Кыргызстан и Таджикистан связаны одной водной пуповиной

Автор -
635

    Сближение партнерских позиций

    Кыргызстан и Таджикистан сближают позиции по многим региональным темам. Договорно-правовая база двусторонних отношений состоит аж из 87 документов, подписанных в период 1993-2013 гг. А товарооборот между двумя республиками только за первое полугодие текущего года составил $93,6 млн., что в 4,3 раза превышает показатель аналогичного периода 2012 года.

    Конечно, есть ряд разногласий, тем не менее РТ и КР в целом придерживаются единых подходов в главном вопросе – независимой эксплуатации водно-энергетических запасов. Не случайно, что обсуждению именно этой темы с таджикским руководством был посвящен августовский визит главы нашего кабмина Ж.Сатыбалдиева в Душанбе.

    Страны ЦА, насчитывающие почти 65 млн. населения, используют главным образом ресурсы двух рек – Амударьи и Сырдарьи, а также ряд малых трансграничных водотоков. В нынешних условиях, когда значительная часть гидроресурсов ЦА формируется на территории одних государств, а максимальное использование приходится на другие страны, очень важным является надлежащее сотрудничество по устойчивому управлению и грамотному использованию водных запасов, чтобы не допустить конфронтации между сторонами. Так из 64 км3. формирующейся на территории Таджикистана воды страна использует лишь 10-11 км3, что составляет 10% от общего стока бассейна. Между тем удельные показатели этого государства по объему воды и орошаемой площади на душу населения в Центральной Азии в РТ являются самыми низкими. Потенциал Таджикистана, оценивающийся в 527 млрд. кВт/ч в год, освоен только на 3-4 процента!

    Аква-стресс

    К сожалению, из так называемых возобновляемых источников энергии вода в обозримом будущем может стать невосполнимым компонентом. По данным ЮНЕП, к 2025 году водопользование в развивающихся странах повысится на 50 % от сегодняшнего уровня, а в развитых странах на 18 процентов. 1,8 миллиарда человек будут жить в странах и регионах с абсолютным недостатком воды, а две трети населения мира — находиться под стрессом, связанным с водой.

    Не случайно Таджикистан еще в 1992 году наряду с другими государствами Центральной Азии подписал о сотрудничестве в сфере совместного управления над использованием и охраной водных ресурсов межгосударственных источников, а в 1993 году стал соучредителем Международного Фонда спасения Арала. Кроме того, в целях обеспечения населения стран ЦА водой, Таджикистаном было предложено создание Международного консорциума по использованию пресной воды высокогорного Сарезского озера. На фоне роста дефицита водных ресурсов этот проект, безусловно, заслуживает особого внимания.

    Также по инициативе РТ принята программа Международного десятилетия действий «Вода для жизни 2005-2015» и «Международного года водного сотрудничества — 2013». Плюс было предложено открыть в городе Душанбе Международный центр по водной дипломатии. 

    Закат ледникового периода

    В Кыргызстане, имеющем сходные природно-климатические, да и экономические условия с Таджикистаном, очень угрожающая ситуация складывается с главным источником питания рек – ледниками. Площадь оледенения в КР составляет 81077 км2. Однако исследования гляциологов показывают, что почти каждый ледник за прошедшие 120—150 лет отступил на 800—1000 м от прежних позиций. Это видно по ледникам Кара-Баткак, Абрамова, Ак-Сай и другим. Толщина ледников Кыргызского хребта, к примеру, за период 1972-1993 годов уменьшилась на целых 8 метров. Еще более удручающие показатели отмечены на Алайском хребте, в районе системы Ак-Шийрак, и т.д.

    По прогнозам, к 2025 году площадь оледенения южного склона хребта Кунгей Ала-Тоо сократится на 76 %. А северного склона Терскей Ала-Тоо – на 32 %. До 50 процентов своих площадей могут утратить ледники бассейна реки Нарын. Уже сейчас отмечены факты полного исчезновения малых ледников на высотах до 4000-4200 метров.

    Кыргызстан сейчас использует всего 20% от своего водного запаса, остальная часть уходит на территорию соседних государств, — заявлял премьер-министр Ж.Сатыбалдиев.

    Ко всему прочему наша республика впустую теряет до 60 % воды из-за износа оборудования, что лишь усугубляет проблему.

    Безальтернативный вариант

    Таджикистан, 93% территории которого составляют горы, а на душу населения приходится меньше всего земли (всего 0,11 га, и из них 0,08 орошаемых), не имеет другой альтернативы кроме развития в качестве базы своей экономики гидроэнергетических ресурсов. Поэтому жизненно важным является завершение строительства Рогунской и Сангтудинской ГЭС, ряда других станций на реках Вахш, Пяндж, Зарафшан и других, модернизируется знаменитая Нурекская ГЭС, чья мощность от нынешних 2700 в ближайшие годы увеличится до 3200 мегаватт.

    От строительства Рогунской ГЭС, к примеру, получат пользу и соседние страны. Регулирование стока Рогунским водохранилищем позволить обеспеченность орошение земель бассейна Амударьи на площади 4,6 млн.га. и дополнительно освоить 480 тыс. га, из которых 140 тыс. га в Туркменистане и 240 тыс. га в Узбекистане, а также повысит водообеспеченность уже эксплуатируемых земель.

    Свои грандиозные планы имеет и Кыргызстан, построив с помощью России Камабаратинскую ГЭС и Верхне-Нарынский каскад, тем самым полностью обеспечив себя электроэнергией и даже начав, в перспективе, экспортировать часть ее за рубеж.

    Однако страны низовья – Узбекистан, Казахстан и Туркменистан — опасаются, что при строительстве новых ГЭС в Таджикистане и Кыргызстане, появления новых водохранилищ, будут нарушены согласованные режимы и величины попусков для стран, расположенных ниже по трансграничному водотоку.

    Лишь бы порохом не пахло…

    Самое тревожное, что трения из-за наличия в КР и РТ ледниковых массивов Тянь-Шаня и Памира и получаемой электроэнергии, распределяемой потом якобы неравномерно среди региональных потребителей, являются для отдельных сил важным фактором нестабильности. Некоторые эксперты даже прогнозируют масштабные конфликты за право контроля над водными богатствами ЦА. По некоторым сведениям, спецподразделения РУз уже несколько лет тайно проводят учения, по сценарию которых бойцы отрабатывают методы штурма и последующего захвата Токтогульской, Курпсайской и других ГЭС на территории Кыргызстана.

    По данным Тихоокеанского института в Окленде, в период с 2010 по 2013 год в мире был зафиксирован 41 вооруженный конфликт, так или иначе связанный с водными ресурсами. Один разразился в Океании, шесть — в Азии, восемь — в Латинской Америке, 11 — в Африке и 15 — на Ближнем Востоке.

    Некоторые эксперты полагают, что реализация независимых планов Кыргызстана и Таджикистана лишит соседей необходимых ресурсов для получения такого стратегического товара, как хлопок; отрицательно скажется на обеспечении влагой населения; усугубится и без того неблагоприятная эколого-мелиоративная обстановка в регионе; возможно подтопление населенных пунктов, промобъектов, инженерных коммуникаций.

    По мнению отдельных наблюдателей, инициаторы строительства Рогунской ГЭС в РТ и каскада Камбаратинских ГЭС в КР игнорируют также несовершенство подобных сооружений, где на практике якобы не уделяется должного внимания влиянию крупных водохранилищ на геостатическое равновесие, грозящее сейсмокатастрофами и техногенными ЧП.

    Арбитр нас рассудит

    Сегодня региональное сотрудничество в области использования ресурсов бассейна рек Амударья и Сырдарья осуществляется в рамках Межгосударственной координационной водохозяйственной комиссии (МКВК), которая является органом Международного фонда по спасению Арала (МФСА). Членами МКВК являются руководители водохозяйственных органов всех республик ЦА. 

    Однако, как уверяют противники сближения Бишкека и Душанбе, в последнее время Таджикистан и Кыргызстан, ссылаясь на отсутствие интересов энергетики при управлении водными ресурсами региона и механизма по обмену «вода — энергия», выступают за коренное реформирование как МКВК, так и всей структуры МФСА, пытаясь тем самым якобы установить свою линию диктата в нарушение множества международных документов.

    Конфликт интересов уже приводил к тому, что Таджикистан оказывался в экономической блокаде. Как утверждает Душанбе, Узбекистан не только прекращал поставлять в республику газ, но и препятствовал получению РТ электроэнергии из Туркмении.

    Одним из вариантов мирного разрешения проблемы может быть привлечение нейтрального и авторитетного арбитра. В этом качестве может выступить, к примеру, ООН, организация, имеющая большой опыт миротворческих консультаций.

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Поделиться