Жаңыл Жусупжан: Если люди в самом Узбекистане не понимают всей тяжести трагедии Арала, что говорить об остальных?

Творческую «эстафету» в рамках продолжающейся виртуальной экспертной дискуссии на проекте «Центральная Евразия» принимает режиссер из дружественного Кыргызстана  Жаңыл Жусупжан.

 Владимир Парамонов (Узбекистан), руководитель аналитической группы «Центральная Евразия», www.ceasia.org: Жаңыл, какие основные проблемы на пути развития стран Центральной Азии (ЦА) и взаимоотношений между ними Вы бы обозначили?

Жаңыл Жусупжан (Кыргызстан), режиссер и фотограф: Мои поездки по Узбекистану открывают глаза на то, что возможно ждет мой цветущий Кыргызстан уже в самом скором будущем. Я говорю об изменении климата, которое продвигается быстрее, чем мы могли бы ожидать. И это будущее уже не то что на пороге, а уже переступило порог и топчется в центре квартиры!

В августе, когда была в родной Нарынской области в Кыргызстане, двоюродной брат жаловался, что высохло озеро на высокогорном пастбище Ак-Сай. Да и сам Нарын, могучие потоки которого когда-то достигали само озеро Арал, показался каким-то чахлым. А в Бишкеке, где горы и красота их ледников, зимой и летом отсвечивающихся на солнце, казались данностью на веки веков, теперь белели негустыми полосками жалких остатков этих самых некогда могучих ледников.

В свою очередь Узбекистан поражает контрастами, которые нам, горным и бедным (не в обиду будь сказано) народам незнакомо. Благоухающие сады посреди пустынь, бесконечные ряды новых жилых домов вдоль новых автострад, самые обыкновенные женщины, мужчины и дети, которые на туристических автобусах посещают великолепный Самарканд и древнюю Хиву. И для контраста: почти высохший Арал, саксаулы на песку, на котором как звезды белеют миллиарды ракушек, соляные бури, бывший порт Мойнак, где сегодня вода подается на два-три часа в день …

Когда возвращались с Арала, в селе недалеко от Бухары были в гостях у семьи дехкан. Они выращивали много чего, но в основном рис. Через каналы вода щедро растекалась вдоль и поперек полей, которые как чаши была заполнены водой. Ведь рис «пьет» много воды. Хозяева на дасторхан поставили подносы с виноградом, сорванного со двора, плов был изготовлен из своего риса, сын пел и играл на дутаре … В общем эта счастливая многодетная семья гордых дехкан с сияющими лицами нас бесконечно радовала.

Но перед моими глазами вставала худосочная женщина Арала, которую мы встретили на недавнем фестивале «Стихия» в Мойнаке (где я была в составе независимой съемочной группы): «зарплаты моей не хватает на жизнь. Мы не можем позволить купить даже рис. Рыбы тоже нет». Каракалпак без рыбы все равно, что кыргыз без мяса или узбек без того же риса. Я не могла обвинить жителей оазиса в Бухаре в том, что Арал высох, или в том что пыль и соляные бури Арала «помогают» исчезновению ледников в моем Кыргызстане: ведь они не могут отвечать за советскую политику или за систему, когда растрата воды в полях зашкаливает.

Тем не менее, я не могла не сказать им, что на Арале, куда из-за рисовых и хлопковых плантаций Бухары и других созданных руками человека оазисов вода не попадает, рыбы практически нет, земля покрыта ядовитой солью, коровы такие чахлые, что еле на ногах стоят, а жители жалуются на болезни. Меня поразил их ответ. В один голос члены этой большой бухарской семьи стали утверждать, что рис и хлопок не причина высыхания Арала. «А в чем же причина?» — в изумлении спросила я. «Арал сам исчез, причем в один день» — в один голос они ответили. «Неужели?!» —  воскликнула я. «Да, да, так взял и исчез» опять хором отвечали милые бухарцы: «нам так сказали».

Если люди в самом Узбекистане не понимают всей тяжести трагедии Арала, что говорить об остальных? Но незнание не облегчает нашу вину … Проблема воды в Центральной Азии многогранна, соответственно пути решения должны быть разнообразными. И судя по всему, в этой ставшей мне любимой стране, уже происходят большие перемены. Так, по решению властей посевы риса сократятся чуть ли на половину. Значит, бухарская семья, в гостях у которых мы были, скорее всего начнет выращивать маш, фасоль и другие нетребовательные к воде культуры.

А в Мойнаке уже ходят слухи, что «скоро озеро опять заполнится», так как новый президент якобы договорился о том, чтобы воду из Сарезского озера в Таджикистане перебросить в Арал.

В.Парамонов: и что Вы предлагаете в связи со сказанным?

Ж.Жусупжан: В данный момент я бы хотела сделать акцент на одно из возможных решений проблемы воды. По-моему — очень важной, и с точки зрения решения задачи, и с точки зрения морали. Нам нужно просвещаться. Фестиваль «Стихия», в работе которого я приняла участие, в этом плане был неожиданный и героический шаг со стороны властей и международного общества. Ведь тема Арала изначально, а это почти 60 лет (!), была закрытой темой. Этот фестиваль дает надежду, что водной гласности все-таки быть!

Но это только начало. Предстоит огромная работа по просвещению вопросов экономии воды, причем начиная с детских садов и заканчивая всеми структурами, так или иначе связанными с водой. И не только в Узбекистане, а повсюду, в том числе в Кыргызстане, который с наряду с Таджикистаном «владеет» 70% воды в Центральной Азии.

Проблематику воды нужно ввести в программы обучения на всех этапах образования. Более того, следует запустить программы по просвещению всего общества: через СМИ, в том числе используя интернет ресурсы. Уверена, что международные и неправительственные организации сыграют в этом процессе большую роль. И каждый из нас тоже может внести свой посильный вклад в экономию воды и вообще в процесс защиты ресурсов Земли, которая дает все, что нам необходимо.

Начать же следует с самого простого: закрывать кран, когда чистим зубы, принимать душ на короткое время, а если кран течет, то следует его исправить как можно скорее, реже покупать вещи, а старые использовать дольше и т.д. Ведь недаром говорится в кыргызской народной поговорке: «если дружно взяться за дело, то и гору можно свернуть», а в нашем случае — озеро на место вернуть («көп түкүрсө көл болот» ).

В.Парамонов: спасибо! Мне представляется, что все четко и понятно. Думаю, что можно было бы выделить водную тематику в отдельное направление продолжающейся дискуссии. Приглашаю высказаться по поднятым вопросам всех желающих экспертов из стран ЦА.

Примечания: виртуальная экспертная дискуссия организована и осуществляется при информационной поддержке Международного информационного агентства «Фергана», https://www.fergana.agency  (Россия), Делового издания «Курсив», https://kursiv.kz (Казахстан), Казахстанской республиканской общественно-политической ежедневной газеты «Экспресс К», https://express-k.kz (Казахстан), Информационного агентства K-News, www.knews.kg (Кыргызстан), Аналитического ресурса «Регион», www.region.kg (Кыргызстан), Информационного агентства «Авеста», http://avesta.tj (Таджикистан), Агентства новостей «Подробно», https://podrobno.uz (Узбекистан), Информационного медиа-портала «Новости Узбекистана», www.nuz.uz (Узбекистан), Региональной аналитической сети Центральной Азии (Central Asian Analytical Network, CAAN), www.caa-network.org  (США). К участию в дискуссии приглашаются все заинтересованные эксперты и аналитики, общественные деятели, представители культуры и искусства — граждане пяти стран Центральной Азии (Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана). Экспертные ответы на обсуждаемые в ходе дискуссии вопросы, в том числе критические комментарии тех или иных оценок, можно присылать по следующему электронному адресу: ceasiapost@gmail.com. К информационному сопровождению дискуссии — популяризации и распространению экспертных оценок приглашаются все заинтересованные СМИ. Информация о ходе дискуссии также доступна на телеграмм-канале @ceasiaru и странице проекта на Facebook, www.facebook.com/ceasia.ru.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться