Тяжело уезжать жить заграницу навсегда, когда на родине остаются твои родственники и друзья. Тем более, если ты девушка и выходишь замуж за иностранца… Тем более за японца. Наша хрупкая, но храбрая героиня одна из таких. Она вышла замуж за любимого и уехала жить на остров, в Японию. Как повергла в шок своих родных, сообщив новость о замужестве K-News рассказала кыргызстанка Альбина Ямада.

− Мы познакомились на фуршете, организованном членами студенческой группы «Сакура», куда входил и мой муж Казухиро. Члены этой группы помогали прибывшим иностранным студентам оформить различные документы, знакомили с кампусом и городом, даже помогали сделать покупки в супермаркете первое время, водили на экскурсии и устраивали различные тематические вечера.

С момента знакомства до свадьбы прошло 2,5 года. Из них — полтора в разлуке. Он заканчивал учебу в университете, а я работала в посольстве Японии в КР.

Когда он предложил пожениться, мои родители отнеслись к этому весьма негативно. Первая фраза, которую я услышала от родителей, когда я сообщила, что мне сделали предложение: «Кыргыз табылбай калдыбы?» (перевод – «Неужели не нашла среди кыргызов мужа?»). Но Казу прилетел в Кыргызстан, чтобы познакомиться с моими родителями и убедить их в серьезности своих намерений. На тот момент он не говорил по-русски и мне самой пришлось переводить его речь. Было весьма странно и неловко переводить своим же родителям его слова: «Он сказал, что очень меня любит и хочет жениться на мне. Я для него очень дорога и он обещает защищать и беречь меня до самой старости». До сих пор помню, как мне было неловко. После встречи с ним мои родители согласились на женитьбу. Мне кажется, его простота и искренность понравились родителям. Папа даже шутил после этого: «Хороший парень. Ты поскорее выходи замуж, пока он не передумал».  Но поженились мы только через полтора года, так как он должен был закончить университет.

Не страшно было уезжать в чужую страну. Я знала, что я еду на родину мужа. Культуру и язык я уже знала, поэтому, мне, наверное, было относительно легче. В Японии у меня были друзья — японцы и иностранцы, еще со времен учебы в университете, поэтому сильной тоски по родине у меня не было.

К тому же, у меня с детства были немного другие взгляды на мир. Мой папа — летчик, он еще с советских времен часто летал заграницу. Поэтому ощущения, что «заграница» — «это где-то там далеко», у меня не было. Наоборот, папа часто говорил нам, что наша Земля она маленькая, хрупкая, наш маленький дом. Наверное, поэтому я нигде не чувствую себя чужой. Я — землянка и этого вполне достаточно, чтобы чувствовать себя дома. Правда, разница в культуре чувствуется, пока не адаптируешься.

После наших частых бесед, моя свекровь как-то заметила, что нынешнее поколение Кыргызстана похоже на предыдущее поколение Японии. Поколение моих родителей тесно общается с соседями, помогают друг другу в беде и радости, у них крепкие отношения с родственниками — то, что было в поколении родителей моей свекрови, но редко встретишь сейчас. Думаю, нам стоит сохранить эту ценную черту.

Также у японцев есть деление на «север» и «юг». В Японии два крупных центра — Токио (столица) и Осака (бывший экономический центр страны). Токийцы считаются более сдержанными, в то время как жители Осаки более открытыми и общительными.

У японцев, так же, как у нас, принято дарить деньги на свадьбу, рождение ребенка или на похороны. На хорошее событие деньги в конверт кладутся лицевой стороной вверх, на похороны — лицевой стороной вниз и слегка помятыми.

Японцы, да и я тоже, любят спать на татами, постелив на них футон — то же самое, что и наши жер тошоки.

Есть и отличия. У нас, кыргызов, богато накрытый стол и много еды перед гостем считаются признаком гостеприимства, и если гость оставил часть еды на тарелке, значит, гость сыт. А у японцев, наоборот, нельзя оставлять недоеденную пищу — это считается неуважением к хозяину. Поэтому, японцы стараются съесть все, что им предложили, даже если сыты. А теперь представьте картину: японец в гостях у кыргыза. Кыргыз из уважения положил гостю много еды, а японец, тоже из уважения, все съел. Что подумает кыргыз? Что гостю не хватило.

Мы с Казу поженились в Кыргызстане. У нас была «традиционная» свадьба с кортежем и 200 гостями, так как со стороны мужа гостей было немного.

Мужу и его родителям кыргызстанская свадьба очень понравилась. Во-первых, их очень удивила длительность мероприятия, когда молодожены с утра до полночи на ногах. Гулянка, фотосессия, танцы, длиннющие тосты, сама атмосфера и сам банкет — то, чего на японской свадьбе не увидишь. А еще их очень удивило количество гостей. Конечно, свадьбы и тои — это огромные траты, но в то же время — это повод собрать родню и друзей — то, чего в настоящее время не хватает в современном японском мире.

Нашему сыну, Амиру три с половиной года, младшему Эмиру — три месяца. Поэтому говорить о воспитании, как таковом, пока трудновато. Но я вижу разницу, когда мы с сыном выходим из дома. Например, я позволяю Амиру самостоятельно отходить от себя рассматривать предметы вокруг него, изучать их, задавать вопросы, считая, что нужно поощрять интерес и любознательность ребенка и нельзя подавлять инициативу. Я хотела бы сказать, что воспитываем детей по обеим культурам, но мы, скорее всего, не привязываем детей ни к одной из них. Конечно, учитывая тот факт, что мы живем в Японии, японской культуры в нашей жизни больше — это и еда, и выходные в честь японских праздников и детский сад. Мне кажется, в японцах нет «патриотизма» в том смысле, в каком он часто используется в Кыргызстане. Ни разу я не слышала, чтобы мой муж или его родители говорили, что будем что-то делать по-японски и точка.

Старшего сына я родила в Бишкеке, в государственном роддоме, а младшего в Японии — в частной клинике. Разница, конечно, огромная, но, думаю, и в Бишкеке частные клиники ничем не хуже.

Я очень скучаю по Кыргызстану. Не хватает свежеиспеченных тандырных лепешек — думаю, многие меня поймут. Бешбармак и плов, приготовленный на костре хочу. А еще чучук…  Шоро. Кстати, по шоро и муж скучает. Он часто вспоминает, как он экономил деньги на проезд от главного корпуса Славянского университета до нашей квартиры в микрорайонах, чтобы купить себе стаканчик холодного шоро. Домой он всегда приходил довольный и говорил, что шоро, как всегда, был вкусный.

Я безумно скучаю по семье, друзьям и кыргызскому воздуху. Мы с мужем хотим в будущем открыть больницу в Кыргызстане. Надеюсь, у нас получится реализовать этот план. А пока мы набираемся опыта.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться