Le Figaro (Франция): пророк Мухаммед был героем Запада

Деятели эпохи Просвещения видели в Пророке просвещенного реформатора. «Фигаро» рассказывает о книге историка Джона Толана, который утверждает, что на Западе образ Пророка не всегда был отрицательным. Все зависело от обстоятельств и политических игр, так что Мухаммед и Ислам являются неотъемлемой частью европейской культуры.

Следует отметить, что Европейский суд по правам человека постановил, что принцип свободы слова не может служить оправданием для оскорбления Пророка Мухаммеда, в связи с чем оставил в силе выписанные ранее гражданке Австрии штрафы за обвинения в адрес пророка ислама.

Речь идет о жительнице Вены, которая в 2009 году провела два семинара на тему «Основная информация об исламе», в ходе которых допустила целый ряд оскорблений в отношении Пророка. В феврале 2011 года региональный уголовный суд Вены признал женщину виновной в оскорблении религиозного учения и обязал ее выплатить штраф в размере 480 евро.

После того, как Апелляционный суд отклонил обращение австрийки, она обратилась в ЕСПЧ с заявлением о том, что австрийские судебные инстанции нарушили статью 10 Европейской конвенции по правам человека о свободе слова. ЕСПЧ же, в свою очередь, единогласно постановил, что конвенция эта нарушена не была.
Со времен Средневековья фигура Мухаммеда постоянно упоминалась в трактатах христианских и светских писателей (ниже текст статьи Фигаро из сайта ИноСМИ):

«Из всех великих людей мира ни у кого не было столько хулителей, как у Мухаммеда». Помогут ли эти слова шотландского священника и востоковеда Монтгомери Уотта (Montgomery Watt) объяснить «столкновение цивилизаций» между Западом и Востоком в седьмом веке, когда произошло великое разделение в Средиземноморье между христианским и исламским мирами.

По мнению историка Джона Толана (John Tolan), все было гораздо сложнее. На Западе, особенно во Франции, образ Пророка не всегда был отрицательным. Все зависело от обстоятельств и политических игр, так что Мухаммед и Ислам, как указывает автор, являются «неотъемлемой частью европейской культуры». Это не значит, что в прошлом Европы мусульманского было столько же, сколько и христианского, как некоторые пытаются нас уверить, искажая исторические реалии. Но напомним, что со времен Средневековья фигура Мухаммеда постоянно упоминалась в трактатах христианских и светских писателей.

При помощи экскурса в историю автор представляет нашему вниманию множество взглядов Запада на Мухаммеда. Во времена крестовых походов его назвали шарлатаном, еретиком и развратным идолопоклонником, воплощением самого Антихриста. Это представление о Мухаммеде будет развиваться, особенно в эпоху Возрождения, когда Франции Франциск I сблизится с султаном Сулейманом, чтобы создать союз против империи Габсбургов.

Но именно с семнадцатого века, в эпоху английского республиканизма, а затем и во времена Просвещения, Запад особенно заинтересовался Мухаммедом, в котором он видел образец просвещенного реформатора, боровшегося с клерикальной властью. Именно это читается между строк у Вольтера, который, за явной критикой, восхваляет Мухаммеда в своем «Эссе о нравах и духе народов», чтобы посильнее задеть Римскую Церковь. Гиббон недалек от Вольтера, и видит в Мухаммеде «великого человека», в отличие от Монтескье, который с недоверием относится к исламскому фанатизму.

К Мухаммеду благоволит даже аристократическая школа. В конце правления Людовика XIV, граф Буленвилье, переводчик Спинозы, назвал Мухаммеда первым защитником феодального общества.

Позже Гете, Наполеон и Ламартин будут восхищаться Мухаммедом. Действительно, представление о пророке в восемнадцатом веке, очень далеко от сегодняшнего видения, которое нам предлагает салафизм или «Братья-мусульмане». Ибо невозможно понять образ Мухаммеда в Европе, не думая о том, что о нем сказано в исламе.

Это краткое изложение главы, посвященной двадцатому и двадцать первому столетиям, в которой автор ограничивается изучением более или менее симпатических иллюзий Массиньона (Massignon), Ватта (Watt) или Кюнга (Küng), которые после Второго Ватиканского собора, поверили в межрелигиозный диалог и даже в появление единой религии.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться