Мукомолы: Казахстан убивает свою переработку зерна

Казахстанские мукомолы заявляют, что сегодня они «производят ради производства». Предприятия работают с неполной загрузкой, есть те, которые находятся на грани остановки. Причина – страшно узок становится круг импортеров. «Рынок Таджикистана мы уже потеряли, узбекский для нас умирает, афганский – хрупок и нестабилен», – так охарактеризовал ситуацию глава республиканского Союза зернопереработчиков Евгений ГАН, пишет Курсив.

Продажа ниже себестоимости

16 апреля он участвовал в заседании «круглого стола», организованном НПП «Атамекен» в режиме видеоконференции. Обсудить жизненно важные для отрасли проблемы собрались хозяева комбинатов и мельниц из Карагандинской, Акмолинской, Северо-Казахстанской и Костанайской областей. Собрались в расчете на то, что их услышат заинтересованные министерства – все-таки недавно глава государства поставил задачу в 2,5 раза увеличить экспорт сельскохозяйственной продукции. А мукомолы, представляя самую экспортоориентированную отрасль в АПК, сейчас почти закупорены внутри страны. Причем, предприниматели считают в данном случае не только свои потери.

«В первом квартале стоят практически все мукомольные комбинаты в СКО, – сообщил генеральный директор североказахстанского ТОО «Тимирязевский мукомольный комбинат» Иса Аллахяров. – За эти три месяца только наше предприятие не доплатило 43 млн тенге налогов. В Северо-Казахстанской области 51 мукомольный комбинат, а по всему Казахстану их более 250-и. Посмотрите, сколько страна потеряла бюджетных денег».

Что происходит? Казахстанская мука становится, во-первых, неконкурентоспособной по цене. Во-вторых, традиционные импортеры замещают ее продуктом собственного производства, завозя при этом сырье из Казахстана.

Можно менять очередность причин, сумма от этого не меняется.

Например, те же афганцы готовы брать муку из СКО только по $170 за тонну, а производство ее, по словам г-на Аллахярова, обходится в $214. Примерно такой же дисбаланс и в других регионах.

Внутри страны ухудшаются экономические условия для производства и экспорта муки. Выросли тарифы на электричество, точнее были отменены тарифы, дифференцированные по зонам суток, что сразу сказалось на таких энергоемких предприятиях, как мелькомбинаты. Подорожали горюче-смазочные материалы. Железная дорога мало того, что подняла тарифы, еще и заставила грузоотправителей оплачивать стоимость доставки не только до места назначения, но и обратно. Хотя вагоны никогда пустыми не возвращаются, едко отметил Иса Аллахяров.

Его коллеги припомнили железнодорожникам прошлогодний сентябрьский коллапс, когда из-за дефицита вагонов срывались договорные обязательства экспортеров муки. Свои претензии были и к службе госдоходов – по поводу хронических проблем с невозвратом НДС, ведь десятки миллионов фактически изымаются из оборота предприятий.

Как мы теряли рынки

Все эти факторы работают в связке с внешними проблемами, которые нарастали не один год. Сначала как импортер от РК отвалилась Россия. И это отдельная большая тема. Казахстан поднажал в сторону Центральной Азии, дошел до Афганистана. Однако соседи – кто пять, кто десять лет назад – начали развивать свою переработку и соответственно выстраивать экспортно-импортную политику, снижать пошлины на ввоз зерна и поднимать их на муку.

В Таджикистане НДС при ввозе муки – 18%, зерна – 10%, в Узбекистане аналогичные меры. Афганистан снизил ввозную пошлину с 5 до 2,5% для своих мукомолов.

«Кроме того, сегодня афганцы мелют нашу пшеницу на узбекской территории, – рассказывал глава Единого зернового холдинга Акмолинской области Ербол Ташенов. – Они покупают мельницы, арендуют. Заключают толлинговые контракты, позволяющие перерабатывать зерно без таможенной очистки, грузят муку в узбекские вагоны, пользуются более низкими внутренними железнодорожными тарифами».

Евгений Ган дал расклад по азиатскому экспорту. В 2017 году Казахстан экспортировал туда 2,5 млн тонн муки, из них 67% – в Афганистан, 27% – в Узбекистан, чуть более 2% – в Таджикистан. Самый дружественный на сегодня афганский рынок является нестабильным, особо подчеркнул глава Союза зернопереработчиков. По его мнению, в последние годы наращивание экспорта туда шло лишь потому, что три года подряд рядом, в Пакистане, неурожаи зерновых. В урожайные годы афганцам выгоднее будет сотрудничать с близким соседом. Тем более, что пример нестабильности продаж в Афганистан уже имел место. В 2010 году Казахстан экспортировал туда 790 тыс. тонн муки, а в 2011 году контракты рухнули до 350 тыс. тонн.

Блистательно отсутствовали

Мукомолы требуют от заинтересованных министерств принятия зеркальных мер относительно импортеров. Предлагают ограничить экспорт казахстанского зерна в Узбекистан.

«У нас же есть обязательства в связи с членством в ВТО, – ответил представитель министерства сельского хозяйства Шаймерден Ахметов. – И вы, мукомолы, не одни. Зернотрейдинг – тоже бизнес. Так мы потеряем не только экспорт муки, но и экспорт зерна».

«Сегодня Казахстан переориентируется на экспорт зерна, убивая свою переработку, но когда ее собственной не будет, нам начнут диктовать и цены на зерно, – парировал Ербол Ташенов. – Дойдем до того, что будем муку, произведенную из нашей пшеницы, импортировать из Узбекистана. А вообще проблемы мельничной отрасли – это последствия ценовой политики при производстве и продаже зерна».

Г-н Ташенов, говоря это, коснулся самого болезненного нервного окончания в целом клубке проблем. В последние годы казахстанский рынок зерна активно перегревает Россия, нарастив свой до стабильных 100 с лишним млн тонн, из которых 25 млн – внешние продажи. РФ активно осуществляет перетоки своей пшеницы в приграничные области, в том числе в Костанайскую. И это не пять грузовиков контрабанды, а нормальные поставки. И те же мукомолы нынешней зимой с удовольствием покупали российское зерно по 28 тыс. тенге за тонну, считая 42 тыс. тенге за тонну костанайского зерна слишком высокой ценой. Но у аграриев своя правда, и тоже экономическая – 40 тыс. тенге стоит в Костанайской области произвести тонну пшеницы 3-го класса. И они тоже не хотят продавать свой товар ниже себестоимости.

«Конечно, это рынок, ребята. Либо мы все проиграем и отрасль умрет, либо надо что-то делать и выиграть. Будут ли это субсидии, акцизы или тарифы… Не знаю. Но что-то надо решать», – высказался директор костанайского ТОО «Асалия» Дулат Шаяхметов.

Предприниматели приводили аргументы, спорили. Но, в основном, сами с собой. Кроме представителя МСХ, другие министерства не почтили «круглый стол» своим присутствием, хотя были приглашены представители и минфина, и министерства национальной экономики, и другие. Все проигнорировали проблемы мукомольной отрасли. А предприниматели хотят, чтобы их слушали и слышали. Пока не станет совсем поздно.

Кстати, на недавнем совещании по вопросам социально-экономического развития Костанайской области директор Костанайского железнодорожного отделения грузоперевозок Берик Кайдаров сообщил: по их прогнозам, объем экспорта костанайской муки до конца года значительно сократится.

«Но растут отгрузки на экспорт зерна, по данным за апрель, это 136%, – сказал железнодорожник. – Это связано с тем, что много мукомольных предприятий открылось в Узбекистане. Они прямые конкуренты нашим мельницам. Надеемся, Союз зернопереработчиков примет какие-то меры.

На общественное объединение есть надежда. О госструктурах речи нет».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться