Поможет ли Турция курдам в борьбе против боевиков ИГ?

Автор -

Джихадисты группировки «Исламское государство» вошли в сирийский город Кобани через несколько месяцев после того, как их оттуда вытеснили курдские силы. В ожесточенных столкновениях у сирийско-турецкой границы погибли десятки человек. Сообщает ВВС.

Значительную часть города по-прежнему контролируют курдские войска.

Курдские ополченцы представляют довольно мощное военное формирование, весьма успешно противостоящее джихадистам, и заодно вызывают головную боль в Анкаре, где, с одной стороны, не любят «Исламское государство», а с другой — не слишком жалуют сторонников «независимого Курдистана».

Ведущий программы «Пятый этаж» Михаил Смотряев беседует c доцентом кафедры теории и истории медународных отношений Санкт-Петербургского государственного университета Александром Сотниченко.

Mихаил Cмотряев:Сегодня нас интересует курдский аспект. Кроме курдского ополчения, единственные, кто серьезно могут противостоять распространению ИГ – это шиитские ополченцы Ирака вместе с иранскими спецподразделениями корпуса Стражей исламской революции. Турецкое государство, которому ИГ угрожает не меньше, чем Багдаду, Москве или Вашингтону, не торопится им помогать. Основная причина – нежелание иметь под боком вооруженных людей с опытом военных действий в том месте, где они уже много лет борются за создание собственного государства.

Александр Сотниченко: Я бы хотел поспорить, что ИГ угрожает турецкому правительству не меньше, чем иракскому. Главным врагом турецкое руководство провозглашает Асада и его режим.

М.С.: Там еще и сектантские какие-то сложности? Асад и его сторонники – алавиты, алавитов в Турции много, плюс у Эрдогана какие-то личные сложные отношения с Асадом?

А.С.: В свое время с Асадом у него были хорошие отношения, благодаря этому у Турции и Сирии были неплохие политические и экономические отношения. Однако арабская весна побудила турецкое руководство к активным действиям в отношении и Сирии, и других стран Ближнего Востока, где разгорелась революция. Турки подумали, что революционные силы будут им нужны, и это позволит контролировать пост-османское пространство. И они отказались от всех завязавшихся неплохих отношений, а теперь расхлебывают последствия этой политики. С сирийским режимом наладить отношения, судя по всему, уже не удастся, так что теперь турки на него давят, в частности, не предпринимая особых действий против ИГ. А турецкие алевиты и сирийские алавиты – разные секты. Турецкие алевиты противостоят режиму Эрдогана, обычно голосуют за левые партии, но говорить об их единстве с сирийскими алавитами нельзя.

М.С.: То, что в Анкаре не оценивают высоко угрозу, исходящую от ИГ – прискорбное заблуждение. Когда первый раз брали Кобани, после довольно долгого противостояния, турецким властям пришлось разрешить курдским частям пересечь границу и вычистить исламистов из соседних районов. События прошедшего полугода не могли уже оставить сомнений в опасности ИГ для Турции. Будет ли меняться политика Анкары в широком смысле в этом направлении?

А.С.: Будет, но это не связано с тем, что Анкара осознала угрозу со стороны ИГ. В их отношении турки сохраняют не очень дружественный, но нейтралитет. Например, через Турцию довольно активно едут боевики для ИГ. Скорее всего, изменение политики произойдет в результате того, что серьезную для себя победу одержала Курдская партия, которая впервые прошла в парламент, получив 80 мест. И сейчас правящая партия ведет переговоры о возможности коалиции. Даже если курды не войдут в коалицию, будут пытаться воздействовать на общественное мнение через парламент, чтобы на угрозу ИГ обратили более серьезное внимание.

М.С.: Демирташ, лидер курдской фракции в парламенте Турции, заявил, что ни о какой коалиции речь идти не может. Но это было сказано сразу после выборов, поэтому пока точно сказать нельзя. Но взаимодействие с целью не допустить ИГ на территорию Турции, наверное, возможно в любом случае. Возможно, конечно, и то, что турки отправят армию против ИГ в Сирии, но турецкие генералы в последнее время заявляли неоднократно, что это невозможно.

А.С.: ИГ пока напрямую Турции не угрожает, ограничиваясь проклятиями в адрес турецкого режима. Но границу не переходят пока. Обе стороны соблюдают нейтралитет. Для Турции это выгодно — они не хотят воевать с ИГ на земле, это выгодно и для ИГ – у них пока достаточно противников. Пока они не разделаются с сирийским и иракским режимом, на Турцию их внимание не переключится.

М.С.: Но в какой-то момент они это совершат. Сирия ослаблена гражданской войной, в Ираке нет мощной регулярной армии. И тогда Турция может показаться очевидной следующей целью. Тогда придется воевать по-настоящему. В Анкаре этого не понимают?

А.С.: Они прекрасно понимают, что ИГ пока не следует переоценивать. Его успехи в войне и с Сирией, и Ираком тактические. Представить, что они вдруг захватят и Сирию, и Ирак, невозможно, потому что большинство населения в Ираке – шииты, которые свои районы не сдадут. То же касается и Сирии. Асад пока удерживает большую часть страны, и непохоже, что это скоро изменится. Так что война ИГ и Турции — в очень далекой перспективе.

М.С.: То есть при этом турки следят, чтобы не прекращались столкновения ИГ и курдов, чтобы военная база последних сокращалась? На случай, если они начнут строить свой независимый Курдистан?

А.С.: Пока то, что происходит на территории Сирии, туркам вполне выгодно. ИГ и курды взаимно уничтожают друг друга.

М.С.: То есть наивно думать, что в свете успехов борьбы с ИГ у курдского государства появились какие-то перспективы? Но тогда сами курды это тоже понимают?

А.С.: Курдского государства не существует. То образование, которое существует на севере Ирака, государством не является. Курдская автономия пока согласна с тем статусом, которым они обладают. ИГ уже столкнулась с их армией, неудачно для себя, и пока у них в планах новых столкновений нет. Курды понимают, что их оставили с ИГ один на один, и скорее надеются на некое смягчение позиции Турции по вопросу курдских беженцев из Сирии. Довольно недружественное отношение к курдским беженцам заставило турецких курдов прекратить поддержку партии Эрдогана, что привело к успеху курдскую партию. Приход беженцев из Сирии туркам тоже выгоден, но они будут стоять до последнего на том, чтобы турецкие курды не ехали туда воевать. Хотя как они будут этого добиваться, не очень понятно. Пока через территорию Турции воевать пропускали только курдов — граждан Ирака.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться