Недавно Кыргызстан отметил ровно год членства в ЕАЭС, в связи с чем международные и отечественные эксперты подводят первые итоги. Главный вопрос: правильным было решение руководства страны о присоединении к Евразийскому экономическому союзу или нет?

«Конечно, у нас были определенные прогнозы и ожидания, они были несколько скорректированы тем, что наше вступление совпало с экономическим кризисом, но, тем не менее, в большей степени все наши ожидания оправдались», – об этом в ходе очередного заседания Евразийского межправительственного совета в Сочи заявил первый вице-премьер-министр Кыргызстана Олег Панкратов.

Официальная позиция властей Кыргызстана понятна, а что думают эксперты? Получила ли республика от ЕАЭС то, что хотела? Были ли достигнуты начальные цели?

Плюсы и минусы ЕАЭС

МендковичПозитивным итогом первого года членства в ЕАЭС стал доступ страны к общему рынку объединения, считает глава Евразийского аналитического клуба (ЕАК) Никита Мендкович.

«В течение 2015 года, по опубликованным данным, экспорт товаров из Кыргызстана в одну только Россию достиг $157 млн, что примерно на четверть больше, чем годом ранее. Кыргызстанские товары смогли появиться на ряде региональных выставок-ярмарок России и Казахстана, что позволило заключить новые сделки, преимущественно на сельхозпродукцию. Вступление в ЕАЭС привело к существенному росту иностранных инвестиций в экономику Кыргызстана, причем не только из стран СНГ. Участие в Союзе открыло для производителей на территории КР больший рынок, чем пытаются воспользоваться зарубежные инвесторы», – сказал аналитик.

Он отметил также, что выгодной оказалась для страны и новая система взимания таможенных пошлин.

«Согласно правилам ЕАЭС, поступления от них собираются в общий бюджет, а потом пропорционально распределяются между странами. Для Кыргызстана эта схема оказалась наиболее выгодной – собрав в последнем квартале 2015 года 2,9 млрд сомов, бюджет получил долю в общих сборах ЕАЭС на сумму 3,5 млрд сомов», – добавил глава Евразийского аналитического клуба.

Очень позитивным оказалось вступление для трудовых мигрантов из Кыргызстана. Особенно если учитывать тот момент, что сегодня, по неофициальным данным, около 1 млн кыргызстанцев трудятся за границей. Порядка 92% гастарбайтеров трудоустроены в России. Из доклада ЕАК следует, что число кыргызстанцев в РФ на начало 2016 года увеличилось на 7,6%.

число граждан некоторых стран СНГ и Грузии в РФ в марте 2015-февраль 216, данные на 12 февраля
Число граждан некоторых стран СНГ и Грузии в РФ в марте 2015  феврале 2016 года, данные на 12 февраля

 

 

«Трудовые мигранты из КР были освобождены от дополнительных сборов и получили равные права с местными рабочими. В случае России это означало освобождение от патентного сбора и необходимости сдавать экзамены, что позволяет каждому мигранту экономить несколько десятков тысяч рублей в год. В результате поток переводов трудовых мигрантов в КР наименее пострадал от инфляции и сокращения рынка труда в РФ. Для рабочих из Таджикистана и Узбекистана это стало серьезным ударом, однако выходцы из КР даже несколько укрепили свои позиции в России», – пояснил Никита Мендкович.

Напомним, на долю переводов мигрантов приходится порядка 30% ВВП государства.

статистика денежных переводов в некоторые страны СНГ и Грузию в 2014-2015гг млн долл
Статистика денежных переводов в некоторые страны СНГ и Грузию в 2014-2015 гг, млн долларов

«В настоящий момент продолжается снятие барьеров в области нового рынка труда. Утверждаются акты, предусматривающие признание образовательных сертификатов союзных стран, что позволит выходцам из Кыргызстана свободнее работать по специальности в соседних государствах, а не только на рынке низкоквалифицированного труда», – подытожил плюсы Союза для Кыргызстана Мендкович.

Однако за прошедший год Кыргызстану все еще не удалось решить ряд проблем, связанных с членством в ЕАЭС, считает эксперт.

«В частности, не налажена сертификация экспортируемой сельхозпродукции, не созданы специальные станции, речь о которых шла еще на стадии подготовки. Власти Кыргызстана упрекают РФ в неоказании поддержки в создании этих объектов, однако Россия может указать на то, что за последние годы выдавала в распоряжение официального Бишкека крупные суммы грантов (не считая инвестиций по линии РКФР), которые использовались на другие цели. Можно напомнить, что распределение бюджетных средств предыдущим кабинетом министров вызывало серьезные вопросы, в том числе юридического толка», – подчеркнул глава ЕАК.

Так или иначе, ситуация вокруг сертификации привела к тому, что до сих пор не решена проблема открытия границы с Казахстаном.

«В ряде случаев Астана ставит явно избыточные барьеры, однако нерешенность формальных вопросов мешает Бишкеку разрешить конфликтную ситуацию через арбитражные органы РФ», – заключил глава Евразийского аналитического клуба Никита Мендкович.

Любая интеграция требует времени

МарсельМожно много говорить о том, что Кыргызстан вступил в Евразийский экономический союз преждевременно, неподготовленным, о чем в своих публикациях заявляют отдельные эксперты. Однако любая интеграция требует времени для адаптации под ту или иную модель развития, считает генеральный директор  интеграционной торгово-экономической площадки «Кыргыз Экспо» Марсель Салахунов.

«Невозможно, вступив в ЕАЭС, щелкнув пальцем, захватить рынки ЕАЭС, обеспечить миллионы на экспорте, и чтобы наши соотечественники вмиг превратились в желаемых на рынке труда. Все требует поэтапного каждодневного труда», – пояснил специалист.

Он привел пример освоения российского рынка кыргызстанской продукцией.

«Первый год членства Кыргызстана в ЕАЭС сопутствует положительной активности предпринимателей Кыргызстана, ориентированных на экспорт своего товара в страны ЕАЭС. Фермеры, производители, торговые компании обратили свои взоры прежде всего в сторону России, которая действительно может дать положительную динамику в экспортной отрасли страны, послужить отличной площадкой в ее развитии», – подчеркнул Марсель Салахунов.

К сожалению, как «новички», не имея достаточного системного опыта в торговой деятельности на внешних рынках, кыргызстанские предприниматели сталкиваются со многими трудностями, мешающими им эффективно сбывать свой товар в России.

«Сегодня в России открываются кыргызстанские интернет-магазины в сегменте эко-, биопродуктов, на прилавках появляются известные в Кыргызстане бренды, такие как легендарная минеральная вода «Жалал-Абад 27», продукция Майлуу-Суйского лампового завода и другие. К сожалению, темп нашей интеграции остается не на должном уровне, продукция по-прежнему продается на рынках так называемой «дикой розницы», что создает много рисков с недобросовестными посредниками, логистическими просчетами и низкой маржинальностью», – сказал гендиректор «Кыргыз Экспо».

Для того чтобы кыргызский экспортер мог реально зарабатывать, необходимо осваивать другие рынки, и прежде всего так называемые Modern Trade, считает Салахунов.

«Это разработка и внедрение инноваций в продвижении продукции в сетевом канале продаж. Анализ рынка и текущей дистрибуции. Опыт организации и контроля качества проведения трейд-маркетинга в канале Modern Trade и многое другое. Нам предстоит большая работа, чтобы адаптировать нашу экономику под бизнес-модель ЕАЭС», – сказал Марсель Салахунов.

Он уверен, сейчас правительством делается много для этого, раздавая кредиты бизнесу посредством Российско-Кыргызского фонда развития, но предстоит сделать еще больше.

«Мы можем произвести хороший продукт в хорошем качестве, но без определенной стратегии продаж данной продукции на внешних рынках выданные кредиты производителям, ориентированным на экспорт, будут нерентабельными. Нам необходимо создавать торговые, выставочные площадки, выстраивать дистрибьюторскую сеть на рынках ЕАЭС, что поможет изучать потребность рынка сбыта, интегрироваться в бизнес-процессы, изучать потенциальную клиентскую базу, заводить контакты не на уровне государств, как это делается в большей части, а на уровне малого и среднего бизнеса», – заключил гендиректор «Кыргыз Экспо».

ЕАЭС – это возможности и риски для КР

ГМВступление в любой экономический союз − это всегда возможности и риски, иначе не бывает, заявил шеф-редактор ИА Regnum Григорий Михайлов.

«Первый год участия в едином экономическом пространстве наглядно проявил годами нерешавшиеся проблемы кыргызской экономики и государственного управления. В качестве примера: руководство страны говорило о вступлении на протяжении 3 лет, однако ни до вхождения в Союз, ни на данный момент так и не смогло решить проблему ветеринарных лабораторий. Прошел уже год, но власти только сейчас объявили тендер на поставку бирок для идентификации скота – меры, крайне необходимой для открытия возможности экспорта произведенного в Кыргызстане молока и мяса», – подчеркнул эксперт.

И это далеко не все проблемы.

«Второй пример: системные проблемы в экономике страны и внешнеполитическая конъюнктура уже в 2012 году, за 3 года до вступления в ЕАЭС (!), привели к тому, что внешнеторговый оборот Кыргызстана начал сокращаться. Падение темпов роста объемов торговли, а затем и обвал, зафиксированный Нацстаткомом республики. В 2011 году внешнеторговый оборот вырос на 30%, в 2012 рост продолжился, но уже слабее (+15%), 2012 год – последний год, когда объемы торговли росли (+6%). Далее началось падение: 2014 год (–5%), 2015 год – падение на четверть (–25%)», – подкрепил конкретными цифрами свои слова Григорий Михайлов.

внешнеторговый оборот в процентах к предыдущему году
Внешнеторговый оборот (в процентах к предыдущему году)

«Подводя итоги первого года, можно сказать, что самые радикальные положительные и отрицательные прогнозы не сбылись. В республику не пришла очередь из инвесторов, жаждущих вложить деньги в местную экономику, не наступило светлое будущее. Не произошло и коллапса экономики, трехкратного роста цен, а также тотального банкротства всех и вся», – акцентировал шеф-редактор ИА Regnum.

По его словам, нельзя однозначно ответить: ЕАЭС − это хорошо или плохо для Кыргызстана.

«Плохо, что шоки от вступления совпали по времени с региональным экономическим кризисом, выразившимся в снижении цен на сырье и падении спроса на товары. Кризис ударил по всем странам СНГ: и тем, кто был в ЕАЭС, и тем, кто в нем не участвует. Хорошо, что благодаря участию Кыргызстана в ЕАЭС трудовые мигранты перенесли кризис легче своих коллег из Узбекистана и Таджикистана. Количество последних в России ощутимо сократилось, тогда как граждане Кыргызстана нарастили свое присутствие», – сказал специалист.

Участие Кыргызстана в ЕАЭС не должно было и не принесло легкого успеха, считает Михайлов.

«Страна находится в сложном положении, вновь и вновь сталкиваясь с застарелыми проблемами, не касающимися участия в Союзе. Среди них − низкая производительность труда, отсутствие современных технологий, нехватка квалифицированных кадров, мелкотоварное производство, неэффективная и крайне прожорливая система государственного управления, изношенная инфраструктура и дефицит электроэнергии. Пока хотя бы часть из перечисленных выше проблем не будет решена – страна не сможет динамично развиваться. Будущее Кыргызстана зависит не от «добрых дядь из-за рубежа». Это миф, таких не существует. Только собственным трудом, осознанной экономией и работой на перспективу можно изменить нынешнюю ситуацию», – подытожил шеф-редактор ИА Regnum Григорий Михайлов.

Подводя итоги

Сегодня существует много мнений по поводу того, должен ли был Кыргызстан становиться членом ЕАЭС или нет. В основном они делятся на тех, кто «за» и тех кто «против». Все споры вызваны неправильной постановкой вопроса.

Все годы независимости наиболее тесные торговые отношения республика имела со странами-членами ЕАЭС – товарооборот в 2014 году составил 40%, взаимная торговля $2 млрд 968 млн. 44% от всего объема импорта составляют товары, произведенные в странах ЕАЭС, при этом 37% от всего экспорта республики (без учета золота) уходит на рынки ЕАЭС.

Наиболее высокие показатели − с Российской Федерацией. По данным Федеральной таможенной службы, объем взаимной торговли двух стран в 2014 году составил $1,817 млрд, экспорт –  $1 млрд 743,2 млн, импорт – $73,8 млн. Удельный вес товарооборота с Россией составил 26,7%.

В 2014 году двусторонний товарооборот между Кыргызстаном и Казахстаном составил $1 млрд 56 млн, экспорт – $705 млн, импорт – $351,2 млн. Казахстан является одним из ключевых экономических и политических партнеров для Кыргызстана. Удельный вес РК в общем товарообороте Кыргызстана составляет 12,6% и продолжает занимать третье место после России – 26,7 и Китая – 16,8%, по официальным данным.

РФ КР товарооборот

Беларусь тоже вносит свой, хоть и небольшой, вклад ($95 млн в 2014 году) в общий котел двусторонней торговли с Кыргызстаном.

Если учесть вышеприведенные данные, то у Кыргызстана не было особого выбора. Отказаться от основных торговых партнеров страна просто не могла себе позволить, а приняв своевременно решение о присоединении к Союзу, выторговала себе еще и неплохие преференции.

Другой разговор, что членство в Евразийском экономическом союзе – это не гарантия успеха. Как сказал эксперт Григорий Михайлов: «ЕАЭС – это возможность для Кыргызстана». И только от кыргызстанцев и руководства страны зависит, как мы распорядимся этой возможностью.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться