Exclusive.kz: Казахстан под колпаком российской разведки

В Казахстане, как и в других странах СНГ, где значительная часть населения говорит на русском языке, не заметили, что 1 июля текущего года в России действует «Закон Яровой». Он означает, что если вы пользуетесь  Mail.ru Group, «Яндекс», а также социальной сетью  «ВКонтакте»,  то любая информация может быть использована против вас. Без решения суда, пишет Exclusive.kz.

Поправки  в антитеррористический закон депутатов Ирины Яровой и Виктора Озерова, прозванного в народе «законом Яровой» или «пакетом Яровой» Президент Владимир Путин подписал еще в июле 2016 года. Однако самая важная часть поправок, затрагивающая не только граждан Российской Федерации, заработала только сейчас.

Теперь все операторы мобильной связи, мессенджеры, социальные сети, почтовые клиенты и другие сервисы обмена информации из определенного государством реестра обязаны хранить записи звонков, сообщений, файлов. До этого записывать телефонные разговоры можно было только по решению суда. Под условия «пакета Яровой» попадают лишь компании, входящие в реестр организаторов распространения информации в интернете, который ведет Роскомнадзор. Среди них — ресурсы, принадлежащие Mail.ru Group и «Яндексу», а также социальная сеть «ВКонтакте». Крупные иностранные интернет-компании, такие как Facebook, WhatsApp, Instagram, Viber и Twitter, пока не подпадают под действие антитеррористических законов. На сервисы Google и Microsoft требования также не распространяются.

Принятие указанного закона сопровождалось бурным обсуждением в российском интернете. В средствах массовой информации публиковались сведения, что «Законопроект обсуждался втайне, с нарушением регламента. Он касается сфер сразу нескольких Комитетов, не только по безопасности. Но они не были даже назначены соисполнителями, а в профильный не пригласили докладчиков по поправкам. Понятно, почему это сделано: быстро протащить, не дать возможности разобраться, поставить общество перед фактом», так указывал в фейсбуке депутат Российской Федерации Дмитрий Гудков.

Мало кого могли бы заинтересовать нарушения в законотворческом процессе россиян, если бы 28 июня текущего года за пять дней до вступления в силу закона, Правительство России не опубликовало разъяснения для интернет-компаний. Именно эти разъяснения, а также непосредственно Постановление Правительства Российской Федерации играют важнейшую роль в этом непростом вопросе.

Хранение информации касается пользователей, которые регистрировались по российскому паспорту, номеру телефона или другому документу, и тех, кто использовал сервис с российского IP-адреса. Также правоохранительные органы могут сообщить сервису, что конкретный человек находится в России (подпункт е) пункта 2 Правил хранения информации, утверждённых Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 июня 2018 года № 728, чтобы его данные тоже подлежали сбору и хранению.  Требуется ли при этом документальное подтверждение установленного юридического факта, в Постановлении не указывается.

На настоящий момент нет официальных комментариев и разъяснений, например, относительно того, сколько раз надо побывать в Российской Федерации иностранному гражданину, чтобы его переписку, например, из почтового ящика майл.ру было возможно получить даже без его ведома правоохранительным органам России, или достаточно единого посещения, каков должен быть срок пребывания, также отсутствуют и остальные подробности сбора информации.

Российская ассоциация электронных коммуникаций предупреждала, что документ ставит под угрозу тайну связи и несет огромные риски утечек конфиденциальной информации. Действие закона распространяется на всех пользователей, что может нарушать законодательство других стран и международные обязательства России.Иностранные предприятия могут отказаться от выполнения данных требований в России, так как они противоречат их законодательству. Другие государства могут предъявить сходные требования по раскрытию ключей к российским корпорациям. Даже перебежчик Эдвард Сноуден, бывший сотрудник американских спецслужб, получивший в России убежище, заявил, что массовая слежка не работает, а этот закон будет стоить каждому россиянину денег и свободы, но не добавит безопасности.

Последние годы многие западные страны озабочены утечкой информации и информационными атаками, влияющими на важнейшие политические процессы на их территории. В связи с чем, огромное количество исследований проводится именно в отношении этой важной сферы нашего электронного настоящего. И если эксперты США безапелляционно заявляют о вмешательстве российских хакеров в выборы в этой стране и стремлении к минимизации таких рисков в будущем, то немецкие специалисты только принялись за активные исследования о возможности влияния Кремля посредством социальных сетей на постсоветских мигрантов в ФРГ. Информация, ее сбор и дальнейшее использование имеет также огромное влияние и на социальные процессы, происходящие во всех государствах.

Казахстан и Россия живут в общем медиапространстве. Практически все в Казахстане свободно владеют русским языком, без ограничений вещают российские телевизионные каналы, популярностью пользуются русские социальные сети, а большинство казахстанцев имеют электронную почту и пользуются электронными кошельками, созданными в рунете. Влияние России и проводимой ей политики на Казахстан посредством информационных ресурсов трудно переоценить.

В отношение же Казахстана ясности не прибавилось, несмотря на нахождение двух государств в рамках общего экономического и медиапространства, в котором значительное число казахстанцев пользуются, например, российскими социальными сетями Одноклассники и Вконтакте. И это не учитывая сервиса mail.ru-почта, который по популярности обгоняет остальные сервисы, используемые для электронной переписки, зачастую конфиденциальной. Каким образом собираются полученной от казахстанцев информацией распоряжаться спецслужбы Российской Федерации совершенно не понятно. Также не складывается понимания, как дальнейшая работа российских интернет-провайдеров на территории Республики Казахстан будет корреспондировать с предусмотренной статьей 18 Конституции Республики Казахстан тайной переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничения этого права казахстанцев допускаются только в случаях и в порядке, прямо установленных законом, конечно, не соседнего государства. Необходимо отметить, что подобные вопросы должны возникнуть не только у граждан Казахстана. Исключений ни в законе Российской Федерации, ни в Постановлении Правительства России не предусмотрено ни союзникам Казахстану, Белоруссии, Армении и Кыргызстану, ни уж, тем более, Украине, Грузии, другим государствам, в которых также достаточно внушительная часть населения не только говорит на русском языке, но и активно пользуется рунетом.

Остаётся только согласиться с Дмитрием Трениным, главой московского Карнеги центра, который как-то отметил, что «Россия продолжает развиваться в разведывательном сообществе, в котором сохраняются тенденции к получению информации средствами разведки. Иными словами, многие представители российского руководства — не стоит забывать об их биографии — верят лишь тем данным, что появляются у них на столе в папках с грифом «совершенно секретно» или «из заслуживающих доверия источников». У них не возникает инстинктивного побуждения прочесть свежий номер New York Times или поискать новости и аналитические оценки в Интернете. Они доверяют традиционным информационным каналам времен «холодной войны»».

В отношении европейских граждан уже понятно, что новый регламент Европейского союза о защите данных, который тоже вступил в силу в 2018 году имеет противоречие с «законом Яровой». То есть, если российская компания будет хранить данные гражданина ЕС без его согласия, она нарушит регламент Евросоюза. Это может обернуться для нее штрафом в размере до 20 млн. евро или до 4% от годовой глобальной выручки в зависимости от того, какая сумма больше. По видимому, функционирование на территории Европейского союза, в том числе для русскоговорящих меньшинств в Германии и в странах Прибалтики, интернет-провайдеров, сотрудничающих с правоохранительными органами России, со временем будет затруднительно.

А вот реакция органов государственной безопасности Республики Казахстан на такую законодательную инициативу в соседнем государстве пока не известна. Также не ясно, проводится ли анализ правовых актов других государств, затрагивающих конституционно установленные права казахстанцев. Пока известно только одно: в то время, как корпорация Google и социальная сеть Facebook после громких разоблачений и провалов ищут возможности обезопасить своих пользователей от утечки информации, всячески оправдываясь перед аудиторией во всем мире, казахстанцам, не желающим делиться приватной информацией с правоохранительными органами соседнего государства, придется отказаться от использования привычных российских каналов связи и убедить своих собеседников и корреспондентов перейти на специальные защищенные мессенджеры, почтовые клиенты и сервисы, которые поддерживают оконечное шифрование и не сотрудничают с российскими спецслужбами.

Представить нашу жизнь без интернета и современных технологий, которые стремительно развиваются последние десятки лет, сложно. Одновременно создаётся и совершенствуется  правовая база, регулирующая возникающие отношения. А вот каким образом будет осуществляться правовое регулирование зависит от самого общества, эти технологии использующего. Речь в данном случае идёт не только о законодательстве одного отдельно взятого государства. Очень часто законодательные изменения в одной стране могут оказать негативное влияние на обеспечение национальной безопасности в другой.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться