Швейная промышленность – отрасль надежды

Автор -
214

    Швейная промышленность как локомотив экономики. При вступлении в Таможенный Союз Кыргызстан намерен отстаивать преференции именно для легкой промышленности. Однако эксперты отмечают, что уровень экономической подкованности для продвижения товара на внешние рынки довольно низок. Какую нишу может занять кыргызстанский «самопошив» в структуре экономики ТС, об этом K-News рассказал экономический эксперт Кубат Рахимов

    Что нашим швейникам нужно знать при вступлении в ТС?

    Судя по последним заявлениям премьер-министра Кыргызстана, мы еще только сосредотачиваемся на идее о вступлении в ТС. Несмотря на политические заявления о вступлении, сначала нужно разработать и принять «дорожную карту». Здесь работы очень много. Я, как разработчик программы для адаптации швейного производства, считаю: осведомлен — значит вооружен. Наши промышленники должны знать условия вступления в ТС. Мы можем научить предпринимателей Кыргызстана, учитывая ошибки Казахстана и Белоруссии при вступлении в Таможенный Союз. Нам необходимо защитить интересы национального бизнеса, и за эти полтора-два года сконцентрироваться и подготовить бизнес-сообщество. Что такое подготовка?

    Я считаю, что не все выживут в ТС. Увы, это рынок. Мы не можем сейчас занимать патерналистскую позицию, другое дело, что мы можем помочь швейной отрасли. Необходимо эту работу проводить каждый день, у швейников я вижу слабенькие кадры по экономической и юридической части. Им нужно заниматься маркетингом. Им нужно менять мышление от базарного в сторону товарно-распределительных логистических сетей. Тут еще поле непаханое.

    Сейчас швейникам больше необходимо консультационная помощь?

    Люди, которые пришли в бизнес, зачастую не имеют специализированного бизнес-образования. Пока у нас не создана полноценная ткань консультационных компаний. и не выработалась культура в бизнес среде платить за такие услуги. Пока наш бизнес не поймет, что не баба Маня или Ашимкан эже за соседним прилавком знает ответы на все вопросы, дело с места не сдвинется.

    Вот есть сайт у Министерства экономики, есть ассоциация Легпрома, есть консалтинговые компании. Только тогда наши бизнесмены смогут быть конкурентоспособными. Они надеются на то, что правительство Кыргызстана выбьет им этот зонтик – «упрощенка», там или здесь. Но любой зонтик имеет срок действия.

    На большее не пойдут другие страны Таможенного Союза. В первую очередь Белоруссия — там мощно развивается легкая промышленность. Их рынок сбыта – Россия. И вдруг появляется такой конкурент, как Кыргызстан с кучей преференций. Конечно, они будут против.

    В Казахстане Легпром слабенький, в России потихоньку возрождается, причем с самых низов — с производства ткани и переработки хлопка. В Кыргызстане же не сохранился базис, и это наше слабое место. Надстройка в виде пошива есть, а производства тканей нет. По сути, даже хлопководство заточено под экспорт. Собрали хлопок, почистили, продали.

    Есть несколько вариантов решения этой задачи: первое — обеспечение кооперации, второе — специализация внутри Таможенного Союза, третье — возрождение базиса. Если их не решить, перспективы вступления в ТС могут быть очень туманными. Рассчитывать только на пошивочную добавленную стоимость в условиях жесткого техрегламента (все в ТС от него стонут), довольно глупо. В Белоруссии предприниматели объявили забастовку, и президент Лукашенко вынужден был реагировать, — отсрочка техрегламента была произведена до ноября. Я думаю, будет еще одна отсрочка. Белорусские предприниматели оказались в ситуации, когда поставщики не обеспечили им сертификаты, подтверждающие происхождение их товара. Поэтому они не могли реализовать свою продукцию.

    Кыргызстан еще в Таможенный союз не вступил, а уже швейная промышленность показывает спад. Почему?

    Тут простое объяснение, все границы законопатили, весь челночный бизнес сведен на «нет». Какие-то контрабандные механизмы, может быть, остались, но большей частью все это происходит очень жестко, посмотрите, как потрошат на «Кордае». Таможенный союз создавался для чего? 80 % резонов создания ТС — это защита от производителей дешевой продукции, в первую очередь из Китая. Такой вот парадокс. Иначе бы это движение с востока уничтожило остатки российской, казахстанской, белорусской промышленности.

    И для нас важнейшая задача — подъем собственной промышленности, которая, увы, без механизма протекционизма трудновыполнима в этот момент. Если взять другие отрасли, то в качестве положительного примера можно говорить о производстве российских и казахских автомобилей. В этих странах автомобили своей сборки начинают доминировать на рынке.

    Есть ли ниша для кыргызстанских производственников в ТС?

    Что касается Легпорма, то здесь необходимо производить ввод системных интеграторов. Многие бренды стараются отшиваться по принципу фастфейшн. Чем он отличается от китайского производства? Нужно очень быстро и качественно отшить небольшую партию. Я здесь вижу шикарную нишу для Кыргызстана, и наши швейники смогут конкурировать с восточно- и южноевропейскими компаниями. Фирмы фаст-фешн отшиваются в Болгарии, в Румынии, в Португалии, в Боснии, в Герцеговине. Так что перспективы есть и не надо бояться. Еще раз говорю, не факт что все выживут, но кто выживет, будет сильным. Европейские предприниматели видят в рынке ТС большую перспективу. Потому что степень брендовой насыщенности не очень высокая. Представьте, они отшиваются где-то на юге Европы и везут в логистические центры Западной Европы, оттуда поставляют в Россию, только потом в Казахстан и Белоруссию. А если мы сможем организовать поставки на тот же рынок ТС, то сразу сокращаются издержки и сроки.

    Часто говорят о восстановлении связей в рамках ТС. Для швейников возможны такие варианты, что ткани будут, к примеру, завозится из России, а отшиваться одежда будет здесь в Кыргызстане?

    По сей день сохранилась схема: худо-бедно, может быть не в нужном объеме, но, к примеру, хлопок из Средней Азии идет в Иваново. Грубые ткани — вязь, суровье, — шли и идут на российские фабрики. Есть белорусские поставщики, которые завозят суровые ткани на российский рынок. Кооперация такого плана осталась, некоторые российские бренды, которые имеют заграничные корни, к примеру, отшиваются в Белоруссии. Я слышал, что они делают попытки зайти в Кыргызстан и отшиваться здесь. Но нужно понимать, те, кто держит бренд, тот и имеет всю добавленную стоимость.

    Чтобы выйти самостоятельно на рынок, нужны очень большие усилия. Возможно, ассоциация Легпрома смогла взять на себя функции локомотива. О кооперации можно говорить в том случае, если мы выдержим первый удар. Тогда к кыргызскому Легкпрому будут присматриваться внешние игроки, я не исключаю, что это будут китайские, пакистанские или индийские предприниматели.

    Честно говоря, я удивляюсь, что производители стран юго-восточной Азии до сих пор не запустили здесь парочку крупных производств. Если Кыргызстан вступит в ТС, то сразу откроется огромный плацдарм для реализации продукции. Если не вступит, то все равно будет пользоваться преференциями в части зоны свободной торговли СНГ и единого транспортного пространства

    Может власти нужно забыть про дешевеющее золото и опуститься на грешную землю, нам нужны отрасли, которые дают очень много рабочих мест. Поэтому Легпром во всех странах считается отраслью надежды. Процент мультипликации здесь самый высокий и сопоставим с отраслью мелкой торговли, но эта тупиковая ветвь. А легкая промышленность — эта самая человекоемкая сфера. А что сейчас нужно Кыргызстану, когда миллионы человек зарабатывают за границей?

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Поделиться