Будете плакать – убьем: дети, завербованные в солдаты, вспоминают о пережитых зверствах

12-летняя Мэри и ее сестренка – жительницы Южного Судана — испугались до смерти, когда их остановили в лесу трое вооруженных мужчин. Вокруг не было не души, звать на помощь было бессмысленно. Будете плакать – убьем, пригрозили мужчины. Так начались их мучения, говорится в публикации ООН.

Девочки попали в лагерь боевиков, где они провели три года, пока им не удалось бежать. Мэри с сестрой были рабынями: их заставляли выполнять любую работу – носить воду и дрова, готовить еду. Их и других пленниц обучали стрельбе, а старшим выдавали собственное оружие и заставляли принимать участие в боевых действиях.

По данным ЮНИСЕФ, тысячи детей в Южном Судане пропали без вести, их родным ничего о них неизвестно.

 

Сейчас Мэри шестнадцать. Вместе с другими детьми она учится в школе ЮНИСЕФ по реинтеграции бывших солдат из числа несовершеннолетних. Их обучают не только чтению и письму, но и специальностям, чтобы они могли устроиться на работу.

Годы, проведенные в плену, не прошли бесследно. «Меня преследуют эти воспоминания, — говорит Мэри. — Я вздрагиваю каждый раз, когда вижу вооруженного человека. Когда я думаю о том, что мне пришлось пережить, я плачу». За ослушание детей жестоко избивали, а иногда в качестве наказания заставляли ползать на локтях. «Это было очень больно, на локтях выступала кровь», — вспоминает девочка.

Я вздрагиваю каждый раз, когда вижу вооруженного человека. Когда я думаю о том, что мне пришлось пережить, я плачу

Ее судьба – далеко не единичный случай. По оценкам ЮНИСЕФ, с начала конфликта в 2013 году около 19 тысяч детей в Южном Судане были похищены боевиками. Их мытарства продолжались и после побега или освобождения – многим некуда было идти, они не знали, где искать своих родных и близких. В ЮНИСЕФ помогают детям-солдатам получить свободу, найти свои семьи и завершить образование.

Не все дети попадают к боевикам под дулом пистолета. Эстер, например, сама решила присоединиться к вооруженной группе. Ей было всего 14 лет, школу она бросила. В лагере она забеременела, а родила уже после освобождения. Сейчас ее ребенку всего несколько месяцев. Как и Мэри, она помнит о насилии и унижении: на ее глазах убивали и насиловали, она сама регулярно подвергалась избиениям. Несмотря на все это, Эстер хочет обратно в лагерь. «Мне нравилось иметь при себе оружие и быть солдатом, — говорит она. – Была какая-то цель, была ежедневная работа. Я хочу быть солдатом, у которого есть оружие, власть и работа».

Освобожденных из плена детей обучают специальностям, чтобы они могли найти работу.

 

Джастин Кирима – инструктор школы для освобожденных детей-солдат, понимает своих подопечных. «Поначалу с ними очень трудно наладить общение, — говорит он. – Они агрессивны и не хотят слушать». Однако, по его словам, постепенно при помощи психолога дети «оттаивают» и включаются в занятия по шитью, столярному делу или строительным специальностям.

17-летняя Роза, которую похитили прямо из собственного дома, пытается не думать о том, что с ней произошло за три месяца, что она провела в плену у боевиков.  Пока ей это не удается. «Они связывали нас веревкой и заставляли таскать грузы в таком положении, — рассказывает она, показывая шрамы на руках. – Мы должны были каждый день пробегать какое-то расстояние, а если кто-то уставал, его били палками. Один раз я упала, и меня так избили, что я чуть не умерла».

Когда она отказала в близости одному из боевиков, он ее изнасиловал. Другой – сжалился над ней и помог бежать. «Я не могу все это забыть», — говорит она.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться