Дордой: «Я еще не хочу умирать…»

Автор -
821

    Дордой – не просто базар. Это символ независимого Кыргызстана, вставшего на путь рыночной экономики. Это уже до такой степени бренд, что в соответствии с правилами его можно уже писать без кавычек. Зависть и восхищение, ненависть и перманентная тяга к шопингу переплетены в один клубок «народной любви» к этому базару. Это даже не базар, и даже не город, а скорее отдельное независимое государство в нашем независимом государстве. А вынесенная в заголовок строка из Осипа Мадельштама, к сожалению – это диагноз. Вирус разрушения уже поселился в этом без преувеличения макроорганизме нашего общества.

    Как птичий грипп в своей неотвратимости, надвигается на Кыргызстан Таможенный союз, результатом вступления в который станет угасание главной перевалочной базы региона на Великом Шелковом пути нашего времени. Именно так можно назвать поток китайских товаров, хлынувших на просторы Евроазиатского континента, и Дордой на этом пути как Рим в средневековой Европе, куда вели все дороги. Время идет и обстоятельства меняются. Так рождались и умирали города, страны, цивилизации.

    Дордой, по разным оценкам разных специалистов, имеет годовой оборот соразмерный с бюджетом нашей страны. Точнее никто не скажет, не верьте цифрам, их попросту нет. Ибо как бизнес единица Дордой организован одновременно на белых, серых и черных схемах товарооборота и движения денег. Это не секрет ни для кого. От самого рядового покупателя до главных борцов-фискалов нашего государства – все приблизительно в курсе как зарабатываются деньги на Дордое. Поломать эту схему не в состоянии была предыдущая «насквозь прогнившая» власть, ни власть нынешняя — «победившей революции». Почему — понятно всем. Да и смысла в этом нет ни для государства, ни для народа. Идет естественный процесс умирания, который посильнее самой страшно декларированной борьбы с коррупцией.

    Фактически Дордой — это логистический центр между беспошлинным Китаем и Таможенным союзом. В главном бизнесобороте среднестатистический бишкекчанин участия не принимает, ибо розница – это только верхушка айсберга. Опт – всему голова, это закон бизнеса, и он уже почти два десятка лет является главной энергетической установкой всего «организма». Формат товаропотока от многотонных фур до сумок челноков, диффузией просачиваются через границу, наполняя ТС китайским ширпотребом. Но здесь следует отметить еще одну важную роль Дордоя в макроэкономике нашей страны. Лет пятнадцать назад через контейнеры стали продавать «самопошив» — текстиль местного производства, основанный на украденных моделях и напечатанных в Китае лейблах. То, что adidas стал народным брендом, чувствуется до сих пор, пестрит Бишкек такими надписями. И упоминание их даже не считается рекламой, ибо знают все, что к мировому бренду это отношения не имеет. Так вот из кустарного «самопошива» сегодня выросла целая отрасль промышленности. Причем сделано все было без помощи государства.

    Тут вырисовывается интересная перспектива. Если даже с Дордоем случится коллапс, то текстильная промышленность, может быть, даже не пострадает, если государству хватит ума и воли грамотно вступить в Таможенный союз. И если это получится, то общественная миссия Дордоя, как катализатора развития отрасли, будет выполнена.

    Но пока все остается по-прежнему. Воскресенье, посвященное шопингу – обыденность для многих семей. Дешево и в одном месте. Это сочетание годами привлекало сюда простых горожан. Хотя сегодня все уже далеко не так дешево, и в городе несложно найти практически такие же цены. И добираться сюда не очень комфортно, продраться по раздолбанной дороге через абсолютно безалаберный трафик. Большие деньги, не способствовали созданию удобств для покупателей. Это макроошибка, которая тоже поспособствует умиранию. А вот ряды постепенно приобрели более-менее нормальный вид. Сказать, что стало удобно, наверное, не стоит, но функционально однозначно. Здесь есть все: от публичной торговли нижним бельем до явно ненастоящего золота. Процветает «институт» тачечников, которых в народе с любовью называют тачкистами. Мобильный общепит — Коляски, в качестве столовой на колесах, и дети-побирушки под бдительным надзором невидимых смотрящих. Зазывалы и промоутеры, охранники и карманники. Все как на настоящем азиатском базаре, который больше похож на маленькое государство…  Таков наш Дордой, за некоторое время до своего упадка.

    Поделиться