Генсек ШОС поддержал политику Пекина в Синьцзяне в отношении этнических меньшинств

Автор -
215

Генеральный секретарь Шанхайской организации сотрудничества Рашид Алимовподдержал политику китайских властей в Синьцзян-Уйгурском автономном районе. По его словам, меры Пекина по противодействию терроризму не направлены на конкретный этнос, происхождение или религию. Его цитирует South China Morning Post, сообщает Лента.ру.

«Неважно, что террористы, по их мнению, делают, и какие высокие цели оправдывают для них терроризм. Потому что цель каждого террориста — убивать. Это главное, что они делают — убивают мирных людей», — заявил Алимов.

По его словам, терроризм не привязан к религии и месту рождения, потому что атаки всегда происходят в мирных местах. «Как это может быть связано с религией террориста, его родным городом, регионом? Это тут совершенно ни при чем. Так что мы продолжим решительно работать над искоренением того зла, которым является терроризм», — сказал генсек.

Алимов также добавил, что Китай внес «большой и разумный» вклад в борьбу с международным терроризмом.

Как пишут СМИ, северо-западная провинция, по мнению наблюдателей и групп правозащитников, за последний год превратилась в одно из самых последовательно осуществленных полицейских государств, в открытую тюрьму, где практически никому не удается укрыться от хорошо замаскированной сети высокотехнологичной слежки властей. Если ты сделаешь хоть малейший неверный шаг, следующей остановкой может стать тюрьма или лагерь перевоспитания, в которых сидельцы, если верить рассказам очевидцев, подвергаются идеологической обработке, чтобы быть лояльными по отношению к компартии Китая.

24 апреля на сайте казахстанского радио «Азаттык» вышло интервью с бежавшим из Китая и, по сути, из этого «лагеря» этнического казаха Кайрата Самаркана.

Самаркан заявил, что его держали в «центре политического перевоспитания» в Бурылтогайском районе, где подвергали унижениям и «промывке мозгов».

Выпустили его лишь потому, что он в отчаянии с разбегу ударился головой о стену, пытаясь покончить с собой, а потом – когда Самаркана выпустили на свободу, но запретили уезжать из страны, он фактически убежал в Казахстан.

Первые сообщения о задержанных в Китае гражданах, получивших вид на жительство в Казахстане, появились еще прошлой весной: люди ехали проведать своих родственников и пропадали.

Близкие, оставшиеся в Казахстане, рассказывали в интервью казахстанским СМИ, что при попытке узнать у китайских родственников судьбу исчезнувших людей, они слышали в ответ лишь, что «наша партия истинная, справедливая и самая передовая». Людей арестовывали и увозили в неизвестном направлении за самые разные провинности (ошибка в дате рождения, например), но чаще всего – за так называемую «трансграничную симпатию», то есть за стремление быть не только китайцем, но и казахом или уйгуром (уйгуров в Синьцзяне – большинство, поэтому задерживают, в первую очередь, их). Еще задерживают за сочувствие исламу – любому, — но вообще можно попасться на мелочи: известны случаи, когда людей задерживали за богословскую беседу трехлетней давности или за отправку денег за границу без разрешения.

Большинство задержанных отправляют в так называемые «центры» или «лагеря политического перевоспитания». В 50-е годы прошлого века эти структуры – что-то среднее между тюрьмой и пропагандистской школы – были широко распространены для борьбы с противниками Мао, но несколько лет назад Китай вроде даже официально отказался от таких структур. В Синьцзяне, однако, их оставили: формально в «лагерях» отменено насилие, но Кайрат Самаркан заявил в интервью, что его держали там в оковах и кормили лишь хлебом. Главная цель этих «центров» — «перевоспитать» человека в духе верности партии и отрицании всего чуждого.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться