Пока в стране остается антидетская социальная политика, у нас будет только расти число детей, подвергшихся насилию — Назгуль Турдубекова

Автор -

    Каждый раз, проходя мимо подземных переходов, или бывая на столичных рынках, мы видим детей, занимающихся попрошайничеством, детей, занимающихся далеко не детским трудом. Этот факт стал настолько привычен для людей, что проходящие мимо граждане не задумываются о серьезности этой проблемы в стране. Да и социальные службы наверно уже стараются не обращать на эти факты должного внимания. Хотя именно они и должны оказывать помощь и поддержку детям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, а затем и вовсе — на улице…….

    В беседе с K-News член Общественного наблюдательного совета Министерства социального развития, глава общественного объединения «Лига защитников прав ребенка» Назгуль Турдубекова рассказала о том, почему в Кыргызстане ведется слабая работа по оказанию социальной помощи детям и семьям, особо нуждающимся в ней.

    Сколько в Кыргызстане детей, находящихся в трудной жизненной ситуации?

    По результатам национального исследования по детской бедности и неравенствам, в Кыргызстане 41 % детей живет и растет в бедности. Почти 7 % из них — в крайней бедности, а это значит, более 143 тыс. детей в возрасте до 18 лет не покрывают свои минимальные потребности в питании.

    Согласно последним статистическим данным, трое из пятерых детей не получают доступа к качественным общественным услугам образования, защиты и здравоохранения.

    В настоящее время в республике насчитывается около 50,9 тыс. работающих детей, из которых 50 % не посещают школу. Как правило, они вовлечены в рынок неквалифицированной рабочей силы. Отсутствие образования в будущем ограничит доступ таких детей к хорошо оплачиваемой работе и приведет к бедности их семей.

    Одной из ключевых проблем остается детская беспризорность и безнадзорность. Сегодня количество таких детей составляет более 10 тысяч.

    Как Вы оцениваете деятельность соцслужб в отношении обеспечения социальной защиты детей?

    На сегодня в системе защиты ребенка в трудной жизненной ситуации социальные службы являются самым слабым звеном. Система защиты детей была разбросана по разным ведомствам и только в последние два года перешла в одно ведомство — Министерство социального развития КР. На местах отделы по поддержке семьи и детей испытывают большие трудности из-за отсутствия профессиональных кадров и низкой заработной платы. Самое главное, защитить ребенка на местном уровне становится трудным из-за отсутствия услуг для детей и семей, находящихся в трудной жизненной ситуации. Роль органов местного самоуправления должна заключаться в том, чтобы выявить семью, нуждающуюся в социальной поддержке и определить в каких именно видах поддержки, в том числе государственных, она нуждается.

    Но что получается у нас? Нет должного контроля, к сожалению, это звено у нас пустует. Государственная власть подключается тогда, когда семья уже распалась, ребенок годами живет на улице, родители запили, или ребенок испытал какое-либо насилие. Они уже работают постфактум, когда ребенка нужно переводить в дом-интернат или детский дом. У нас фактически очень мало проводится профилактических работ, чтобы предупредить подобные ситуации.

    В ходе мониторинга бюджета интернатов и детских домов выявлено, что на содержание одного ребенка в детском доме государство тратит ежемесячно от 7 до 11 тысяч сомов, при этом до ребенка доходит всего 30-40 %, а на поддержку одного ребенка по малообеспеченности государство выделяет всего лишь 465 сомов. Естественно, при таком подходе семья вынуждена сдавать своего ребенка в детский дом. Это называется «антисоциальная политика государства», когда выделяется 11 тысяч сомов для того, чтобы вырвать ребенка из семьи, поместить в казарменные учреждения – интернаты или детдома, но чтобы сохранить ребенка в семье на него выделяется всего 465 сомов. Пока у нас будет сохраняться такая финансовая, античеловечная, антидетская социальная политика, у нас будет сохраняться количество распавшихся семей, количество подвергшихся насилию детей, будет увеличиваться количество интернатов.

    Почему же на местах не проводиться должный контроль?

    За это отвечают главы районных администраций, мэрий и айыл окмоту. Они постоянно должны держать на повестке дня вопрос, сколько в этом месяце они смогли защитить детей, чтобы они не выпали из семьи. Сейчас большую роль стали играть суды. Для того чтобы поместить ребенка в детский дом или интернат, необходимо решение суда. Это условие тоже помогает тому, чтобы детей повально не направляли в такие учреждения. Самая эффективная устойчивая мера — когда ребенок на местном уровне получает своевременные социальные услуги, проводится социальное финансирование детей из семей, находящихся в трудной жизненной ситуации.

    Что необходимо предпринять для улучшения социальной защиты этих детей?

    На сегодня уязвимое население нуждается в различных центрах по поддержке семьи и ребенка, но, к сожалению, эта работа ведется очень медленно.

    Одной из важных проблем остается отсутствие института социального работника, непосредственно работающего с семьей по плану индивидуальной работы, предусматривающему ее социальное сопровождение и вывод из трудной жизненной ситуации.

    Несмотря на то, что законодательно вопросам защиты детей уделяется внимание с 2006 года, до сих пор отсутствует единая комплексная компьютеризированная информационная система (база данных), позволяющая обеспечить четкий учет всех детей, нуждающихся в социальной защите, прозрачность процедур предоставления социальных услуг, снижение коррупции при установлении опеки и усыновлении детей, планирование дальнейших мер по улучшению системы защиты детей.

    Отсутствует нормативная правовая база по реализации прав и защиты детей, позволяющая обеспечить развитие инфраструктуры для оказания услуг детям, находящимся в трудной жизненной ситуации, их успешной социальной интеграции и реабилитации.

    Расскажите о программе стратегии социальной защиты страны. Что необходимо реализовать в первую очередь?

    Стратегия развития социальной защиты населения КР на 2012 -2014 годы была разработана с участием гражданского общества и она является живым документом. В ней отражены потребности всех уязвимых групп населения: детей и семей в трудной жизненной ситуации, детей, подвергшихся насилию и жесткому обращению, пожилых, людей с ограниченными возможностями, детей в конфликте с законом, людей живущих без постоянного места жительства.

    Идея этой стратегии заключает в создании услуг на местном уровне, чтобы все представители уязвимых групп населения могли получать услуги рядом с домом. Тогда отпадет необходимость вывозить их в большие казарменного типа интернаты и детские дома. В рамках данной стратегии должны быть созданы центры по профилактике насилия в отношении детей, что помогло бы спасти жизнь и здоровье сотням ребят. Должен быть организован детский телефон доверия, куда могут обратиться дети и взрослые, чтобы получить вовремя психологическую и правовую поддержку по защите ребенка от насилия.

    Пожилые одинокие люди могли бы посещать дневные центры, где могли общаться, поддерживать друг друга, получать горячее питание, но при этом жить в своем доме, вместо того, чтобы переезжать в дома престарелых. В рамках стратегии должно быть обеспечение доступа ЛОВЗ к образовательным, социальным и медицинским услугам, в том числе развитие реабилитации для детей с ограниченными возможностями здоровья.

    Также другой основной целью Стратегии является повышения пособия по малообеспеченности уязвимых групп населения. Государственные органы заявляют часто о том, что на это нет денег. Но при большой политической воле можно перенаправить финансовые потоки с больших интернатов на семью, в этих условиях родители и родственники смогли бы забрать своих детей и пожилых родственников в семьи, и тогда отпала бы надобность в огромных, многозатратных интернатах.

    Политическим лидером в реализации данной стратегии должно быть Министерство социального развития, но оно этого не делает. Министерство должно вести переговоры и вовлекать другие ведомства в этот процесс. Но сегодня только МВД и Министерство здравоохранения предприняли меры для того, чтобы стратегия была внедрена. То же Министерство по делам молодежи, Гостехнадзор, который должен следить за тем, чтобы новые соцобъекты принимались с учетом наличия в них пандусов, ничего не предпринимают. А Министерство социального развития хочет исключить некоторые пункты из данной стратегии. Это показатель того, что оно само не верит в эту стратегию. Как тогда другие ведомства будут верить в ее реализацию, если ответственное министерство не верит и не готово к ее реализации? Минсоцразвитию необходимо принять все меры, чтобы стратегия была внедрена в стране.

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Поделиться