Будет ли у нас «китайский интернет»? Решит ли это проблему доступа во всемирную сеть? Упадут ли цены? Там все фильтруется? А скорость какая? И вообще, что такое китайский интернет? Обо всем этом в колонке Эрмека Ниязова, бывшего комдира «Кыргызтелекома», представителя ряда технологических компаний в Кыргызстане и основателя «ERMEXGroup».

Новости о «китайском интернете» преподносятся так, как будто этим недружелюбное ценовое поведение Казахстана, «союзника» по ЕАЭС и ближайшего соседа, решится мгновенно. Что это? Отвлечение внимания, отсрочка решений проблемы или реальная панацея всех онлайн-бед страны? Вот и хочется раскрыть для читателей этот пресловутый доступ к сети через Поднебесную.

Анатомия китайского интернета

Интернет в Китае действительно развивается по-иному, нежели чем во всех других странах мира, за исключением Северной Кореи, где тотальный контроль, и нет выхода на внешний мир. Можно сказать, что 99% интернета Китая состоит из локального контента и трафика со своими сервисами и платежными системами. Такие гиганты как Facebook, Google и другие ОТТ вовсе заблокированы.

Невольно можно задать вопрос, каким образом китайское правительство добилось таких «успехов»? И успех ли это – создавать свое внутри глобальной сети?

Я вас, наверное, удивлю, но считаю это успехом.

Да, интернет – открытая сеть, и многие страны ведут либеральную политику. ООН признал доступ к сети в качестве базового права человека. При этом, многие страны «завидуют» успехам Китая по контролю интернета и пытаются изучить их опыт. Российский премьер Дмитрий Медведев, выступая на последней конференции в китайском городе Учжень, открыто заявил, что интернет нуждается в госрегулировании. Тщетно, но российское правительство хочет заполучить такой же контроль. Не зря был принят «пакет Яровой».

Но Китай – это совсем другая история. И на это у них три причины.

№1. Китай контролирует интернет с самого начала – с 90х годов. Еще тогда там решили перестраховаться от глобального интернета, придуманного в Пентагоне. В Китае бурно развивались собственные IT-сектор, производство технологий и системных платформ. В отличие от многих стран, включая СНГ, в Китае особо не используют американские решения, наподобие Cisco, а имеют своих гигантов – Huawei, ZTE и других. Они могут замкнуть на себе весь цикл IT-решений – от оборудования до программного обеспечения. Они не проснулись вдруг от санкций и мгновенно не придумали импортозамещение. Нет, они это сделали заранее и сразу!

№2. Китайское государство имеет монополию в IT. Доминирующий на рынке ChinaTelecom и другие операторы являются государственными или имеют контрольную госдолю. Это касается и гиганта ChinaMobile с 900 млн абонентов. Китайский WeChat, аналог WhatsApp, не просто мессенджер, а большая социальная сеть со своей платежной системой. Последняя работает на основе онлайн-кошелька с использованием госбанков – через свой смартфон вы можете получить любую услугу, в том числе государственную. Госкомпания ChinaUnionPay обогнала Visa по выпуску пластиковых карт. Объем данных в ChinaTelecom огромен: в одном только СУАР есть дата центр с хранилищем данных в 1 миллион стоек – это как целый микрорайон с высотными зданиями в городе Бишкек.  Представьте размер инвестиций!

№3. Китайская бюрократия насчитывает трехтысячелетнюю историю. Китайцы строят государство исключительно исходя из своих национальных интересов, имея в своем арсенале подконтрольные решения. Около 10 лет тому назад в Китае разразился скандал из-за использования в ядре сети ChinaTelecom агрегирующих маршрутизаторов от Cisco. Китайские спецслужбы заподозрили в «прослушке» трафика, а позднее их заменили на свои Huawei и ZTE – где Пекин имеет свою долю. Американцы подали миллиардные иски против Huawei за «кражу технологий у Cisco» и потребовали запретить их продажи на территории США.

Ну конечно, Китай большой, каждому карту выпусти и раздай интернет, и станешь лидером, скажете вы. А почему в миллиардной Индии или союзной ЕАЭС все не так?

Анатомия кыргызского российского интернета

Наш же кыргызский интернет, на самом деле не наш, а российский.  Подавляющее большинство, около 70% контента, мы получаем с «рунета» – все операторы, включая имейлы и соцсети, подключены и кэшируются на московских дата-центрах транзитом через Казахстан. Из них больше половины приходится на российского гиганта Mail.ru и Yandex.

Есть, конечно же, кыргызский контент, но он мизерный. Вот и поговорим немного об интернете из России и ЕАЭС.

Сможет ли он перенять китайский опыт? Очевидно, что нет. Момент был упущен еще в 90-х и 2000-х годах. Везде в ядре сетей стоят либо американские, а зачастую уже и китайские технологии. «Пакет Яровой» уже не в силах помочь России, которая как и Беларусь и Индия, имела большой потенциал программного обеспечения, но в системных решениях аппаратно-программного комплекса давно проиграла в мире.

Что же делать теперь?

Вопросов много, а ответы кыргызских управленцев и чиновников пока не вдохновляют. Они говорят об импорте «китайского интернета» или «нефильтрованного» российского интернета минующего Казахстан через территорию Китая. Это получается то же самый рунет. В любом случае, китайский контент нам ни к чему, а на российском мы сидим очень давно.

В Кыргызстане следует развивать свой контент, свои услуги, в том числе электронные госуслуги. Лишь тогда можно говорить о «нашем интернете», который будет отвечать интересам наших граждан, соответственно и страны. Это уже тема для другого разговора, а пока «союзники по ЕАЭС» довели нас до того, что укрепляем связи и зависим от страны, которая официально не является экономическим союзником.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться