Темирлан Султанбеков: Бермудский треугольник кыргызской таможни, или почему «сидит» Кубан Кулматов?

Автор -
2525

    Впервые с 2011-го года таможенные и налоговые поступления в Кыргызстане перестали расти, написал «Азаттык».

    За исключением революционного 2010-го и 2005-го года, таможенные платежи и налоговые сборы в Кыргызстане не переставали расти. И даже в эти годы таможня показывала рост:

    Даже в 2012 году, когда экономика страны испытала сильнейший стресс (ВВП — 0,9% по итогам года) из-за двукратного снижения добычи золота на «Кумторе», сбор налогов не страдал. («Азаттык»).

    «При этом в январе-апреле ВВП вырос без малого на 5,7%, курс доллара три года остается на одном уровне, инфляция нулевая, скачков во внешней торговле нет. Видимых внешних факторов, которые могли бы влиять на сокращение налогов, нет», — пишет «Азаттык».

    То есть, нынешняя ситуация практически беспрецедентна для Кыргызстана с периода обретения независимости.
    Но хуже того, Таможенная служба в этом году собрала на 1,17 млрд сомов меньше, чем в прошлом году за период с января по апрель, заявляет «Азаттык». Чем это объяснить?

    Возможно, торговый оборот был меньше? Следовательно, и меньше таможенных платежей:

    Да, действительно. Внешнеторговый оборот в Кыргызстане сократился. И это, кстати, при весомом росте отечественного экспорта. Возможно, действительно завезли меньше импортного груза? Но нет.

    Вот официальные данные Таможенные службы. Весогабаритный контроль делает свое дело:

    Вес импортированных грузов на таможне вырос на 42 тысячи тонн за сравнимый период 2018 года, или на 7,65%. Но при этом общая стоимость импорта падает на $205 миллиона, или на 15%.

    Почему при резком росте веса-нетто импортных товаров их общая стоимость снижается? Не потому ли, что килограммы бытовой техники все чаще превращаются в схемах «серого импорта» в зубочистки и салфетки?

    2) Сравните эту ситуацию с 2017-м и 2018-м годами:

    В 2018 году при росте веса-нетто груза на 71 тысячу тонн за год, общая стоимость груза выросла на $502 миллиона. Это рост стоимости импорта на 20% сравнительно с 2017 годом.

    В 2019 году при росте вес-нетто грузов импорта на 42 тысячи тонн, их стоимость падает(!) на $205 миллионов. Это падение стоимости импорта на 15% по сравнению с 2018 годом.

    Объяснение, что якобы все «дорогие» товары импорта идут только во втором полугодии и надо дождаться окончания года, абсурдны по природе. Тем более, что динамика роста веса-нетто импорта в 2019 году уже опережает 2018 год примерно на 5-10 тысяч тонн. Эту ситуацию невозможно объяснить при росте ВВП на 5,7% за это же полугодие 2019-го, ведь при подсчете ВВП прямо учитывают импорт в страну. Либо ошибается Нацстатком, либо «ошибается» Таможня.

    Резкое падение общей стоимости импортных товаров удивляет. Такой огромный весовой подъем должен, наоборот, приводить к резкому росту общей стоимости импорта за каждую тысячу тонн.

    Самое печальное, что при росте общего веса импортных грузов на 7,65% – или 42 тонны – по официальным данным, ГТС не дособирает 1,17 миллиарда сомов от нормы предыдущего года за январь-апрель в бюджет Кыргызстана. 

    А теперь ознакомьтесь со следующей таблицей, предоставленной одним из сотрудников таможни, пожелавшим остаться в тайне. Цифры по весу немного разнятся с официальными на вебсайте ГТС, потому что включают и транзитные грузы, не облагаемые соответствующими пошлинами.

    Сравниваются абсолютно аналогичный «кулматовский» период 2018 года и «онолбековский» 2019-го за январь-май месяцы. Собираемость в 2019 году, из анонимно полученного нами документа, за каждый за 1 кг товаров падает почти на треть без видимых на то причин.

    В таблице просто доказывается, что этот «случайный массовый завоз» дешевых импортных товаров радикально сказывается на таможенных сборах.

    В 2018 году, при схожем росте веса импортных товаров, таможня собрала на 3,8 миллиарда сомов таможенных платежей больше, чем в 2017-м (первый график «Азаттык») за период с января по апрель. По этим подсчетам, в 2019-м Таможня не должна была уйти в минус на миллиард сомов от прошлогодних результатов, а собрать как минимум на 5,4 миллиарда сомов больше уже за пять месяцев, сохрани она нормативы прошлого года.

    В период с ноября 2017-го по май 2018-го главой таможни был Кубан Кулматов. Кулматов был и одним из тех, кто уже в 2017 году отметил негативные тенденции в работе таможни при «Райыме-Миллионе». В опалу Кулматов попал, потому что по просьбе Алмазбека Атамбаева согласился вновь навести порядок в таможенных органах, как он уже это делал в 2010-2013 гг.

    Кубана Кулматова и Сапара Исакова впоследствии посадили в СИЗО ГКНБ буквально в один день, а против Алмазбека Атамбаева начали полномасштабную травлю. И поводом всему было то, что Кулматов вывел за штат всех сотрудников таможенных пунктов Ошской области, готовя массовые увольнения, и хотел полностью переформатировать таможенные органы по грузинскому и сингапурскому образцу.

    Мы знаем, что вина Кубанычбека Кулматова состоит в том, что он боролся со схемами «серого импорта» и смог показать, какой доход на самом деле может приносить Таможня, если убрать оттуда коррупционные схемы. Упавшая на треть собираемость платежей в бюджет в 2019 году после его ухода — яркое тому доказательство.

    Недавно спикер парламента Дастан Джумабеков громогласно заявил: «Матраимовы служат народу». И сегодня нам ясно, кому на самом деле служат Матраимовы и по чьей вине сегодня в СИЗО ГКНБ сидит Кубан Кулматов.

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Поделиться