Безопасность страны начинается с достатка продовольствия для населения

Автор -
332

Страна только тогда может считаться состоявшимся государством, если обеспечивает безопасность собственной территории и народа на ней проживающего. Ее основа – экономическая безопасность, в который главный компонент – безопасность продовольственная. К сожалению, в этой области больше планом и слов, чем реальных дел. Много непонятного и некорректного. Хотя сельское хозяйство, с точки зрения современного менеджмента, область несложная со стабильными наработками стратегий и их реализации.

Что сказал министр

«Ни у кого Кыргызстан в этом году не будет закупать зерно пшеницы, своего урожая хватит», — сказал 9 июля в интервью Tazabek министр сельского хозяйства и мелиорации Чынгысбек Узакбаев. По его словам, ожидается урожай более 800 тыс. тонн, при общей потребности в 1,2 млн тонн. Ежегодно, по его словам, кыргызстанские бизнесмены закупают в Казахстане 300-350 тыс. зерна пшеницы, а в этом году есть прогноз, что частный бизнес завезет 250 тыс. тонн, и этого достаточно для обеспечения потребностей страны. Сам по себе мажорный тон государственного чиновника настраивает на позитив.

Хлеб – всему голова

Про пшеницу, так про пшеницу. В нашей стране принято оперировать следующими терминами — физиологическая, минимальная и фактическая нормы потребления продуктов. Соответственно, они утверждены постановлением правительства КР, рекомендованы Минздравом и взяты из отчетов Нацстаткома. Минимальная норма потребления пшеницы — 89,1 кг/год – этот показатель фактически на границе недоедания и голода. Физиологическая норма – 115,3 кг — позволяет нормально питаться в течении года, при условии, что человек все остальные основные продукты имеет на уровне физиологических норм. В реальности этого не происходит. Обеспеченность, по данным статистики, (НСК КР на 2012 год): растительное масло – 23,3 %, сахар – 15,1 %, яйцо – 93 %, мясо -91,7 %. И кыргызстанцы «добирают» недостаток продуктов увеличением потребления хлеба. Поэтому, фактический уровень потребления пшеницы – 188,4 кг/год. Или в пересчете на население республики получается 1,03 млн. тонн. При этом есть еще производственные расходы (семена, технологические потери) и корм скоту (276,8 тыс. тонн), цифра потребностей возрастает до 1,3 млн. тонн. Если сравните с данными из предыдущего абзаца, получается, что даже если хлеба хватает, то все равно собственную «хлебную безопасность» мы не очень обеспечиваем.

Сколько мы импортируем продуктов

По данным НСК КР, в 2012 году на импорт основных продуктов (мясо, молоко, пшеница, мука пшеничная, фрукты, сахар, шоколад и какао, пиво, табачные изделия и растительные масла) было потрачено 513 млн долларов или приблизительно 25 млрд сомов. Мы привыкли к белорусскому сахару, казахской пшенице, китайским яблокам, российскому растительному маслу. Но давайте на миг вспомним, что страна наша аграрная, и не так давно все эти продукты были нашего собственного производства. Получается парадоксальная ситуация. Мы в год поддерживаем иностранных фермеров на сумму в полмиллиарда долларов, а наши аграрии остаются не у дел. И ситуация с вытеснением местного сельхозпроизводителя с внутреннего рынка ухудшается год от года. Получается, что ошибки эти в макроэкономике не носят сиюминутный характер. И виноват в этом не фермер, а государство.

Вернемся к примеру с пшеницей. В этом году урожай зерновых ожидается рекордным, по крайней мере, в континентальном масштабе. И прогноз был на это в самом начале года, причем тайны их этих данных никто не делал. Что это значит? Наша пшеница окажется еще более не конкурентно способной. В других странах и урожайность выше, и качество лучше. Осенью, когда частники завезут импортную пшеницу по низкой цене, нашим фермерам будет точно не сладко. А ведь можно было оперативно переориентироваться, например, на кукурузу или сахарную свеклу. Отсюда вывод, продовольственные проблемы наши начинаются еще в сфере прогнозирования и планирования. Поэтому в структуре Минсельхоза КР должны быть 2 мощные группы – одна отвечает за прогнозирование и анализ рынка; 2-я — за агромаркетинг, т.е. за практический сбыт на внешнем рынке.

Как управлять сельским хозяйством

Аграрная отрасль, безусловно, сложнейшая система, но управлять ей можно. Более того, во многих странах (очень и очень разных) апробированы механизмы взаимодействия между государством и сельхозпроизводителями. У нас это не получается пока. И причины здесь лежат на поверхности.

Главная причина – административно-политическая. Кто сегодня в ответе за отрасль? Аграрный Комитет Жогорку Кенеша, вице-премьер в правительстве и только потом министр сельского хозяйства. Также за продовольственную сферу отвечает еще несколько министерств и ведомств КР. То есть получается как в известной русской пословице: «У семи нянек дите без глазу». Более того, в Министерстве есть еще и статс-секретарь, который формирует этому министру команду в соответствии с законом о госслужбе. Итог всем известен. Главный исполнитель (министр) занимается тем, что как уж на сковородке мечется между всеми этими структурами, и деятельность эта называется соблюдением законов и регламентов. Ему просто некогда заниматься сельским хозяйством.

Это все критика, а что же делать? Ответ простой – дать министру работать. Именно он отвечает за развитие этой отрасли и должен иметь все полномочия. И при всем при том, что у нас парламентская республика, влияние аграрного комитета ЖК должно ограничиваться рубежным контролем, а не превращаться в частую отчетность исполнителей. Можно также совместить должность вице-премьера и министра сельского хозяйства в правительстве. Позволить министру проработать хотя бы 3 года. И еще, ограничить влияние статс-секретаря. Не нравилось обществу, что руководители предпочитали работать со своей командой, так получилось еще хуже. Ответственность несет министр, а команду подбирает статс-секретарь. В министры сельского хозяйства должен идти человек, который может организовать работу так, что изменятся несколько показателей, понятных и контролирующим организациям, и простым людям.

По каким показателям выбирать министра

Опять не станем изобретать велосипед, обратимся к отработанным на глобальном уровне методикам. Продовольственная безопасность страны – это когда продукт (из перечня основных) стабильно производится внутри страны в количестве 85 % от необходимой нормы потребления. Подчеркнем, что речь идет одновременно о всех основных продуктах. Если этот уровень составляет 70 %, то такая безопасность называется недостаточной, если 60 % — критической. Если еще раз обратиться к данным Нацстаткома (по физиологической потребности), то мы имеем данные по пшенице – 80,1 %, фрукты -30,4 %, мясо — 55,4 %, яйцо – 39,5 %, сахар песок – 11,6 %, подсолнечное масло -26,7 %. Если найдется такой человек, который скажет, что я смогу обеспечить рост внутреннего продукта по всем этим категориям (которые находятся ниже критического уровня продовольственной безопасности) хотя бы на 5% в год, его стоит посадить министром сельского хозяйства и дать ему возможность работать. А результаты будут видны уже через год.

И еще. Есть у нас и другой перечень продуктов. На внутреннем рынке по отношению к потребностям мы производим 163,8 % картофеля, 158,2 % овощей, 113,4 % молока и более ста процентов фасоли. Так вот еще одним условием назначения главного агрария страны будет его гарантия обеспечения экспорта этих продуктов. Как все это сделать? Тот, кто придет, должен все это хорошо понимать. Там нет ничего нового, все давно известно. Просто не стоит экономить на бизнес-аналитиках. Реальных, а не тех, кто рассуждает о проблемах страны за кофе-брейками.

Автор: Торогул Беков, экс-министр сельского хозяйства КР, отличник сельского хозяйства КР, кандидат экономических наук, докторант.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться