, осталось более 300 километров, и это самые проблемные зоны, где-то 58-60 участков, их размеры разные – от километра до нескольких десятков километров. Этот вопрос скорее решился бы, если бы Кыргызстан и Узбекистан срочно провели встречу на уровне правительств. Проблема ведь не только в процессе делимитации и демаркации границ, но в пересмотре КПП, что-то нужно добавить, что-то убрать. Но с нашей стороны есть готовность к решению проблемы, например, я знаю, что премьер-министр Кыргызстана готов хоть завтра принять узбекскую делегацию или сам вылететь в Узбекистан.

    А узбекской стороне было предложено ускорить процесс?

    Узбекской стороне было предложено, и сейчас правительство по своим линиям прорабатывает этот вопрос, не исключено, что в ближайшее проблема решится.

    Правда ли, что сейчас КПП вообще не контролируются?

    Это неправда, и с узбекской, и с кыргызской стороны на рубежах находятся пограничники. Если бы это было не так, то люди свободно могли бы пересекать границу. Я должен сказать, что в районе анклава Сох с обеих сторон КПП закрыты до принятия решений правительствами и погранслужбами двух стран, но как только закончатся консультации и будет достигнута договоренность, пункты начнут поэтапно открываться.

    Какова укомплектованность контрольно-пропускных пунктов по всей стране в настоящее время?

    Все КПП в настоящий момент укомплектованы, и там работают не только пограничники, но и таможенники. Так что разговоры о том, что границы не охраняются, неверны. Если правительство поставит перед нами задачу увеличить количество КПП по стране, то мы это сделаем.

    Ходили разговоры о том, что пограничникам не выплачивается заработная плата. Что можете сказать по этому поводу?

    Такие проблемы были раньше, сейчас заработная плата утверждена, и если Минфин вовремя перечислит средства, то проблем не будет.

    Ранее Вы говорили о перемещении незаконных вооруженных формирований Афганистана к границам Центральной Азии?

    Есть информация, что идет передислокация незаконных вооруженных формирований из южных провинций Афганистана и Пакистана к афгано-таджикской границе. Этот вопрос мы отслеживаем совместно с другими правоохранительными органами страны, в случае угрозы будут приняты меры по недопущению проникновения таких организаций на территорию Кыргызской Республики и других стран Центральной Азии. Будем сотрудничать с правоохранительными органами соседних стран, чтобы не было перемещения незаконных вооруженных формирований, религиозно-экстремистских и террористических организаций.

    А у нас в стране есть такие формирования?

    По материалам МВД и в стране действуют некоторые организации – это Союз Исламского Джихада, Жайшуль-Махди, Салафия, Джамоати Таблиг. Вы знаете, что в последнее правоохранительные органы провели серию арестов и задержаний, это говорит о том, что незаконные формирования пытаются организовать работу, но я думаю, правоохранительные органы не допустят этого и сделают все, чтобы пресечь их деятельность на территории нашей страны.

    Есть информация, что 20 тысяч кыргызстанцев находятся в составе различных незаконных организаций в Афганистане. Что Вы об этом знаете?

    Нельзя говорить, что все 20 тысяч кыргызстанцев находятся в составе формирований, да, они есть в составе формирований, и немалое количество. Но также есть большое число людей, которые учатся в религиозных учреждениях, и нельзя говорить, что работают с боевиками. Нужно разграничивать эти два случая. Другое дело – нам нельзя допустить, чтобы молодых кыргызстанцев, обучающихся в религиозных учреждениях, вовлекли в состав экстремистских организаций. На сегодняшний день никто не может сказать, сколько кыргызстанцев работают с этими формированиями. В какой-то момент мы выпустили из-под контроля этот вопрос, поэтому сейчас проблема существует.

    Но если известно, что наши граждане находятся в составе незаконных организаций, какие меры должны приниматься?

    По линии пограничных ведомств принимаются все меры, чтобы пресечь незаконное и даже законное перемещение кыргызстанцев в такие опасные зоны, где они могут присоединиться к незаконным формированиям, но основная работа должна вестись МВД и ГКНБ.

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Поделиться