Соглашение о разделе продукции – самый короткий путь недорого утилизировать богатства Кумтора

Автор -

    Уже который месяц продолжается в Кыргызстане представление под названием «Страсти по Кумтору». Пока идут переговоры между правительством КР и канадской «Центерра Голд Инк.», эксперты рассматривают различные варианты новых схем сотрудничества между канадской компанией и Кыргызстаном. Цель понятна и проста – сделать условия этого сотрудничества приносящими максимальный экономический эффект для нашей экономики.

    Как один из вариантов рассматривается возможность заключения соглашения о разделе продукции (СРП). Вообще, эта схема сотрудничества распространена в мире достаточно широко. Но вот применима ли она в случае с Кумтором? И насколько эта схема будет выгодна Кыргызстану?

    Посмотрим на эффективность работы этой схемы на примере соседних стран. Суть ее состоит в следующем. Компания, как правило, из страны с развитой экономикой и обладающая необходимыми технологиями, заключает с руководством страны третьего мира, не имеющей ни достаточных финансов, ни технологий для самостоятельного освоения этих ресурсов, соглашение, в соответствии с которым в безраздельное пользование компании отдается разработка полезных ископаемых либо ресурсов на определенной территории.

    При этом вся добытая продукция, оставшаяся после уплаты всех необходимых расходов, включая кредиторские задолженности самой компании, разделяется в соответствии с установленными в соглашении пропорциями. Как правило, значительная часть продукции остается в распоряжении компании, меньшая же поступает в распоряжение страны, владеющей ресурсами.

    Не стоит полагать, что СРП является чем-то совершенно новым. Соглашение о разделе продукции применяли еще в 20-х годах прошлого века, когда большевики допустили к ресурсам СССР английские и американские компании, раздав месторождения золота, цветных металлов, и отдав нефтяные месторождения англичанам на правах концессии. Затем российские либералы повторили опыты юных большевиков, заключив СРП с нефтяными транснациональными корпорациями, фактически полностью отдав нефтяную отрасль. В целом в РФ таким образом было роздано более 260 перспективных месторождений природных ресурсов. 

    Соглашения о разделе продукции наиболее часто применяются при разработке нефтяных и газовых полей. К примеру, буквально до 2004-го года вся нефть, добываемая иностранными компаниями на территории России, делилась между правительством РФ и так инвесторами. По сути, происходило разграбление ископаемых ресурсов РФ.

    Вот как определил суть соглашений о разделе продукции российский экономист Делягин: «Что такое СРП? Вкратце, если отбросить заумные наслоения многочисленных юридических формулировок, то СРП представляет собой договор между колонизаторами и торговыми посредниками-компрадорами на совместное расхищение природных богатств из под носа доверчивых туземцев».

    И хотя внешне СРП вполне адекватная система взаимодействия инвестора и государства, главный его минус содержится в основном постулате — государство получает свою долю продукции лишь после того, как инвестор полностью возместит свои издержки – это так называемая «компенсационная часть продукции». А в случае увеличения расходной части бюджета бизнеса, государство неизбежно несет потери. В то время как инвестор возмещает свои расходы, не теряя ничего. При этом инвестор, как правило, освобождается от уплаты значительной части налогов и получает серьезные преференции по другим платежам в бюджет.

    Вполне логично, что расходная часть бюджета инвестора немедленно начинает расти как на дрожжах. Вот пример из российской практики – при разработке дальневосточных нефтяных месторождений «Сахалин-1» и «Сахалин-2» составлялись совершенно фантастические отчеты о расходах на привлечение внешних специалистов и консультантов. Скажем, ежедневный гонорар одного их таких консультантов составлял $12 000. Неудивительно, что после расторжения СРП между правительством России и компаниями, разрабатывавшими эти месторождения («Сахалин-1» — ExxonMobil, «Сахалин-2» — Sakhalin Energy), Россия осталась должна американцам более $700 миллионов. Это притом, что значительная часть продукции оказалась как раз той самой, компенсационной.

    Тем не менее, в Кыргызстане находятся эксперты, которые считают соглашение о разделе продукции шагом вперед. Вот что говорит Нурбек Элебаев, управляющий директор финансово-консалтинговой компании «Ниет-Аракет»:

    «Возможно, было бы выгодно соглашение, которое предполагает раздел продукции. Но если мы подпишем такое соглашение о разделении продукции, то нужно иметь в виду, что необходимо будет пересматривать наше участие в Centerra Gold Inc. Такие договорные форматы о разделе продукции между инвесторами и правительственными структурами существуют в других странах, почему бы не у нас. В этом случае каждая сторона имеет свою долю прибыли от продажи той части продукции, которая относится к ним. Многие уже говорили об этом. Если будет принято такое решение, то неизбежно потребуется изменение в правовой части договора с Centerra Gold Inc. Сейчас Кыргызстан, как акционер получает только дивиденды при распределении прибыли. Кроме того, есть узаконенные платежи, которые компания осуществляет в Кыргызстане и налоги».

    Наверное, прежде чем предлагать схемы сотрудничества с ключевым иностранным инвестором, следует изучить опыт постсоветских стран и малоразвитых стран третьего мира, где в основном и используется соглашение о разделе продукции, как инструмент для наиболее эффективного выкачивания ресурсов из страны с минимальными издержками и рисками. В частности Россия уже полностью отказалась от работы по СРП, Казахстан постепенно движется в том же направлении.

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Поделиться