Особенности национальной охоты в Кыргызстане

Автор -
1631

    Депутаты Жогорку Кенеша решили добавить проблем и без того в не самую простую жизнь отечественных охотников. Народные избранники активно обсуждают новый закон об охоте. На фоне планируемого международного форума по спасению снежного барса в Кыргызстане эти обсуждения нардепов обретают, кажется, особые оттенки гуманности. Якобы речь идет о защите редких видов животных от истребления и вымирания. Но если присмотреться, в ядре вопроса стоит цель далекая и от гуманизма, и от проблем охотников. Уже сегодня специалисты называют проект нового закона банальной кормушкой для чиновников.

    Закон об охоте, безусловно, необходим. Это признают и сами охотники. После апрельской революции новая власть отменила все ранее вынесенные постановления, не стал исключением и закон об охоте. Ничего взамен охотники и охотсоюзы пока что так и не получили. Сегодня готовится проект нового закона. Однако принимать его в том виде, в котором он сейчас существует, попросту нельзя, считают специалисты.

    Для лучшего понимания ситуации посмотрим, что необходимо сегодня кыргызстанцу, чтобы стать охотником.

    Сложно ли сегодня стать охотником?

    Первое, что нужно сделать, чтобы стать охотником – вступить в охотничий союз. Сдав «охотничий минимум» — экзамен на знание правил безопасности обращения с оружием, выплатив все необходимые взносы, человек получает так называемый «охотничий билет» — документ, в котором отображается вся необходимая информация – уплата государственных пошлин, марка и номер ружья, номер холодного оружия, даже порода охотничьей собаки.

    Следующий этап – покупка охотничьего оружия. Для этого человек обращается в разрешительную систему МВД, где ему выдается соответствующий бланк. С ним будущий охотник проходит комиссию у психолога, нарколога и окулиста, покупает сейф для хранения оружия дома. Параллельно с этим МВД проверяет кандидата на судимости и проблемы с законом. Лишь убедившись, что человек законопослушен и адекватен, его допускают к покупке и хранению дома огнестрельного оружия.

    На этом дело не заканчивается. Просто так бегать со своим ружьем по охотничьим угодьям и палить во все что бегает/летает/ползает, вам никто не даст. В охотсоюзах существует такая норма, как «путевка». Этот документ регламентирует количество и вид дичи, которую вам разрешено отстрелить. Еще в советские времена в республике было разработано самое прогрессивное положение по охотничьему хозяйству.

    «Вначале 70-х мы приехали в Москву и презентовали систему наших путевок. Презентация имела эффект разорвавшейся бомбы. На деле все очень просто. Мы включаем в сезонную путевку определенный перечень животных – например: кеклик, утка, заяц, а неуказанные в ней животные автоматически запрещены к отстрелу. То есть человеку не нужно покупать путевку на каждое животное отдельно», — рассказывает председатель правления союза обществ охотников и рыболовов Кыргызстана Иван Ардамин.

    Путевка включает в себя все необходимые налоги. Эти деньги идут не в чей-то карман, а на восстановление охотничьих угодий, зарплаты егерей, закупку подкормки для животных и т.д.

    Что предлагают депутаты?

    Депутаты предлагают пойти привычным для Кыргызстана путем – следом за Россией. Сравнительно недавно там был принят закон об охоте, согласно которому регистрацией охотников теперь занимаются не охотсоюзы, а государство. Однако уже сейчас российские эксперты-охотоведы признают – закон удобен для чиновников, но не для людей.

    Наши законодатели, похоже, не стали разбираться – удобен закон, или нет. Закон фактически слизали с российского, только в отечественном исполнении он, как любая переделка, стал еще хуже.

    Вся соль в том, что теперь, по замыслу чиновников, охотничье удостоверение будет выдаваться специальной комиссией при Департаменте охоты. Эта комиссия будет состоять из 5-7 человек – сотрудник милиции, эколог, чиновник из самого департамента и т.д. и т.п. Получить заветный документ можно будет, лишь пройдя специальный курс обучения и заплатив немалую сумму. В одной из версий закона обговаривалась цифра в три тысячи сомов за корочки охотника.

    А теперь посмотрим на это с практической стороны. Возьмем в пример Иссык-Кульскую область. Допустим, охотник живет в Чок-Тале или Тору-Айгыре, а комиссия собирается лишь в областном центре – Караколе. Коррупция возникает сама собой.

    «Это же надо туда три-четыре раза приехать только на обучение. Потом комиссии сдавать экзамен. А мы с вами сами знаете, где живем, и разгильдяйство наше знаете – один заболеет, другой прийти не сможет. Как обычно человека доведут до состояния, когда ему легче заплатить, чем мотаться туда-сюда со справками и бумажками», — говорит председатель правления Союза обществ охотников и рыболовов Кыргызстана Иван Ардамин.

    Остается непонятной и судьба действующих охотничьих союзов. В тексте нового закона они упомянуты вскользь. Видимо чиновники посчитали, что общественные организации, со времен Советского Союза занимавшие огромную нишу в охоте и рыбалке Кыргызстана, и что не менее важно – владеющие огромными территориями охотугодий, стране больше не нужны.

    Каковы будут последствия для охотников и охотсоюзов?

    Охотничьи общественные объединения живут только за счет самофинансирования. Из государственного бюджета они не получают ни копейки, напротив – исправно платят все необходимые налоги. Фонд объединений пополняется за счет вступительных и членских взносов, продажи путевок.

    Фактически новым законом государство отрывает охотников от общественных охотничьих союзов. Смысла вступать в них больше не будет, так как удостоверение охотника будет выдаваться государством. В итоге финансирование охотсоюзов сократится и те будут вынуждены сокращать количество егерей в своих угодьях, не смогут организовать полноценный подкорм диких животных, санитарных мероприятий. Все это приведет к вымиранию дичи и разгулу браконьерства. Охотсоюзы будут вынуждены отойти от своих угодий. И вот на этом моменте обязательно появится какой-нибудь чиновник, который предложит продать в частные руки угодья, как нерентабельные. Исторически так сложилось, что практически все угодья вокруг Бишкека принадлежат общественным объединениям, и именно им удалось сохранить флору и фауну. Складывается ощущения, что эти охотничьи оазисы государству теперь как бельмо на глазу, а может и как лакомый кусок.

    «Интересно, что подобный закон принимали и в Казахстане, и в России. В итоге браконьерство у них значительно выросло. Россия, как пионер закона, сегодня пересматривает его, на практике признав нецелесообразным», — говорит Иван Ардамин.

    А в чем тогда смысл закона?

    Еще одна причина ввода охотничьих удостоверений – это неизвестное количество охотников, уверяют депутаты. Якобы каждый год в Кыргызстане охотников становится на три тысячи больше, и такая армия ставит под угрозу вымирание целых видов диких животных.

    В Союзе обществ охотников и рыболовов Кыргызстана над этой информацией откровенно смеются: если депутатам действительно нужна проверенная информация, а не чьи-то выдумки, они могут обратиться к нам – мы дадим им поименные списки, с адресами, телефонами и даже марками ружей, говорят специалисты.

    «В кыргызохотыболов союзе сегодня числится от 10,5 до 11 тысяч членов. Цифра эта плавает по нескольким причинам: люди выходят из членства по возрасту, уезжают из страны или умирают. Допустим в Чуй-Бишкекском обществе охотников и рыболовов зарегистрировано 4,5 тысячи членов, но далеко не все они охотники, есть рыбаки. По факту на охоту выезжают не более 2-2,5 тысяч людей. И то, многие из них выезжают один раз за весь сезон», — рассказывает председатель правления Союза обществ охотников и рыболовов Кыргызстана Иван Ардамин.

    Однако депутаты об этом, похоже, не знают, как не знают и то, что общественные объединения чуть ли не единственные в стране, кто продолжает бороться за сохранение дичи в своих угодьях. Одни из немногих, кто отслеживает популяцию животных, гоняется за браконьерами и не дает до конца уничтожить всю живность в Кыргызстане.

    Поделиться