Выборы президента Казахстана: кто и сколько голосов получит, и что будет потом?

Автор -

Сами по себе нынешние президентские выборы в Казахстане малоувлекательны – слишком уж предсказуем их исход и пресен состав участников. Но все же есть несколько нюансов, которые могут вызвать интерес к ним со стороны избирателей и экспертного сообщества. Именно о них состоялся разговор camonitor.kz  с политологом Уразгали Сельтеевым.

— 9 июня в бюллетенях для голосования казахстанские избиратели увидят семь фамилий, многие из которых широкой публике незнакомы. На какой сегмент электората каждый из кандидатов рассчитывает?

— Здесь уместно выделить только двоих. Во-первых, это Касым-Жомарт Токаев. Очевидно, что его агитационная риторика будет направлена на все казахстанское общество. На всех тех, кто будет голосовать за преемственность курса Нурсултана Назарбаева. Точнее, за стабильность и сохранение текущего состояния при условии постепенных перемен в различных сферах.

Во-вторых, это Амиржан Косанов, который способен собрать голоса недовольных действиями центральных и региональных властей. Скорее всего, его поддержат те, кто сталкивается с систематическими фактами перекосов и несправедливыми решениями в судах, полиции и акиматах. Те, кто не может добиться адекватного и открытого диалога между обществом и властью. Речь идет о протестном голосовании. Сжатие условий и отсутствие реальных форм выражения недовольства вынуждают активную часть общества хотя бы таким образом продемонстрировать свое несогласие. И это далеко не маргиналы, а в основном образованная молодежь, представители малого и среднего бизнеса. То есть вполне вероятно, что существующий скрытый протест в ходе этой электоральной кампании проявится через голосование части избирателей в пользу Косанова.

Об остальных кандидатах говорить не имеет смысла. Они не представляют никакого исследовательского и практического интереса. Это статисты, которые лишь создают общий фон.

— Понятно, что «статисты» участвуют в избирательной кампании не ради победы, а ради неких дивидендов. На ваш взгляд, какие цели каждый из них преследует в этой «гонке»? И кто из кандидатов может претендовать на почетное второе место? 

— Все предельно ясно. Касым-Жомарт Токаев как преемник Нурсултана Назарбаева одержит победу, став избранным президентом. Тот, кто займет второе место и наберет при этом 8-10 процентов голосов, автоматически обретет статус политика национального масштаба. Объективно это должен быть Амиржан Косанов. В протестной среде он воспринимается как единственный альтернативный кандидат. Кроме того, его участие позволит частично реанимировать оппозиционное движение. Сейчас крайне важно, чтобы в обществе появились политические субъекты, которые будут открыто выступать от имени протестных групп и абсорбировать нарастание социальной напряженности.

Для КНПК и «Ак жола» участие их выдвиженцев – это шанс заработать дополнительные политические очки в преддверии досрочных парламентских выборов. Остальные кандидаты в качестве приза тоже могут получить депутатские мандаты в новом созыве мажилиса или кресла в сенате.

— Очевидно, что и эти президентские выборы пройдут без особых интриг. И все-таки, что может вызвать интерес избирателей? Какие сюрпризы нас могут ожидать?

— Сюрпризов не будет. Любые выборы предполагают борьбу за власть, но в наших реалиях ее нет уже фактически 20 лет. Нынешняя президентская «гонка» тоже лишена элементов реального соперничества и политической конфронтации.

Однако эти выборы интересны по двум причинам. Во-первых, важно, какой процент общественной поддержки получит именно преемник Нурсултана Назарбаева. Появится возможность понять, какой будет разница в электоральных цифрах между первым президентом и новым кандидатом от власти. Конечно, это относительный показатель. Но в определенной степени он позволит сформировать общее представление о том, в какую сторону движется потенциал доверия к текущему курсу государственной политики. Можно выявить, насколько важен для казахстанцев фактор личного образа политика.

Во-вторых, будет получен некий срез уровня социального недовольства. При этом правильным было бы после проведения президентских выборов начать детальное изучение предпочтений, интересов и запросов граждан. Это нужно для того, чтобы скорректировать работу госаппарата по ключевым направлениям.

— В своем Telegram-канале вы даете весьма смелые прогнозы. Можете поделиться с нашими читателями своим мнением относительно того, как распределятся голоса?

— Да, я писал об этом и могу повторить снова. Предварительные прогнозы уже реализовались. К примеру, о том, что простейшая электоральная математика требовала включения в избирательный бюллетень от 6 до 8 кандидатов. Это выдвиженцы от основных подконтрольных политических партий и провластных общественных организаций.

В этих расчетах надо исходить из основной задачи, поставленной на нынешнюю избирательную кампанию. Речь идет о победе Касым-Жомарта Токаева, но не с огромным перевесом. То есть крайне важно продемонстрировать, что пока еще ни один человек в стране не может претендовать на единую и безусловную поддержку народа – такую, какую имел на предыдущих выборах Нурсултан Назарбаев. В противном случае возможна десакрализация образа Елбасы.

А значит, несмотря на политический потенциал и персональные данные Токаева, его результаты по итогам голосования будут управляемо ограничены. Изначально я предполагал, что предельный диапазон будет на уровне 55-65 процентов. Но это при условии, если бы кандидату от власти подобрали более сильных и узнаваемых спарринг-партнеров, в том числе из правящей элиты. Однако был выбран другой сценарий — с «серыми» и немолодыми персонами. Поэтому, скорее всего, Токаев наберет 70-75 процентов голосов.

В силу этих же причин не стоит ждать яркой избирательной кампании. Судя по текущим действиям, серьезных усилий по позиционированию личных управленческих и лидерских характеристик Токаева предприниматься не будет. В условиях, когда нет реальной борьбы за электорат, высокого качества политической рекламы в общем-то и не требуется.

Амиржан Косанов должен получить ориентировочно 8-10 процентов. Хотя в целом по стране он не очень известен, за счет городов республиканского значения, южных и западных регионов с их наиболее высоким уровнем протестности Косанов способен собрать приличное количество голосов. Кроме того, наверняка определенная часть избирателей поддержит его, так сказать, ради эксперимента.

За Данию Еспаеву могут проголосовать 5-7 процентов казахстанцев, которых привлечет сам факт новизны участия женщины в президентской гонке. Остальные голоса распределятся по принципу раздробления электората – от 1 до 6 процентов на каждого кандидата.

— В одном из своих анализов вы отмечали, что важны не столько президентские выборы, сколько следующие за ними парламентские. Сможете объяснить, почему?

— Да. Это будет следующим этапом транзита власти и изменения политической системы. По сути, уход Нурсултана Назарбаева с поста главы государства означает постепенную трансформацию суперпрезидентской формы правления. Любой следующий президент уже не будет обладать тем объемом полномочий и влияния, какие были у Елбасы.

Что касается стратегической важности парламентских выборов, то они должны стать точкой отсчета в плане пересмотра роли мажилиса и сената. Обе палаты в совокупности усилятся, став реальными политическими субъектами. Они приблизятся к статусу равного партнера во взаимодействии с администрацией президента РК и правительством. Заметно возрастут градус критики в адрес исполнительной власти и количество самостоятельных законодательных инициатив, исходящих от высшего представительного органа.

В последние 20 лет у нас закрепилось представление о парламенте как о придатке власти. Хотя на самом деле это ключевой конституционный орган, который, если будет использовать свои полномочия на практике, то сможет полновесно влиять на все процессы в стране без исключения. Например, блокировать деятельность президента и правительства, создавая при необходимости ситуации политического кризиса и навязывая свою волю.

Внутриэлитные группы понимают стратегическую роль парламента как мощнейшего политического рычага. Поэтому важно, каким будет персональный состав депутатского корпуса. Реальная внутренняя борьба развернется за места в партийном списке «Нур Отана». И политический потенциал основных «тяжеловесов» будет определяться количеством их людей в парламенте.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться