Главное завоевание – это знание!

Автор -

Оценивая нынешнее развитие республики, местные эксперты предлагают самые разнообразные пути выхода из кризиса. Наш собеседник, председатель Комитета Жогорку Кенеша по образованию, науке, культуре и спорту убежден — прежде всего, необходимо заняться просвещением. В этом главная задача государства. 

Каныбек Осмоналиевич, как Вы относитесь к идее провозглашения 2014 года в КР Годом укрепления государственности?

Это решение я воспринял с воодушевлением. Наш народ за свою более чем 2000-летнюю историю пережил множество испытаний, но сохранить свою ментальность, самоидентичность, традиции, язык, нравы и обычаи, достоинство и независимость. Однако опасность суверенитету сохраняется. Прикрываясь демократией, некие силы желают внести раскол в общество, выдвигают деструктивные лозунги, делят народ на и племена. В каждом шаге властей они ищут недостатки, усиливают слухи, стремятся к беспорядкам. Поэтому президент, стремящийся к единству и стабильности многонационального Кыргызстана, и объявил нынешний год вехой укрепления государственности.

Но как добиться прорыва в этом процессе?   

Испокон веков только в просвещенном обществе быстро происходят позитивные преобразования. Стабильное развитие Кыргызстана напрямую связано с успешным решением вопросов образования, науки, культуры.

Взглянем на собственную историю. В первые годы советской власти, несмотря на трудности, организация курсов по ликвидации неграмотности, открытие школ рассматривались как самые ответственно-значимые заботы государства. И сегодня эта сфера должна стать приоритетной.

Увы, система образования не смогла стать адекватной рыночной экономике. Не полностью привлечены к учебе дети из социально уязвимых семей, снизилось качество обучения, неэффективно используются финансовые и материальные ресурсы, содержание пособий и учебных программ не соответствуют требованиям времени.

По этому поводу высказываются справедливые замечания в адрес Министерства образования и науки, Кыргызской академии образования. Несмотря на нехватку средств, на выпуск учебников ежегодно предусматривается 80-100 миллионов сомов. Только Всемирным банком выделено $15 млн. Однако школы обеспечены учебниками лишь на 70-85 %.         

Существующие проблемы — явный итог безрезультативного и нецелевого использования бюджетных и донорских средств. Ежегодно тысячи детей остаются на улице. Несмотря на десятки заведений, готовящих педагогические кадры, наблюдается нехватка учителей, их подавляющая часть уже пенсионного возраста, и это отрицательно сказывается на качестве обучения.   

Данные упущения со стороны МОиН свидетельствуют о том, что государственное управление отраслью образования неэффективно. Министерство проявило свою беспомощность, не смогло провести совместную работу с Минфином и Государственным агентством архитектуры и строительства, разработать четкую программу по открытию образовательных сооружений.

В социуме высказываются замечания по вопросу определения уровня подготовки выпускников школ…

Действительно, множество вопросов вызывает предоставление частной компании права на проведение общереспубликанского тестирования (ОРТ). В апреле 2013 года в Жогорку Кенеше этот вопрос рассматривался, говорилось о недопущении коррупционных проявлений, было принято постановление. Но, несмотря на это, МОиН не проводило никакой работы. Наверное, им удобно передать частной фирме судьбы тысяч учащихся. Тем же постановлением МОиН обязали наряду с ОРТ ввести единый государственный экзамен (ЕГЭ). Это постановление парламента тоже не исполнено! Например, в России и в других странах введение ЕГЭ показало, что оно имеет явное преимущество по сравнению с ОРТ, что посредством госэкзамена можно справедливо и беспристрастно оценить знания учащихся. Однако МОиН превратил ОРТ в монополию фирмы. Почему при проведении ЕГЭ мы не доверяем учителям, школам, которые обучали ребят в течение 11 лет? Убежден — эту задачу можно осуществить при жестком контроле и активном участии общественности, родителей и попечительских советов. 

А что Вы скажете о социальном положении педагогов?

В соответствии с законом «О статусе учителя» местные госадминистрации и органы МСУ обязаны обеспечивать их соцзащиту. Но в реальности эти требования не исполняются. МОиН ни разу не подняло данный вопрос на правительственном уровне. Комитет ЖК по образованию, науке, культуре и спорту несколько раз рассматривал вопрос об исполнении закона «Об образовании», указывал пути решения вышеизложенных проблем. Однако министерство лишь ссылается на различные причины. Ни один из проектов программ, разработанных МОиН, не дал положительных результатов.   

До сих пор не решается проблема полного охвата детей в дошкольных организациях. Парламентом принимаются меры по возврату незаконно приватизированных детсадов. Однако МОиН и правительство в целом показывают неэффективность в этом вопросе.

Высказываются различные мнения по поводу увеличения числа высших учебных заведений. Нужно ли нам столько вузов?

Мы открыли филиалы вузов даже в айылах и кишлаках. Что это дало? Мы создали только армию безработных с сомнительными дипломами. Вузы для получения лицензии идут на всевозможные уловки. Встречаются случаи, когда один и тот же академик, доктор наук или зарегистрирован в нескольких заведениях.     

Качественное высшее образование, подготовка профи в соответствии с потребностями рынка остаются злободневными проблемами. Рост количества контрактных групп в вузах, преследующих только свою выгоду, привело к увеличению лишних специалистов. До сих пор МОиН не определило хотя бы примерный план подготовки работников, имеющих спрос на рынке труда.

Большинство вузов преимущественно готовят специалистов по юриспруденции, экономике и банковскому делу, при этом не особо беспокоясь об их дальнейшей занятости. Обучение связано с коррупцией, поэтому для искоренения таких явлений необходимо широко использовать практику аккредитации вузов и проведения рейтинга, лишения лицензий. В образовательных программах правительства не увидишь четких мер по поддержке вузов, развитию их материально-технической базы и доведению их до уровня конкурентоспособности с зарубежными передовыми научно-образовательными центрами. Даже в Национальной стратегии развития об этом сказано лишь в общих чертах. Ни один вуз не может похвастаться открытиями, их структуры, лаборатории, оборудование остались на уровне прошлого века!

Поэтому основная задача государства — резкое улучшение качества обучения студентов в государственных и негосударственных заведениях под четким контролем.

Почему не дал результатов проект по оптимизации деятельности вузов и сокращению дублирующих специальностей?

Потому что эта работа проводится только на уровне МОиН. Вместо того, чтобы остановить деятельность вузов, не отвечающих стандартам, идут на соглашательство, закрывают глаза. Несмотря на недостаток преподавателей с ученой степенью, в некоторых частных учреждениях им дают возможность проводить обучение!

Недавно на заседании нашего комитета рассматривался факт принятия студентов в филиал Международного университета КР в Джалал-Абаде по медицинским специальностям без лицензии. Правительство должно создать межведомственную комиссию по оценке деятельности вузов, а не возлагать все только на МОиН. Если в его состав войдут опытные ученые, педагоги, представители общественности, Национальной академии наук, то она могла бы работать результативно. К сожалению, реализация этой идеи застопорилась…

Давно уже такие темы, как поднятие авторитета профессорско-преподавательского состава, социальной защиты, повышения зарплаты остаются вне поля зрения государства, каждый вуз решает их исходя из своих возможностей.

Впечатление, что наука и образование остались где-то на обочине, не ощущается их взаимосвязи, нет совместных действий…

Причиной тому отсутствие единой политики, связывающей науку, технику, нет определяющего и координирующего органа. Национальная Академия наук, МОиН, Госслужба по инновациям и интеллектуальной собственности и другие учреждения, каждый в отдельности проводит свою работу.           

Недавние слова теперь уже экс-премьера — «есть ли необходимость в финансировании НАК» — вызвали резонанс в научной среде. Они возникли не на пустом месте. Причиной тому — отсталость кыргызской науки по многим направлениям, отсутствие фундаментальных исследований, крупных научных проектов, соответствующих рыночным условиям. Такое плачевное состояние серьезно обсуждалось на прошедших 24 февраля парламентских слушаниях. Участники отмечали отсутствие внятной госполитики в этой сфере. Руководители Академии связывают создавшуюся ситуацию с вопросом финансирования.         

Я, как человек, проработавший в этой сфере всю жизнь, инициировал еще в 2012 году постановление ЖК «Об образовании Фонда Кыргызской Республики по науке и инновациям». Сосредоточение в одних руках средств дает возможность финансировать большие проекты, проводить обширные исследования в качестве госзаказа, использовать научные достижения в экономике. Однако правительство затягивает исполнение этого документа. В отделе науки МОиН работает всего три человека, как они могут двигать науку?    

Возложение функций по инновациям на Кыргызпатент тоже вызывает вопросы?

Они занимаются статистическими задачами, а не внедрением ноу-хау в производство. Не создана система по разработке, управлению и коммерциализации инноваций. Именно поэтому формирование единого органа позволило бы осуществлять научную политику, грамотно использовать ресурсы, развивать государственно-частное партнерство, привлекать к этому бизнес-структуры, проводить исследования на конкурсной основе, усиливать конкуренцию между академической и вузовской науками, шире привлекать иностранные гранты.

К примеру, такая работа успешно осуществляется в России. В 2013 году там было образовано Федеральное агентство научных организаций.

Просвещение всегда было показателем уровня развития государства. Некогда разрушенная Япония, к примеру, сегодня известна всему миру передовыми технологиями. И у нас должны быть созданы возможности для сдвига экономики, социально-политической стабильности, новаторства. XXI век — век науки, инноваций и нанотехнологий. Кыргызстан не может оставаться на задворках цивилизации. Пришло время рассматривать науку как перспективное направление политики, один из основных факторов укрепления государственности, и в корне изменить существующее к ней отношение.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться