EurAsia Daily: Эрдоган на пути к неоосманскому реваншу

Автор -

В дни, когда вопрос о предоставлении Киеву Вселенским патриархом томоса об украинской автокефалии практически решен, многие говорят о том, что это один элементов игры, которую ведет Вашингтон против Москвы. Забывая, что в этой игре есть еще один игрок, не столь явный, но не менее влиятельный — Реджеп Тайип Эрдоган. У которого пока все отлично получается, говорится в статье Eadaily.com:

Турецкий лидер открыл новый аэропорт в Стамбуле — самый большой в стране, а в перспективе и в мире. И для Эрдогана это очередная ступень на пути к его заветной мечте и исторической миссии — возрождению некогда потерянного величия Османской империи. Не случайно сама церемония открытия была обставлена с воистину имперским размахом: собрались как исторические сателлиты — премьер-министр Болгарии Бойко Борисов, президент Сербии Александр Вучич, эмир Катара шейх Тамим бен Хамад Аль Тани, так и один будущий, из пестуемого Турцией пантюркистского лагеря — президент Киргизии Сооронбай Жээнбеков. Не обошлось и без славных янычар — новоиспеченному чемпиону UFC в легком весе Хабибу Нурмагомедову президент Турции лично пожал руку, а до этого лично же на эту церемонию и пригласил. И стоял Эрдоган в этом окружении, под сенью красных флагов с белыми полумесяцами, словно властелин Блистательной Порты.

Забыть Ататюрка

Турецкие СМИ отметили, что открытие аэропорта происходило в национальный праздник — День Республики. Но впервые торжество проходило не в республиканской столице Анкаре, получившей свой статус из рук главного идеолога турецкого республиканского национализма Мустафы Кемаля Ататюрка, а в имперском Стамбуле. Лишний раз показывая, что Эрдоган де юре, конечно, президент, но с апреля минувшего года уже с расширенными полномочиями, и что он символично изживает ататюрково наследие. Неслучайно прежний стамбульский аэропорт, носивший имя всё того же Ататюрка, не только перестанет быть аэропортом, но и утратит это имя, превратившись в некий Сад Нации.

Когда-то культ Мустафы Кемаля — по сути, настоящего нациста, устроившего в стране этноцид всех нетурецких народов — был аналогичен культам коммунистических вождей. В отличие от него, Эрдоган, казалось бы, какого-то особого раболепства по отношению к себе не требует. Но то, что происходит вне бывшей метрополии, объединявшей огромные территории в Азии, Африке и Европе, его очень живо интересует, и это неоспоримый факт. Внешняя политика современной Турции сплетается в уникальный симбиоз исламизма, пантюркизма и реваншистского имперства, которые в эрдогановской версии нисколько не противоречат друг другу, а, наоборот, друг друга дополняют. Что совсем не удивительно: Реджеп Тайип при случае просто достает из колоды именно ту карту, которая сыграет решающую роль в той или иной партии.

Так, например, в октябре Эрдоган был с визитом в Молдавии, территория которой в прошлом также входила в состав Османской империи. О чем сам дорогой гость, которого встречали именно как дорогого гостя, не постеснялся напомнить. «Несмотря на то, что у нас нет общих границ с Молдавией, мы считаем ее соседней страной, потому что нас связывают исторические отношения, — заявил турецкий президент. — Для нас это особенная страна, потому что в ее составе есть Гагаузия, люди, которых мы считаем нашими соотечественниками».

Конечно, гагаузы Эрдогану никакие не соотечественники, но тут к имперско-реваншистской составляющей добавляется пантюркистская, при игнорировании исламистской: гагаузы хоть и тюрки, но всё-таки православный народ. Хотя в нашей секуляризированное время на постсоветской территории мусульманская миссия может вполне себе успешно идти и в этом далеко не самом богатом регионе. Не случайно же сам приезд турецкого президента стал настолько знаковым событием для автономии, что день его визита был объявлен там красным днем календаря — выходным. Гостя встречали лучшие люди автономной территории, а рядовые ее жители веселили его песнями и танцами — конечно же, в национальном стиле. Впрочем, и сам визитер в долгу не остался: в столице гагаузской автономии Комрате он наблюдал открытие отреставрированного на турецкие деньги ДК, а также посещал диагностический центр и парк, появившиеся при непосредственной помощи его страны.

Учителя заклания

Казалось бы, самое время Кишиневу озаботиться перспективой гагаузского сепаратизма, подпитываемого Турцией — даром, что молдавские власти довольно успешно борются со всем русским, исходя их аналогичных страхов. Но нет, и в остальной Молдавии Эрдогана встречали с распростертыми объятиями. А как иначе, если турки восставили президентскую резиденцию в Кишиневе, включая ее внутреннее убранство, чего сами молдаване не могли сделать аж с 2009 года, когда собственные прозападные уличные бузотеры основательно погромили здание. А также пообещал заняться кишиневским цирком и завести в страну, чью экономику изрядно потрепали европейские производственные квоты, вступившие в силу после подписания ассоциации с ЕС, турецкие банки. В минувшем году товарооборот между странами вырос до отметки в $ 400 млн, составив 5% от всей внешней торговли Молдавии, и, конечно же, Кишиневу хотелось бы большего. Опять же, Анкара проголосовала за резолюцию Генассамблеи ООН о «выводе российских войск с территории Молдавии» — читай, наших миротворцев из Приднестровья.

Молдавия, в свою очередь, также не осталась в долгу, выдав в начале сентября на расправу Эрдогану семерых учителей сети турецких лицеев Orizont, действовавших практически по всей стране. Казалось бы, это не турецкому президенту, а его молдавскому коллеге следовало бы озаботиться тем, что в Молдавии свободно действуют средние учебные заведения, где местных детишек учат не только непонятно для чего им нужному турецкому языку, но и чуждым идеологическим установкам — к слову сказать, практически по той же причине была свернута деятельность аналогичных лицеев в России. Однако не всё так просто: «оризонтовские» педагоги, без сомнения, готовили агентов влияния, но не по эрдогановским рецептам, а по лекалам его заклятого врага — Фетхуллаха Гюлена.

Надо ли лишний раз говорить о том, что новый властелин Константинополя продолжил поступательное движение и по другим направлениям. Так, в «мягком подбрюшье России» он создал чуть ли не тюркский аналог Евросоюза — Тюркский Совет, в который вошли, помимо собственно Турции, еще и близкородственный Азербайджан, а также Казахстан и упомянутая выше Киргизия. Даже флаг собственный придумали, куда, кстати, весьма органично, удалось вписать национальные символы всех четырех государств. Так что, как говорится, не ЕАЭСом единым.

На Западных Балканах Эрдоган весьма основательно прописался в Боснии и Герцеговине, в мусульманской ее части, где Турция воспринимается так же, как Германия в хорватской, а Россия — в сербской. К слову сказать, в ходе недавнего обострения между Анкарой (или уже Стамбулом?) и Вашингтоном наследный глава бошняков Бакир Изетбегович однозначно встал на сторону турецкого лидера. «Господин Эрдоган, вы не только президент Турции, вы и наш президент тоже», — многозначительно заявил тогда Изетбегович. А студенты боснийских вузов выступили с флешмобами, записав видеоролики, в которых высказались в поддержку политики Турции в Сирии.

В роли хозяина Эрдоган прибыл в прошлом году и в Сербию. Казалось бы, в прошлом между этими странами пролились реки крови, причем особенно усердствовали в этом именно турки, но нынешний Белград теперь строит политику с потомками османов по принципу «кто старое помянет». Так, президент Вучич встречал высокого гостя уже в аэропорту. Еще бы, двусторонний торговый оборот ныне составляет $ 4 млрд, и, помимо этого, Турция пообещала построить новую трассу Белград-Сараево, которая соединит две части в прошлом единой страны. Ну и опять же «Турецкий поток», а также населяющие провинцию Санджак (Рашка) сербские мусульмане, которые любят Эрдогана, похоже, даже больше, чем их единоверцы из БиГ: во всяком случае, они сделали его почетным гражданином своего регионального центра — городка Нови Пазар

Пожалуй, не совсем безоблачные взаимоотношения у нынешнего турецкого режима складываются на Балканах лишь с Албанией и, соответственно, с Косово, которые хоть и считаются преимущественно мусульманскими регионами, но, как сказал кто-то из мудрых людей, «национальная религия албанцев — албанство». Соответственно, у них нет никакого идеализма и национального мифа о старшем брате, и дружат они исключительно с сильными — на сегодняшний день с США. Поэтому когда в Косово турецкие спецслужбы арестовали и вывезли в Турцию шесть педагогов гюленовских лицеев, «премьер» отторженного от Сербии албанского анклава Рамуш Харадинай отправил в отставку главу местного МВД Флямура Сефая и директора Косовского разведывательного агентства Дритона Гаши. За что удостоился жесткой отповеди самого Эрдогана, обвинившего его в поддержке терроризма. И впоследствии заявившего о готовности признать любые соглашения между сербами и албанцами.

Когда американец не страшен

А с чего, собственно, началось противостояние между США и Турцией? Ну, поводов для этого было более чем достаточно, но основной — агрессивная политика Эрдогана по отношению к Греции, которую тот ведет в том же ключе, что и все его предшественники. То есть греки для наследника османов — это исторический враг, у которого они в свое время отобрали историческую столицу и часть жизненного пространства, и лучше было бы, если бы его не было совсем, либо он оставался бы на положении бесправного скота. Поэтому только в минувшем году турецкие боевые самолёты регулярно нарушали воздушное пространство Греции (в один февральский день аж 183 раза), военный флот блокировал разработку Кипрского шельфа, десантники брали в плен, а, по сути, в заложники греческих военных, а дипломаты требовали пересмотра Лозаннского договора, поделившего «османское наследство» между балканскими государствами, оспаривая принадлежность восемнадцати греческих островов и ста пятидесяти небольших скалистых участков «серой зоны» Эгейского моря. Кроме того, Анкара договорилась о закупке у России комплексов С-400, сводящих на нет всю активность греческой авиации, и начала делать провокационные заявления, называя Западную Фракию, где проживает немалое количество мусульман, «нашими землями». Чем вызвала напряжение внутри блока НАТО, доминирование которого на Балканах США тщательно пестовали.

И вот уже американцы пытаются наказать номинального союзника — отказываются, вопреки договоренностям, поставлять Турции свои истребители-бомбардировщики пятого поколения F35, вводят против неёсанкции, поднимают пошлины на поставку турецких алюминия и стали. А также напоминают об аресте американского пастора Эндрю Брансона, обвиненного в шпионаже. Любое другое государство после подобной масштабной атаки мирового гегемона пождало бы хвост и убежало в кусты, но не Турция. Эрдоган пригрозил Вашингтону международным арбитражным судом и напомнил об участии в военном перевороте 2016 года, и о том, что его инициатор Гюлен преспокойно живет себе за океаном.

Вот и пришлось американцам мирить турок и греков на очередном саммите НАТО этим летом, и примирение это, путь достаточно формальное и недолговременное, но произошло. А после самим возвращаться к диалогу с Анкарой. Удалось (плохо ли, хорошо ли) и это. Не случайно Турция в итоге широким жестом отпустила на свободу все того же Брансона. Произошло это, правда, на следующий же день после решения Синода Вселенского патриархата по украинской автокефалии. Случайность? Нет, конечно.

Игры с патриархом

В отношениях с Россией неоосманист Эрдоган также остался верен себе и своим идеям. Это для кого-то в Москве сбитый турецкими ВВС российский СУ-24, а также приветствия Эрдогана по поводу удара США по авиабазе в сирийском Хомсе — неожиданные «ножи в спину». На деле восстанавливающий величие Порты никогда никаких сюрпризов никому не делал — ни хороших, ни плохих. Так, еще в 2017 году он лично ездил на Украину, где убеждал Порошенко в том, что Турция полностью разделяет позицию Киева по Крыму и Донбассу. А через год уже глава турецкого МИД Мевлют Чавушоглу в ходе ужина со своим украинским коллегой Павлом Климкиным в Центре помощи крымским татарам в Анкаре заявил, что его страна «никогда не признает аннексии Крыма» и раскритиковал Европу и США за то, что там, по его словам, забыли о ситуации с полуостровом. Что ж, вполне себе в духе неосманизма, согласно которому полуостров — неотъемлемая часть империи. А с Киевом, если что, всегда можно договориться — главное, чтобы Крымом не владела Москва. Украинский собеседник слушал и млел, а после Киев выдал Анкаре укрывшихся у себя гюленистов.

Поэтому пусть никого не вводит в заблуждение и пышный прием, который Эрдоган закатил Путину весной этого года — обычная восточная хитрость. Позволившая и американцев понервировать, чтобы потом торговаться с ними на равных, и российских туристов на просевшие без них курорты вернуть, и рынок сбыта для помидоров сохранить. Ну и конечно же вышеупомянутые С-400, строительство АЭС «Аккую» и, само собой, «Турецкий поток» — все в одну корзину.

Что впоследствии ничуть не помешало главному турку влезть со своими войсками в сирийский Африн, а затем и в Идлиб, и оттуда диктовать свои условия уже России и сирийскому руководству. А в ходе недавнего саммита по Сирии выступать с заявлениями, выполненными в духе стандартной западной пропаганды — например, об Асаде, убившем миллион человек. И еще добавить, что турецкая армия уйдет из Сирии только после того, как там не будет террористической угрозы. А стало быть, когда захочет, или вообще никогда, поскольку территория нынешней Сирии тоже когда-то входила в состав Османской империи.

А вот еще один любопытный факт, ускользнувший от внимания массовой русскоязычной аудитории, которой ныне принято рассказывать как Москва и Анкара (Стамбул) рука об руку наводят порядок в сирийской пустыне. «Мы системно работали и объясняли Эрдогану, как важно для Украины и крымских татар, чтобы на Украине была независимая поместная православная церковь, — рассказал ВВС лидер проукраинских крымскотатарских сепаратистов Мустафа Джемилев. — Я Эрдогану в таких популярных терминах объяснял: мол, сейчас Мекка для православных — Москва, а после Томоса и автокефалии украинской Церкви ею станет Стамбул, так что и для вас это имеет политическое значение. И для независимости Украины, а, соответственно, и для крымских татар, это тоже очень важно. Эрдоган твердо сказал, что сделает все от него возможное, и у Украины будет автокефалия».

Словам амбициозного карлика можно верить, а можно и нет, но вот что интересно: после 2016 года Вселенский патриарх Варфоломей находился в немилости у Эрдогана. Потому как турецкий президент подозревал того в соучастии в перевороте и шашнях с Гюленом, чего от константинопольского первосвященника, прямой креатуры Запада, вполне можно было ожидать. Неслучайно буквально за несколько часов до вышеупомянутого переворота тот в спешке отбыл в Словакию. А после появлялся на Фанаре эпизодически, в основном кочуя по греческим землям. Дело доходило до того, что сторонники Эрдогана забрасывали его резиденцию коктейлями Молотова. Но всё внезапно изменилось в апреле этого года, когда Верховная Рада проголосовала за то, чтобы обратиться к Варфоломею за томосом. А уже через шесть дней Эрдган принимал патриарха у себя, беседуя с ним в компании всего того же Чавушоглу. Встречались они и пять дней спустя, после решения Синода о предоставлении Украине автокефалии. И уже одно то, что Варфоломей снова прочно обосновался в своей резиденции, означает, что время немилости для него прошло. И ставки сделаны.

Некоторым же российским пропагандистам, договорившимся до того, что следом за Трампом теперь и Эрдоган — «наш», и что тот в скором времени чуть ли не подарит православным Святую Софию, можно порекомендовать больше дружить с реальностью. Поскольку именно при Эрдогане там стали вновь проводиться намазы — впервые со времен Ататюрка, превратившего в музей знаменитый византийский собор, ранее переделанный османами в мечеть. Как в эпоху султанов-халифов. Страшную эпоху, призраки которой усилиями одного человека возвращаются в нашу реальность из преисподней. Он мудр, решителен, ему неведом страх, он не отступает перед более мощным оппонентом и не молит о пощаде, когда нужно прибегает к хитрости или деньгам, а в других ситуациях — к грубой силе, не прощает и все помнит. И мир будет считаться с его волей. И под этой волей начнет меняться, что мы все, к сожалению, обязательно увидим.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться