Алия Шагиева — о творчестве, материнстве, татуировках и феминизме

Алия Шагиева, младшая дочь президента Кыргызстана, откровенно рассказала казахстанскому изданию The Village о своем творчестве, татуировках, феминизме, родах и материнстве.

О творчестве

В Питере я училась в художественном училище имени Рериха. Этот город я выбрала потому, что он развит в направлении, которое мне интересно. А училище выбрала потому, что сомневалась в своих силах и пыталась поступить хотя бы туда.

Я уехала в Питер, потому что испытывала недостаток свободы. Там я получила то, что не могла бы сделать в Бишкеке. Отошла от академического рисунка в сторону творчества. Узнала, что такое андеграунд.

До 2015 года я вообще не рисовала. В школе я комплексовала о том, что у меня не получается рисовать. Были дети талантливее меня. Сейчас рисунок – то, что меня вдохновляет. Я могу рисовать часами, раздражаться, у меня может затечь шея, устать глаза, но в итоге буду отдохнувшей и наполненной.

Материнство тоже отразилось на творчестве. После беременности в моих рисунках появилась орнаментальность: я рисую круг, потом вписываю его в другой, третий, четвертый. Внутри каждого круга изображаю точки, чтобы соединить. Раньше у меня не хватало терпения.

О материнстве

Я всегда придерживалась позиции чайлд-фри. Если бы мне сказали, что в 20 лет у меня родится ребенок, я была бы в а***. Я вообще воспринимала детей как нечто, что приносит дискомфорт. Зачем заниматься деторождением, если планета и так заселена; лучше берите детей из детдома — такая была позиция. Потом я начала глубже изучать эту тему и поняла, что рождение — огромная возможность менять все. Материнство — космос, где ты познаешь все через себя. Но родов я страшно боялась. Роды представлялись мне чем-то грязным, омерзительным. То, что женщина должна вытерпеть ради ребенка. Я решила, что не хочу ни ф*** такого и поменяла эту установку. Ведь такое отношение навязано обществом и массовой культурой.

Я не рожала в роддоме. Вы сами знаете, сколько жестокости там, особенно у нас в Азии. Когда тебе говорят: «Ты же так не кричала, когда трах***». Вы, кстати, эти маты не вырезайте. Хватит фильтровать. Я рожала дома, все это длилось 11 часов. Муж присутствовал при родах: сидел со мной в кресле и все видел — как проходили схватки, как я испражнялась, как выходил малыш.

Материнство сильно меня изменило. Наверное, я говорю что-то абстрактное, хотя сама не люблю, когда материнство романтизируют. В материнстве есть как супервозвышенные моменты, так и примитивные чувства: когда ты не спала два дня; не знаешь, как взять ребенка; считаешь себя плохой мамой; злишься на все; становишься страшно агрессивной. Если, к тому же, муж не понимает, а родственники считают, что лучше тебя знают все, — тогда ты начинаешь ненавидеть и себя, и ребенка. Появляется послеродовая депрессия, которая может продлиться всю жизнь.

О татуировках

На правой руке — лиса, которая отбрасывает тень среди листьев. Здесь нет особого символизма, это просто уважение ко всему живому. На левой — человек, который готов обнять мир. Он соединяет небо и землю. Человечек весь кривой, его мне вручную набил пьяный му*ак в Питере.

О феминизме

С детства я отличалась желанием бороться с несправедливостью. Это от папы. В детстве мы с братом ссорились, и мама могла мне сказать: «Ты же девочка». Вот тогда, кажется, мой феминизм и начался. Я стала понимать, что стремлюсь к свободе и не обязана молчать. Мое «Я» понимало, что не имеет пола, расы. То, что внутри, работает совершенно на других вибрациях, чем эти определения.

Однажды я шла по коридору школы, и старшеклассник шлепнул меня по попе. Мои подруги посмеялись и сказали, что это нормально. Тогда я поняла, что у них отсутствует понимание личного пространства. Вообще, в школе я редко сталкивалась с тем, что мальчики проявляли ко мне странный интерес. Меня не дергали за косички, я очень серьезно относилась к личному пространству каждого человека.

Но я не хочу преподносить себя как феминистку. Меня заботит человек, личность. Дискриминацию может испытывать и мужчина. По моему мнению, нельзя решить проблему, если сказать, что вот это вот неправильно. Потому что даже те, кто виноваты, будут до конца защищаться и закроются. Выходит бессмыслица. Знаете, я не шарю в терминах феминизма, вы потом опишите сложными словами. Я не феминистка и я не патриотка. Я есть я, которая старается принять себя и помочь другим. Меня волнуют вопросы души, а душа ломается там, где есть несостыковки.

Автор статьи: Айсана Ашим. Фото: Манат Каринов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться