Олег Панкратов о причинах вступления Кыргызстана в ЕАЭС  

Переговорный процесс по присоединению Кыргызстана к ЕАЭС шел достаточно долго. Почему же правительство республики решило вступить в Союз, несмотря на то, что не все были согласны с таким решением?

Выбирали из двух зол

Присоединение к ЕАЭС, как еще в свое время сказал президент Атамбаев: «происходило по принципу из двух зол. Мы выбираем для страны наименьшее».

«Кыргызстан одним из первых стал участником ВТО. Соответственно, мы вступили на очень хороших условиях и дали доступ на наш рынок для товаров участниц ВТО по очень низким тарифным ставкам. Кроме того, после развала СССР постсоветское пространство тоже искало пути экономической интеграции. Одним из самых важных решений, которое было принято и до сих пор является базовым документом СНГ – соглашение о зоне свободной торговли, которая обеспечивала беспошлинную торговлю стран участниц данного соглашения», – рассказал вице-премьер-министр Олег Панкратов.

По его словам, сложившаяся ситуация создавала Кыргызстану достаточно комфортные условия.

«Товары, которые заходили в республику из стран ВТО по низким ставкам (некоторым даже были обнулены ставки) стали реэкспортом уходить в Казахстан, Россию. Сложилась целая индустрия, которая позволяла безбедно существовать целому пласту отечественных предпринимателей. Можно сказать, что это время стало расцветом рынка «Дордой» и других рынков», – пояснил Панкратов.

С одной стороны, эта ситуация давала достаточно положительный эффект для экономики страны, но в тоже время она полностью оттягивала ресурсы из сферы промышленного производства в сферу торговли. И таким образом до конца добивала кыргызскую промышленность.

«Единственным положительным влиянием в этой ситуации стало введение патентной системы на промышленное производство швейной продукции. Сложившиеся логистические маршруты, которые использовались для реэкспорта китайских товаров, стали использовать наши производители. Имея льготное налогообложение, они начали возрождать отрасль, которая сегодня является одним из флагманов государства», – подчеркнул Панкратов.

Такая ситуация вечно продолжаться не могла, и правительство республики это прекрасно понимало. И в один определенный момент три страны объявили о создании нового экономического объединения.

«В какую ситуацию мы попадаем? На самом деле мы остаемся в ВТО и имеем возможность импортировать из третьих стран товары по низким ставкам, но договор о зоне свободной торговли больше не действует в том объеме, котором мы привыкли. Товары, которые произведены в Кыргызстане, могли и дальше беспошлинно транспортироваться на территорию ЕАЭС, товары из третьих стран должны были дважды проходить таможенную отчистку», – пояснил вице-премьер-министр.

Товары из третьих стран приходилось дважды растамаживать. Один раз при ввозе в Кыргызстан по низким ставкам, и второй раз уже при вывозе с территории республики в страны ЕАЭС (в тот момент еще в Таможенный союз). Соответственно эти товары перестали быть конкурентными.

«Таким образом зарабатывать на реэкспорте товаров из третьих стран стало сложно. Кроме того для того чтобы экономика страны полноценно функционировала в стране все-таки должно что-то производиться и экспортироваться. Сама суть ЕАЭС рассчитана на то, что экономики стран участниц будут трансформироваться. В частности для Кыргызстана из торгово-реэкспортной страны в промышленную. И нам это очень импонировало», – сказал Олег Панкратов.

Нельзя было оставаться вне Таможенного союза

«Таможенный союз создал на границе Кыргызстана и с третьими странами технические барьеры для торговли. Вне зоны Таможенного союза, а сегодня уже Евразийского экономического союза, наши предприниматели обязаны были соблюдать все требования независимо от того, вступаем мы в Союз или нет. Самое сложное – процедура соответствия. Они очень сложные для стран вне ЕАЭС, это делается специально, так делалось и в Европейском союзе. Находясь за забором, экспортный потенциал Кыргызстана, который и так слабый из-за мелкотоварного производства, упал бы совсем», – добавил вице-премьер-министр.

Рабочая сила без работы

Перед вступлением в Евразийский экономический союз страна находилась в ситуации большого притока рабочей силы. Рост экономики не позволял создавать новые рабочие места. Одним из выходов из сложившейся ситуации был экспорт рабочей силы в другие страны.

«Наши мигранты искали места, где можно получить доход. Наиболее привлекательными для них, несмотря на все минусы и плюсы, оказались Россия и Казахстан. Однако Союз предусматривает защиту внутренних рынков от товаров и рынков труда от мигрантов. Россия начала активно защищать свой рынок, применяя новые процедуры, которые должны были проходить наши трудовые мигранты. Это усложняло легальное трудоустройство», – подчеркнул Панкратов.

Рынок труда уходил в теневой сектор. Люди для того чтобы выйти из ситуации начали массово принимать российское гражданство. Все это привело к уменьшению денежных переводов от мигрантов и негативно отразилось на бюджете страны.

«Реэкспорт из третьих стран автоматически прекратился, экспорт внутренней продукции на рынки ЕАЭС усложнился. При этом если исключить из экспорта Кыргызстана золота, то 50% всей экспортируемой продукции КР уходит в страны ЕАЭС. Также наши мигранты не могли конкурировать на рынке труда этих стран. В такой ситуации находился Кыргызстан перед принятием решения о присоединении к ЕАЭС. Нам пришлось вступать в ускоренном формате, чем дольше затягивался этот вопрос, тем более сложные последствия были бы для страны », – прокомментировал он.

Что Кыргызстан получил от вступления в ЕАЭС?

Граждане Кыргызстана, которые трудятся в странах Союза, получили максимально выгодные условия работы.

«Для трудовых мигрантов была упрощена процедура устройства на работу. Были отменены прохождение регистрации, покупка патентов, подтверждение дипломов. После присоединения к ЕАЭС, большинство наших трудовых мигрантов стало работать легально, они перешли из сектора  тяжелой низкооплачиваемой работы в более высокооплачиваемый сектор экономики. Многие работают в сфере услуг. Это повысило качество жизни и уровень доходов мигрантов», – сказал Олег Панкратов.

Очень важно и то, что Кыргызстан сегодня беспрепятственно может экспортировать свои товары в страны Союза.

«Если быть объективным, то нужно сказать, что все товары промышленного производства сегодня, которые производятся, они абсолютно беспрепятственно перемещаются по всей территории ЕАЭС», – проинформировал вице-премьер.

По мнению Панкратова, об этом говорит повторный бум в секторе швейной промышленности.

«Сегодня мы отмечаем быстрое развитие швейной промышленности. Правда, в отрасли есть и проблемы. Необходимо укрупнение производства, но для этого не хватает производственных помещений и квалифицированных кадров. Тех площадей, которые ранее были задействованы, уже недостаточно. На наших производителей выходят крупные сети, они хотят иметь крупные объемы. В этой связи сейчас правительство работает над созданием двух технопарков, где можно было бы в одном месте собрать достаточно серьезных производителей и выйти на новый уровень работы с потребителями стран ЕАЭС и Европейскими странами», – пояснил Панкратов.

Что касается сельхозпроизводителей, то продукция растительного производства тоже свободно перемещается, было принято соответствующее решение о снятии фитосанитарного контроля.

«Никаких препятствий юридического характера для сбыта нашей продукции за пределами Кыргызстана в ЕАЭС не существует. Определенный контроль внутри стран проводится, и единичные случаи, когда проходит зараженная продукция, выявляются. Это недоработка наших фитосанитаров. Выпуск зараженной продукции влечет за собой определенные последствия, такие как возврат партии зараженного товара, но это рабочая ситуация. Так происходит во всем мире, и бояться этого не следует. Нужно работать над улучшением качества работы нашей фитосанитарной инспекции, которая должна обеспечить контроль внутри страны и не допускать выпуск подобной продукции за пределы республики», – добавил вице-премьер-министр.

У Кыргызстана существуют проблемы в области экспорта товаров в ЕАЭС, которые подконтрольны ветеринарной инспекции – это сельскохозяйственные товары животного происхождения.

«Если мы посмотрим на статистику из структуры общего экспорта, который мы генерируем за пределы нашей страны, то это часть продукции составляет всего 3–4%», – проинформировал вице-премьер.

Однако и в этом направлении правительство тоже ведет работу и есть уже первые результаты.

«При вступлении в ЕАЭС сложилась ситуация когда мы подошли к тому моменту, что фактически ветеринарная служба у нас была развалена. И присоединение к Союзу потребовало восстановления ветслужбы. И нам это удалось. После проведения аудита в декабре 2016 года наши партнеры по Союзу согласили открыть рынок для нашей продукции. В частности Россия открыла свой рынок для кыргызских товаров в одностороннем порядке. Казахстан отказался снимать ветконтроль на границе, но обязался осуществлять транзит наших сельскохозяйственных товаров животного происхождения», – проинформировал Олег Панкратов.

Таким образом, кыргызские производители сегодня имеют возможность воспользоваться данной ситуацией и выйти со своей продукцией на рынок России.

«То есть сегодня из двух свобод, которые были изначально заявлены Кыргызстану при  вступлении в ЕАЭС, в большей степени реализованы. Для мигрантов полностью и на 90% обеспечено свободное перемещение товаров. Есть определенные моменты, над которыми мы работаем, но это рабочие моменты и, соответственно, все госорганы сегодня ориентированы на то, чтобы эти проблемные моменты по мере необходимости решать», – заключил вице-премьер-министр Кыргызстана Олег Панкратов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться