Кого в Кыргызстане называют ростовщиками?

Автор -
204

    Закон «О ростовщичестве» депутаты перед выходом на каникулы приняли в спешном порядке. Автор законопроекта Омурбек Текебаев, играя на чувствах, принял очередной популистский документ, без всяких экономических выгод. Этот законопроект противоречит сразу нескольких законам и даже конституции.

    В начале июля закон поступил в администрацию президента и еще есть надежда, что разум возобладает, и глава государства наложит на него вето. Экономический эксперт Эркинбек Жумабаев рассказал «K-News» обо всех последствиях «ростовщической» чистки.

    Закон о ростовщичестве должен быть направлен, прежде всего, на деятельность ростовщиков. Кто такие ростовщики, и распространяется ли действие этого нормативного документа на них?

    Есть отдельные законы, которые регулируют деятельность коммерческих банков, где четко прописаны механизмы, то же самое касается микрофинасовых организаций и кредитных союзов. Национальный Банк кроме того, что осуществляет кредитно-денежную политику, ведет надзорную политику за финансово-кредитными учреждениями. Это четко и ясно прописано и здесь никаких обсуждений быть не должно.

    Давайте разберемся, кто такие ростовщики, это абсолютно нерегулируемый бизнес и даже не сектор. Чаще, это физические лица, которые ссужают деньги в виде займов. Ломбарды до 2009 года находились под надзором НБ КР. Тогда для того, чтобы упростить процесс лицензирования, ломбарды вышли из-под надзора Нацбанка. Сейчас они в свободном плавании.

    Если бы этот закон распространялся на лица, которые сужают деньги и ломбарды, это другой вопрос. Но закон однозначно направлен на ограничение деятельности коммерческих банков и микрофинансовых организаций.

    Прописан ли механизм реализации этого законопроекта?

    Возьмем ростовщиков. Это физические лица. Когда они ссужают деньги, — хорошо, если между ними и заемщиком оформляется хотя бы расписка. В лучшем случае же ростовщик дает корешок. Сам инициатор законопроекта говорит, давайте хоть под 1 тыс. %, а вот когда заемщик обратится в суд и скажет «я не доволен процентной ставкой», вот тогда суд будет разбираться. А суду нужен как минимум кредитный договор. А если у физических лиц и ломбардов договоров нет, откуда возьмется спор. А микрокредитные организации, коммерческие банки и кредитные союзы эти договора заключают.

    С практической точки зрения механизма реализации вообще нет. Да, он пытается зарегулировать деятельность официальных кредитных учреждений, вот и вся идея.

    Несмотря на то, что закон еще не подписал президент, сказывается ли эта ситуация на деятельности МФО?

    К президенту законопроект поступил только 3-4 июля. Несмотря на то, что он еще не подписан, мы уже имеем последствия. МФО депозиты не привлекают, а привлекают заемные средства и предоставляют их заемщикам.

    И что говорят кредиторы? Естественно они отслеживают ситуацию и знают, что есть такой проект закона, какие нормы он в себе содержит и это вызывает довольно серьезную тревогу с их стороны. Очевидно, что государство пытается вмешаться в деятельность коммерческих организаций, которые при этом четко регулируются центральным банком страны.

    В случае подписания, как это будет выглядеть на практике?

    Этот законопроект устанавливает средневзвешенную ставку или потолок ставки, которую будет признавать суд. Если есть кредитный договор, они посчитают ставку, и она соответствует средневзвешенной, то спор между сторонами исчерпан. Если эта ставка выше, то заемщик должен будет выплатить до средневзвешенной ставки, остальное нет.

    При этом кредиторы, которые заимствуют для МФО, говорят, что это прямое вмешательство государства в деятельность кредитных учреждений. Установление потолка кредитных ставок — это абсолютно не рыночный механизм регулирования. Это прямое административное регулирование.

    Как изменились процентные ставки МФО за последнее время?

    Если посмотреть тенденцию процентных ставок по МФО за два года она упала с 39 % до 34 % без всякого вмешательства. Рынок работал, стоимость привлеченных денег уменьшилась, сократились операционные расходы, где-то может быть это связано с конвертацией валюты. Сейчас в Кыргызстане 303 МФО, конкуренция высокая у одной микрокредитки стоимость заемных ресурсов одна, у другой иная.

    Сохранится ли эта тенденция?

    Кредиторы МФО в законе «О ростовщичестве» видят политический риск, возможность вмешательства государства в деятельность МФО. Поэтому они уже подняли ставки на 1% -1,5 %. То есть те средства, которые МФО привлекали от международных кредиторов, подорожали. Естественно когда работаешь с кредиторами, у них есть планы. Условно говоря, в феврале, я готов выделить этой организации столько денег. Исходя из этого, они пересматривают свои планы, помимо пересмотра ставок, МФО не хотят брать на себя этот риск и просто держат ресурсы, несмотря на то, что ранее это было согласовано.

    У клиентов бизнес цикличный. Январь — февраль  —  как правило мертвый сезон, заемщики просыпаются в марте, когда начинается подготовка к посевной. Соответственно и они планируют свои денежные потоки. А тут кредитор говорит, извини, денег нет, я не могу выдать тебе кредит. Он идет к другому, а у него тоже своя база клиентская сформирована. И он вынужден идти к ростовщикам. Занимать там, где ему дадут деньги, но ставка там абсолютно другая.

    Какие еще последствия могут быть от принятия этого закона?

    Самое страшное, что закону придается обратная сила. То есть он будет действовать на те кредиты, которые были ранее выданы, но еще не погашены. К примеру, я заемщик, и могу пойти в суд и оспорить процентную ставку. Заемщику по барабану, выше кредитная ставка или ниже. У меня просто появляется возможность не платить. Я иду в суд подаю иск, тот период времени пока рассматривает суд, я не выплачиваю кредит. Что происходит у меня, как у заемщика? В первую очередь портится кредитная история. Эта информация идет в КИБ (кредитно-информационное бюро). У меня портится отношения с кредитором. Что происходит с судебной системой, — она переполняется исками.

    В лучшем случае эти разбирательства займут полгода. 180 дней заемщик не платит, все это время финансово-кредитное учреждение начисляет резервы, соответственно страдает доходная часть бюджета и у клиента испорчена кредитная история. Если завтра он пойдет в другое кредитное учреждение, его пробьют по базе данных. Ведь многое зависит от характера клиента, как он строит отношения со своим партером, здесь эффект идет на все стороны.

    Какие показатели у МФО, какую сумму они приносят в бюджет?

    В 2011 году МФО заплатили налогов 1 млрд 200 млн сомов, в 2012 году – около 800 млн сомов. За 6 месяцев 2013 года — в районе 350 млн сомов. В 2012 году МФО без гарантий государства привлекли прямых инвестиций около $200 млн. В этом году приблизительно около $70 млн.

    МФО выполняют ту роль, которую пока не может взять на себя государство. Они обеспечивают доступ к финансовым средствам, в том числе в отдаленных регионах. 400 тыс. заемщиков это довольно большая масса. Необходимо создавать рыночные условия, чтобы ставка сама каким-то образом снижалась. Если посмотреть филиальную сеть, то есть, географическое присутствие, то около 800 офисов имеют свои филиалы, а коммерческие банки только 260.

    Есть хоть доля выгоды от принятия закона «о ростовщичестве»?

    Экономической выгоды от этого закона нет, ни для заемщика, ни для государства. Не так давно был принят закон о МФО, в нем очень много хороших вещей, направленных на защиту прав заемщика. Это международная хорошая практика. Мы сидели вместе с депутатами и обсуждали довольно долго. Закон о МФО говорит, что государство не должно вмешиваться в деятельность микрокредитных организаций. Закон о банках и банковской деятельности содержит ту же норму. Там же говорится, что закон не имеет обратной силы.

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Поделиться