ВВП не является хорошим индикатором благосостояния. Почему?

Автор -

Чуть менее десяти лет назад Международная комиссия по измерению показателей экономической деятельности и социального прогресса опубликовала доклад «Неверно оценивая нашу жизнь: Почему ВВП не имеет смысла». Его название суммирует содержание – ВВП не является хорошим индикатором благосостояния, пишет Джозеф Стиглиц, лауреат Нобелевской премии по экономике:

От того, что именно мы измеряем, зависит то, что мы делаем, и если мы измеряем что-то неправильное, значит, и делать мы будем что-то неправильное. Если мы концентрируем внимание лишь на материальном благополучии (например, на производстве товаров, а не на качестве здоровья, образования и окружающей среды), наша жизнь искажается так же, как и сами эти показатели: мы становимся более материалистичными.

Мы были крайне удовлетворены реакцией на наш доклад. Он стимулировал международное движение с участием учёных, гражданского общества и правительств создавать и применять такую методику измерений, которая бы отражала концепцию благосостояния в более широком смысле. ОЭСР разработала  рейтинг «Индекс лучшей жизни»; он состоит из ряда показателей, которые лучше отражают факторы, составляющие и повышающие благосостояние. ОЭСР также поддержала работу Группы экспертов высокого уровня по измерению показателей экономической деятельности и социального прогресса, ставшей преемницей нашей комиссии. В рамках шестого Всемирного форума ОЭСР «Статистика. Знания. Политика», который прошёл в ноябре 2018 в южнокорейском Инчхоне, эта группа опубликовала доклад «Не только ВВП: Как измерить то, что действительно важно для экономики и общества».

В новом докладе делается акцент на нескольких темах (например, доверие и нестабильность), которые были лишь кратко затронуты в докладе «Неверно оценивая нашу жизнь», а также более подробно исследуются некоторые другие вопросы (например, неравенство и устойчивость). В нём объясняется, каким именно образом неадекватность в измерениях приводит к дефектам политики во многих сферах. Более качественные индикаторы позволили бы увидеть крайне негативное и, вероятно, долгосрочное влияние глубокого экономического спада после 2008 года на производительность и благосостояние. В этом случае власти, возможно, не стали бы столь активно проводить политику сокращения госрасходов: она помогла сократить дефицит госбюджетов, но ещё сильнее они снизила размеры национального богатства, если измерять его правильным образом.

Политические события последних лет в США и многих других странах стали отражением состояния неуверенности и нестабильности, в котором прибывают многие простые граждане, а показатель ВВП практически никак этого не учитывает. Серия решений, которые узко фокусировались на размерах ВВП и бюджетной экономии, способствовали росту этой неуверенности. Достаточно вспомнить об эффекте пенсионных «реформ», которые заставили людей нести на себе больше рисков, а также «реформ» рынка труда, которые во имя повышения «гибкости» ослабили переговорные позиции работников и позволили работодателям с большей свободой их увольнять. В свою очередь это привело к снижению зарплат и ещё большей неуверенности. Улучшение системы измерений позволило бы, как минимум, сравнить все эти издержки с возможными выгодами и, может быть, побудило бы власти сопровождать подобные реформы другими мерами, повышающими экономическую защищённость и равенство.

По инициативе Шотландии небольшая группа стран сформировала сейчас «Альянс за благополучную экономику». Расчёт в том, что правительства, поставив благополучие в центр своей программы, перенаправят соответствующим образом бюджетные расходы. Например, правительство Новой Зеландии, сосредоточившись на повышении благосостояния, могло бы уделять больше внимания и ресурсов задаче ликвидации детской нищеты.

Улучшенная система показателей может также стать важным диагностическим инструментом, который поможет государствам выявлять проблемы ещё до того, как ситуация выйдет из-под контроля, а также подбирать правильные инструменты для их решения. Например, если бы правительство США уделяло больше внимания здравоохранению, чем размерам ВВП, тогда оно бы уже много лет назад заметило спад продолжительности жизни у тех, кто не имеет высшего образования, и особенно у тех, кто живёт в деиндустриализованных районах Америки.

Показатели равенства возможностей лишь недавно позволили раскрыть лицемерие претензий Америки на то, что она является страной возможностей. Да, любой может вырваться вперёд, но только с богатыми, белыми родителями. Статистика показывает, что в США имеется масса так называемых ловушек неравенства: те, кто рождён на дне, скорее всего, там и останутся. Если мы хотим ликвидировать подобные ловушки неравенства, мы должны, прежде всего, узнавать о том, что они существуют, а затем выяснять, почему они возникают и сохраняются.

Чуть менее четверти века назад президент США Билл Клинтон выступил с программой под лозунгом «интересы людей на первом месте». Поразительно, насколько трудно её реализовать, причём даже в демократической стране. Корпоративные и другие лоббисты постоянно стремятся гарантировать, чтобы на первом месте оказались именно их интересы. Идеальным примером этого стало масштабное снижение налогов в США, проведённое администрацией Трампа год назад. Простые люди (сокращающийся, но всё ещё огромный средний класс) должны терпеть повышение налогов, а миллионы людей должны потерять свою медицинскую страховку, и всё это ради того, чтобы оплатить снижение налогов для миллиардеров и корпораций.

Если мы хотим поставить интересы людей на первое место, мы обязаны знать, что для них важно, что помогает повысить их благосостояние, и как можно дать им этого (что бы это ни было) больше. Улучшение качества статистики, описанное в докладе «Не только ВВП», будет и дальше играть критическую роль, помогая нам достичь этих важнейших целей.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться