Ох уж это золото, ох уж этот «Кумтор»

Автор -
791

Предложение национализировать «Кумтор» по-прежнему в силе. Просто пока оно не на повестке дня. Политики, называющие себя патриотами Кыргызстана, идею экспроприировать крупнейшее золотодобывающее предприятие, как опытные шулеры, держат в рукаве.

Наверняка такой «козырный туз» появится на свет в тот момент, когда, как покажется, партия будет уже сыграна. Его предъявят в нужный момент для того, чтобы вернуть всех за стол и продолжить игру, но уже по новым правилам.

О том, в какую пропасть свалится экономика страны в случае национализации «Кумтора», говорилось не раз. Смысла повторять сказанное нет. Хотелось бы акцентировать внимание на другом моменте.

Если все-таки предприятие национализируют, то у экспроприаторов будут всего лишь два варианта дальнейших действий – либо отдать «Кумтор» другим собственникам, либо продолжить разработку месторождения своими силами.

Первый вариант маловероятен. Серьезные инвесторы вряд ли решатся вкладывать средства в золотой актив, несмотря на всю его привлекательность в плане получения прибыли. Все-таки риск оказаться на месте бывших владельцев предприятия велик – если забрали у одних, то легко заберут и у других.

Что касается второго варианта – разработка своими средствами, – то о нем стоит поговорить подробнее. Итак, вопрос: «Сможет ли Кыргызстан самостоятельно добывать золото на Кумторе»?

Ответить на него легко. Достаточно посмотреть на то, с какими результатами государственное предприятие «Кыргызалтын» разрабатывает республиканские месторождения золота, находящиеся в его собственности.

В начале 2013-го в «Кыргызалтыне» сообщили, что к 2015 году планируется увеличить добычу драгметалла на отечественных месторождениях в два раза – с 528 до 995 килограммов (для сравнения: на Кумторе в прошлом году добыли почти 19 тонн золота).

В феврале 2014-го в госпредприятии представили промежуточные результаты проделанной работы. Добыча действительно выросла, но лишь на 18 %. Не трудно подсчитать, что с такой скоростью ни о каком двукратном увеличении не может быть и речи.

И проблема, по мнению экспертов, вовсе не в том, что месторождения «Кыргызалтына» – Макмал, Терек-Сай (оба находятся в Джалал-Абадской области) и Солтон-Сары (Нарынская область) – практически истощены. Проблема в том, что государство сегодня просто не в состоянии эффективно их разрабатывать. Это, кстати, признают и руководители «Кыргызалтына».

По словам зампредседателя госпредприятия Кылычбека Шакирова, на Макмале работают 1,2 тыс. человек. «В год они производят 420 килограммов золота. А на Кумторе две тысячи человек производят более 18 тонн драгметалла в год», — говорит он.

Кроме того, на Макмале воруют золото. «Сколько именно – неизвестно. Есть подозрения, что металл вывозят с технологической цепочки. Мы стараемся бороться с этим. Произвели кадровые изменения, поставили видеокамеры. Однако противостоять воровству все равно тяжело», — объясняет Кылычбек Шакиров.

В подтверждение его слов – последний случай, связанный с попыткой украсть примерно полкилограмма золота. Только речь идет о месторождении Солтон-Сары. Летом прошлого года сотрудники ГКНБ задержали некоего М.К., у которого при обыске нашил слиток из драгметалла. Было возбуждено уголовное дело по статье 208 ««Незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней» УК КР.

А еще ранее милиционеры задержали работника комбината «Солтон-Сары». Он пытался продать взрывчатое вещество аммонит и несколько детонаторов. Этого, как сказали эксперты, хватило бы для создания «хорошей» бомбы.

«Ситуация тяжелая на всех месторождениях, — констатирует председатель правления «Кыргызалтына» Токон Мамытов. – К сожалению, вовремя не были профинансированы эксплуатационные, геологоразведочные и подготовительные работы. План выполнения горных работ не был правильно составлен, не учитывались особенности производственного цикла. Обо всем этом нужно было позаботиться пять лет назад».

В общем, ситуация понятна. Передать «Кумтор» «Кыргызалтыну» в его нынешнем положении, значит подписать предприятию смертный приговор. Ни сил, ни средств для дальнейшей разработки месторождения у республики нет. И не будет.

А что сегодня происходит с другими крупными, кроме Макмала, Солтон-Сары и Терек-Сая, месторождениями золота в республике? Тоже ничего путного. Пока  вместо реальных поступлений в госказну в виде налогов и социальных отчислений одни обещания и заверения чиновников в том, что все будет хорошо.

Взять, к примеру, Джеруй (Таласская область, 75 тонн золота). По словам директора Государственного агентства по геологии и минеральным ресурсам КР Дуйшенбека Зилалиева, весной 2015-го станет известно, кто будет добывать золото на Джеруе.                

Как говорится, устами главы Госгеологоагентства мед бы пить. На чем основывается его уверенность – непонятно. Право на разработку месторождения уже пытались продать, но желающих его купить не оказалось. Из-за двух основных причин. Первая – непонятная ситуация вокруг Кумтора. Гарантий, что та же катавасия не начнется и с Джеруем, нет. 

Вторая – вероятность выплаты $548 млн бывшему держателю лицензии на разработку Таласского месторождения. Лицензия до ноября 2010 года принадлежала казахстанской компании «Джеруйалтын». Документ аннулировали якобы за невыполнение плана работ.

Сегодня бывшие владельцы доказывают, что это не так, в международном арбитраже. Они требуют взыскать с правительства КР более полумиллиарда долларов. А кабинет министров республики, в свою очередь, намерен обязать нового держателя лицензии выплатить эту сумму в случае судебного проигрыша.

Ну и кто согласится на такое условие, при том, что цена на золото в последние несколько месяцев падает? Деньги считать инвесторы умеют, простаков среди них нет.

По двум другим крупным месторождениям – Талдыбулак Левобережный (Чуйская область, 78 тонн золота) и Иштамберды (Джалал-Абадская область, 80 тонн) – тоже не все очевидно.    

В Министерстве экономики заявили, что первое золото на Талдыбулаке – разрабатывает китайская компания – ожидают получить в декабре 2014-го. Новость хорошая. Но если вспомнить, сколько раз до этого на месторождении уже начинали «добывать» драгметалл или обещали, что вот-вот начнут…

Та же история и с Иштамберды. Еще в феврале 2012 (!) директор Госгеологоагентства Учкунбек Ташбаев пообещал, что запуск одноименного золоторудного комбината состоится через два месяца. 

Через полтора года после обещания Ташбаева председатель Центрального комитета горно-металлургического профсоюза Кыргызстана Эльдар Таджибаев сообщает о возобновлении производственного процесса на месторождении.  

А в мае 2014-го премьер-министр КР Джоомарт Оторбаев поручает разработчикам Иштамберды – опять же китайской компании – разработать график по ускоренному запуску производственных работ. «Для нас принципиально важно в этом году ввести в эксплуатацию месторождение, так как запуск работ на нем позволит решить многие стоящие перед нами вопросы», — сказал глава правительства.

В принципе к этому моменту его уже должны были ввести в эксплуатацию…

В общем, ситуация в республике сегодня такова, что на полную мощность работает только «Кумтор». И, образно говоря, этот сук, на котором сидит экономика страны, недобросовестные политики пилят с нескрываемым удовольствием. Логику этих деятелей не понять. Ладно бы, была замена «Кумтору». Так ведь нет же ее. И с теми темпами, с которыми осваивают другие месторождения золота в стране, появятся она ой, как не скоро.

P.S. По даннымпредседателя горно-металлургического профсоюза Кыргызстана Эльдара Таджибаева, по итогам 2014 года республика потеряет около $65 млн недополученной прибыли от проекта «Кумтор». «Если бы в конце 2013 или начале 2014 года соглашение о создании нового предприятия на руднике было бы принято, эти деньги могли бы оказаться в бюджете КР», — полагает он.

«Затягивание принятия решения по реструктуризации проекта повлекло за собой арест 47 миллионов акций ОАО «Кыргызалтын» в канадской золотодобывающей компании «Центерра». Если бы реструктуризация состоялась до этого раньше, и новое предприятие было бы зарегистрировано на территории республики Кыргызстана, ареста можно было бы избежать», — считает Эльдар Таджибаев.

По его словам, Кумтор остается центром политических игр, а также инструментом для достижения собственных узкокорыстных целей отдельными лицами и политическими организациями.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться