Реформы у соседей: случится ли «узбекское чудо»?

Автор -
2026

    Для Узбекистана 2018-й стал знаковым и даже переломным. Многим было интересно, какими окажутся реформы, начатые президентом Шавкатом Мирзиеевым. По сути это был первый отчетный год для самого узбекского лидера, который уже укрепился на позиции главы государства, говорится в статье Camonitor.kz.

     «Зеленый коридор» для бизнеса

    Впервые с момента обретения Узбекистаном независимости в стране появилась возможность открыто покупать и продавать доллары в обменниках. Правда, предприниматели все еще жалуются на искусственные ограничения, которые вводят банки, чтобы не продавать населению слишком много валюты. Стоит напомнить, что во времена Ислама Каримова в Узбекистане существовали два курса сума – рыночный и официальный, который был почти в четыре раза  ниже.

    Поговаривали, что приближенные Каримова получали колоссальные суммы за счет разницы курсов. Как бы то ни было, именно эта политика привела к практически полному исходу из страны иностранных инвесторов. Поэтому переход на свободную  конвертацию стал для бизнеса серьезным подспорьем.

    В ушедшем году стало очевидно, что скачок в экономике Мирзиеев намерен осуществить за счет развития туризма. В течение года власти предприняли несколько серьезных шагов в этом направлении. Во-первых, сняли визовые ограничения для граждан почти 50 стран, ввели электронные визы, упростили процедуру регистрации в гостиницах, увеличили число гидов. Во-вторых, наконец-то отменили запрет на проведение фото- и видеосъемок в стране, за исключением стратегических объектов. В-третьих, создали так называемую туристическую полицию, которая должна помогать гостям из-за рубежа и охранять их. Эти меры принесли свои плоды: всего за год туристический поток в Узбекистан увеличился ровно вдвое – с 2,5 млн. до 5 млн. человек.

    Власти объявили курс на избавление страны от «хлопковой зависимости». Акцент в сельском хозяйстве будет сделан на выращивание овощей и фруктов. Узбекистан намерен к 2020 году прекратить экспорт хлопка-сырца и перейти к полной его переработке собственными силами. Определенные успехи достигнуты в том, что касается борьбы с принудительным использованием детского труда на плантациях. Всемирный банк в 2018-м  признал, что Узбекистан искоренил использование неоплачиваемого детского труда.

    Налогов будет меньше

    Также год прошел под знаком налоговой реформы. Для ее проведения Узбекистан пригласил  из Москвы консультанта – бывшего многолетнего заместителя министра финансов РФ, разработчика российской налоговой реформы Сергея Шаталова.

    «Будут изменены специальные режимы, квалификации станут значительно более разумными. Будут установлены пороговые значения по выручке, которые позволят создать  более адекватную, соответствующую международным стандартам систему. То есть будут установлены пороговые значения не слишком высокие, которые сохранят для малого бизнеса старый порядок налогообложения, а большинство организаций с солидной выручкой, солидными капиталами перейдут на общий режим налогообложения», — сообщил  Сергей Шаталов.

    Мирзиеев уже признал, что на проведение реформы могут потребоваться от трех до десяти лет. Так, ставку единого социального платежа снизят до 12% от фонда оплаты труда, ликвидируют обязательные отчисления в государственные целевые фонды, снизят налог на прибыль коммерческих банков с 22% до 20%, а налог на имущество юридических лиц – с 5% до 2%.

    В бюджете Узбекистана на начавшийся год заложено, что 54% расходов будет направлено на социальную сферу и поддержку населения. С 1 января власти повысили зарплаты учителям и руководителям школ – на 10%, учителям, имеющим квалификационную категорию, – на 15-25%, преподавателям вузов и научным сотрудникам  НИИ – в 1,5 раза.  Бюджетные средства на выплату пособий увеличили на 20%.

    Также принято решение о том, что  предприятия, товарооборот которых составляет от одного до трех миллиардов сумов, будут платить НДС добровольно, в упрощенном порядке. То есть они не будут вести отдельные счета-фактуры по закупленным товарам и будут платить налог, исходя из товарооборота, дифференцированно в разрезе сфер деятельности.

    В конце ушедшего года, выступая с обращением к парламенту, Шавкат Мирзиеев заявил о необходимости кардинально сократить вмешательство государства в экономику. По его словам, высокий уровень государственного присутствия в топливно-энергетической, нефтегазовой, химической, транспортной и банковской сферах сдерживает их развитие и привлечение инвестиций на основе рыночных механизмов.

    Ограниченная демократия

    В течение прошлого года много говорили и об изменениях в политической сфере, о расширении различных свобод. В частности, заметно оживилось медийное пространство, в прессу и на экраны телевизора стали просачиваться критические материалы. Правда, существуют ограничения: если о коррупции глав местных администраций можно рассказывать без проблем, то на уровень правительства переходить нельзя.

    В стране остается немало табуированных тем. В их числе андижанские события 2005 года,   семья, окружение, доходы президента и многие другие. Оковы цензуры смягчили, но поводок все еще сохраняется.

    Власти пытаются внести оживление в деятельность депутатского корпуса. Планируется создание экологической партии, а народные избранники время от времени позволяют себе не соглашаться с правительственными постановлениями. Регулируемая демократия должна показать наличие в Узбекистане политической дискуссии.

    В 2018 году были объявлены меры по сокращению полномочий президента и передаче части его функций  парламенту и правительству.  В частности, предполагается, что формированием кабинета министров будет заниматься не президент, а парламент, оценивая каждую кандидатуру после выступления претендента в стенах законодательного органа.

    «Сегодня, согласно Конституции, парламент утверждает кандидатуру премьер-министра, но не участвует в назначении министров. Поэтому члены правительства не ощущают должной ответственности перед парламентом. В связи с этим предлагаю ввести практику утверждения членов кабинета министров Олий Мажлисом», — заявил на днях Мирзиеев.

    Конец эпохи Иноятова

    С политическим землетрясением сравнили некоторые эксперты ликвидацию карательной Службы национальной безопасности (СНБ) и создание вместо нее Службы государственной безопасности (СГБ).   Еще в 2017 году Мирзиеев выразил недовольство тем, что СНБ выполняет не свойственные ей функции и чрезмерно расширила свои полномочия.

    В начале 2018-го стало известно, что возглавлявший более двух десятилетий узбекские спецслужбы всесильный Рустам Иноятов освобожден от должности. Его эпоха ассоциировалась с беспрекословным выполнением СНБ любых приказов Ислама Каримова, включая аресты, запугивания и нередко убийства оппонентов режима. Мирзиеев подверг СНБ публичной критике и признал, что она из органа, призванного защищать интересы народа, превратилась в карательный инструмент.

    На этом фоне показательным стало дело оппозиционного журналиста Бобомурода Абдуллаева, который был арестован СНБ в сентябре 2017 года за призывы к свержению конституционного строя. Абдуллаев сразу же заявил, что, будучи критиком власти, считает себя политическим узником. Дело получило международный резонанс. Эксперты называли его проверкой на реальность мирзиеевских реформ. И в мае 2018-го Абдуллаев, получив максимально мягкий приговор, вышел на свободу – аккурат к визиту Мирзиеева в США.

    Либерализация внутренней жизни привлекла и диссидентов.  Узбекские политэмигранты стали массово заявлять о своей готовности вернуться в страну. Старейшему правозащитнику Талибу Якубову даже позволили это сделать. Но более активные и молодые критики режима не могут въехать в страну. Кроме того, власти отказывают в аккредитации оппозиционным СМИ. В течение года наблюдались также систематические блокировки  социальных сетей, что Ташкент объяснял работами по увеличению скорости Интернета в республике.

    Давайте жить дружно

    Визит Мирзиеева в США, где состоялась его встреча с Дональдом Трампом, можно назвать прорывом узбекской дипломатии. Ведь после  андижанской трагедии Запад сторонился любых контактов с чиновниками из этой страны. Поэтому американский вояж Мирзиеева подавался как снятие блокады и восстановление международного имиджа Узбекистана.  В конце года Вашингтон даже исключил Узбекистан из списка стран, представляющих угрозу в сфере религиозных свобод.

    Значительно потеплели отношения с Анкарой, практически «замороженные» еще с начала 2000-х. Каримов был недоволен тем, что Турция предоставила политическое убежище его оппоненту Мухаммаду Салиху, и со временем  изгнал из страны, по сути, весь турецкий бизнес. Поэтому приезд Эрдогана в Ташкент стал во многом знаковым. Теперь турецкий бизнес постепенно возвращается в Узбекистан, а, кроме того, Анкара заявила о готовности инвестировать в экономику страны.

    Другое важное событие – визит Владимира Путина, в ходе которого был дан старт строительству первой АЭС в Центральной Азии. Многие эксперты отмечали, что отношения Ташкента и Москвы после смерти Каримова заметно активизировались — покойный узбекский лидер недолюбливал Россию, называя ее колонизатором. Во время встречи Мирзиееву удалось выбить у Кремля новые контракты с ведущими российскими компаниями, такими, как «Газпром», «Лукойл», «Росатом», на сумму порядка 25 млрд. долларов. В ответ на солидный российский инвестпакет Мирзиеев пообещал Путину построить в Ташкенте к 2020 году Парк Победы.

    В череде встреч нельзя не отметить и общение с Нурсултаном Назарбаевым. В минувшем году частота контактов и телефонных переговоров между лидерами двух стран была крайне интенсивной, при этом в Казахстане 2018-й объявили годом Узбекистана.

    В марте в столице РК прошла консультативная встреча руководителей стран Центральной Азии, которая определила новый формат отношений Астаны и Ташкента. Была заявлена амбициозная цель довести объем взаимного товарооборота до 5 млрд. долларов. Оба государства решили запустить совместную визу для иностранцев по аналогу Шенгена. Казахстанские инвесторы стали активно присматриваться к узбекскому рынку. В частности, крупнейший «Народный банк» открывает в соседней республике свои филиалы, о выходе на узбекский рынок заявило АО «Фридом Финанс», на «Кувасайцемент» вернулись изгнанные при Каримове инвесторы из РК…

    Суровые будни Гульнары

    В течение года продолжалась эпопея со старшей дочерью покойного бывшего президента – Гульнарой. Она отбывает пятилетний срок в одной из ташкентских тюрем за масштабную коррупцию. По крайней мере, так утверждают официальные власти и Генпрокуратура.

    Однако с момента смерти Ислама Каримова его дочь нигде на публике не появлялась, а о том, что она жива и находится под арестом, стало известно со слов ее адвоката. Тем временем, в течение года распространялись самые различные слухи: что Каримову отпустили, и она улетела в ОАЭ; что пошла на диалог с Мирзиеевым и готова в обмен на свободу вложить свои деньги в экономику Узбекистана…

    Официальные власти эти слухи и не подтверждают, и не опровергают. Потому судьба Каримовой остается туманной. Правда, именно сейчас в Европе продолжается судебный процесс в отношении сотрудников телекоммуникационной компании «Telia». Одним из фигурантов этого дела является Гульнара,  которой, как утверждает следствие,  представители шведско-финского концерна заплатили взятку за выход на узбекский рынок.

    Конечная цель реформ все еще туманна

    Независимый узбекский политолог Рафаэль Саттаров считает, что главным событием для Узбекистана в 2018 году стало именно снятие международной блокады и изменение имиджа республики  в глазах Запада.

    Если раньше европейские чиновники были вынуждены оправдываться по поводу того, что ведут какие-то переговоры с официальным Ташкентом, то теперь либеральные западные СМИ сами признают прогресс Узбекистана в области прав человека, говорит эксперт.  Вместе с тем, по его словам, в целом узбекская  власть продолжает оставаться авторитарной.

    Алишер Ильхамов, научный сотрудник Школы восточных и африканских исследований Университета Лондона, полагает, что интенсивность мирзиеевских реформ в последнее время начала снижаться. Эта тенденция, по его мнению, наметилась с лета 2018 года. В частности, он опасается того, что налоговая реформа не изменит сути государственной политики, а лишь скорректирует некоторые острые углы, тогда как необходимы фундаментальные перемены. Также, по словам эксперта, пока не прослеживается структурность реформ – вероятно, во властных кругах все еще не определились с их направлением и конечной целью…

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Поделиться