Нарколог: Был случай, когда ребенок в утробе матери стал наркоманом

Что такое заместительная терапия для наркозависимых, и как она применяется. Об этом рассказал врач-нарколог Иссык-Атинской территориальной больницы Сергей Санников.

По его словам, программа заместительной терапии применяется в Кыргызстане с 2002 года, спустя несколько лет практику ввели в Оше.

«Программа доказала свою эффективность, большинство из тех, кто начал ходить на метадон, до сих пор ходят, принимают его. Метадон не вызывает состояния опьянения, и человек до 36 часов может обходиться без всяких наркотиков. И это выход, потому что все виды зависимости – это хронические заболевания, которые практически невозможно излечить до конца. Можно человека уговорить, убедить, чтобы он терпел, стиснув зубы, держался и не поддавался никаким соблазнам, но все равно у него остается тяга. Когда человек получил даже минимальную дозу метадона, которая практически не вредит здоровью, он себя абсолютно нормально чувствует: может управлять машиной, у него не замедлена скорость реакции, не нарушена координация движения. На метадон ходят те ребята, которые присели на наркотики в начале 90-х годов, когда развалился Союз, открылись границы и к нам повалил опий-сырец. Во второй половине 90-х начали употреблять героин, и чистый опий ушел на второй план. Тогда в Буденовке и Дмитриевке были знаменитые ямы, куда съезжались со всей страны, потом милиция плотно ими занялась», – рассказал врач.

Он добавил, что есть люди, которые вышли из программы, вернулись к наркотикам, но для подавляющего большинства это вошло в образ жизни, потому что человеку становится психологически страшно остаться один на один с миром. Когда человека «ломает», ему плохо, он не спит несколько суток подряд, раздражен и ему очень хочется найти наркотик, а у него нет возможности его найти или нет денег. В этом состоянии человек опасен, и он может пойти на грабеж, кражу и другое преступление.

«У меня был такой случай, когда меня вызвали на консультацию в наш Иссык-Атинский роддом – новорожденный плакал не переставая. Оказалось, его мать — наркопотребитель, во время беременности она продолжала употреблять и через плаценту наркотики проникали в плод, и еще в утробе матери ребенок стал наркозависимым», – заключил Санников.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться