Дистанция между правдой и ложью: Что случится если политики Кыргызстана начнут говорить правду

Автор -
894

Однажды автор этих строк стал свидетелем любопытной дискуссии между двумя молодыми людьми. Один спросил: «Что будет, если политики станут говорить народу правду?». Второй подумал немного и ответил: «По всей стране прокатится волна самоубийств». А потом подумал еще и поправился: «Пожалуй нет — у нас каждый день будет новая революция».

Древняя кыргызская мудрость гласит: «Расстояние от правды до лжи — четыре пальца: наши уши нередко слушают ложь, но глаза всегда видят правду». В жизни это подтверждается сплошь и рядом. К примеру, «отец» теории «наступательного реализма» — американский политолог Джон Миршаймер в своей книге «Почему лгут лидеры? Правда о лжи в международной политике» вывел пять видов лжи.

Первый — ложь, чтобы ввести в заблуждение правительства других стран. Используется для того, чтобы получить какие-то преимущества.

Вторым видом лжи Миршаймер назвал нагнетание страха перед реальной или воображаемой угрозой. Учёный пишет: политики не способны рационально убедить публику в том, что угроза существует, а потому прибегают к нагнетанию страха. Якобы, «для их собственной пользы».

Третья разновидность лжи в политике — «стратегическое прикрытие». К нему чаще всего политики прибегают, чтобы прикрыть свои просчеты или откровенные провалы.

Четвертый вид лжи – «национальное мифотворчество». Это — про то, как видят себя нации и государства. В оптимальном случае национальное мифотворчество пытается изображать историю своей страны в наилучшем свете. В худшем – изобретает историю.

Еще один вид лжи — «либеральная» или «свободная». Это когда государственные деятели, с одной стороны, нарушают закрепленные в международном праве принципы и нормы, а с другой — декларируют свою приверженность принципам гуманизма, справедливости и либерализма.

Так или иначе, но на политическом поле Кыргызстана присутствуют все эти виды лжи. Но самое плохое — совсем не это, а то, что в распространении любого из этих видов активно участвуют обе стороны: и политики, и мы сами. То есть, простые граждане. В итоге имеем грустную картину: в обществе присутствует социальный заказ на ложь. Если бы это было не так, Аскара Акаева не терпели бы почти 15 лет, а Курманбека Бакиева — без малого 5.

Но будем честными: проблемы двух первых президентов случились не из-за неправды, как таковой, а из-за неумелого манипулирования ею. Розы Отунбаевой здесь касаться не будем — здесь очень сложно отделить ее ложь от лжи «коллективного разума» «временного правительства» в целом.

Что касается Алмазбека Атамбаева, то ему пришлось просто метать молнии, пытаясь сорвать маски со всех, но не получилось. Слишком много масок оказалось у политиков и высокая адаптивность к мимикрии. Одного не мог сделать Атамбаев, обещая увести с собой «старую гвардию», экс –президент так и не смог совершить «культурную революцию» по примеру Мао Цзэдуна, когда засидевшихся политиков силой выдворяли из общественного поля. Мало этого отправляли на перевоспитание в трудовые лагеря или деревни.

Поэтому сейчас перед президентом Сооронбаем Жээнбековым стоит серьезная проблема. С одной стороны, именно ему предстоит отдуваться за всех предшественников, если он и в самом деле задумал вернуть доверие народа к власти. С другой стороны, он должен понимать, что чем меньше он наделает собственных ошибок, тем для него лучше. А это значит, что без лжи ему не обойтись. Народ, как мы уже выяснили, это любит. Не любит он только, когда его обманывают слишком явно.

Но к сожалению, для себя, президент Жээнбеков начал свое правление с того, что и подорвало доверие к его предшественников — обещания бороться с коррупцией.

Об этом говорил Акаев:

«В Кыргызстане коррупция свила гнездо на самых верхних этажах власти и уже оказывает сильное давление на нее. Из-за этого в стране стал невыгоден не только отечественный бизнес, но и прямые иностранные инвестиции».

Говорил Бакиев:

«Качество государственных услуг является низким, а коррупция, особенно на низовом уровне, стала повсеместной. Без подготовленных к работе в современных условиях чиновников мы не продвинемся ни в построении благополучного общества, ни в создании здоровой экономики. Цель недавно объявленных реформ — добиться реальной управляемости страной для реализации курса на ее обновление».

Говорила Отунбаева:

«Когда произошла революция, мы обещали искоренить коррупцию, кланово-семейное правление. Мы выполнили и продолжаем выполнять эти обещания».

Говорил Атамбаев:

«После апрельской революции 2010 года мы начали жесткую и бескомпромиссную борьбу с коррупцией, являющейся главным препятствием на пути построения демократического и процветающего Кыргызстана. Приняты кардинальные решения по преодолению политической и системной коррупции в органах власти, которые уже дают некоторые результаты. Кыргызстан уверенно улучшает свои позиции в международном индексе восприятия коррупции. Граждане Кыргызстана все больше убеждаются, что эта борьба направлена на защиту справедливости, что в стране теперь нет и впредь не будет «неприкасаемых» чиновников, вне зависимости от занимаемых ими должностей и прошлых заслуг перед обществом».

В феврале этого года про коррупцию говорил и Жээнбеков — членам Совета безопасности:

«Я обещал народу, что борьба с коррупцией станет приоритетным направлением моей деятельности в качестве главы государства. Политическая воля у меня есть, я готов к этой борьбе и от вас требую добросовестного служения Кыргызстану».

Поэтому вполне резонно, что наблюдатели восприняли слова Жээнбекова с сомнением. Доводилось даже читать в соцсетях и такое мнение: «Зря Жээнбеков говорит о борьбе с коррупцией. Ему надо было бы не говорить, а молча сажать всех воров, а народ бы поддержал его еще больше, чем сейчас».

И в самом деле: слов о борьбе с коррупцией, как мы уже убедились, президенты Кыргызстана говорили много. А тем временем, в ГКНБ сообщают, что за 6 месяцев этого года из госбюджета украли 1 млрд. 150 млн. 545 тыс. 549 сомов. Можно, конечно, добавить чекистам в плюс то, что они выявили случаи хищений. Но в том-то и дело, что эти деньги украли потому, что над ними не было изначально должного контроля. Массу вопросов у общественности и к фигурантам возбужденных при Жээнбекове уголовных дел.

Но кроме борьбы с коррупцией Сооронбай Жээнбеков давал и другие предвыборные обещания, которые тоже придется выполнять. Поэтому понятно, что лгать по-крупному у президента в будущем может и не получиться. Другой вопрос: заметит ли кто-нибудь эту ложь, при отсутствии какой-либо серьезной оппозиции, в ближайшие год-полтора?

Асан Эралиев

Мнение автора может не отражать позицию редакции K-News

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться