Зачем в Казахстане прикармливают «чёрных лебедей»

Автор -
1194

    Нынешний июнь в Казахстане – сезон миграции «чёрных лебедей». Сначала митинги, потом Арысь, теперь Тенгиз. Но давайте не будем ванговать и чревовещать, а вместе подумаем, как изменить маршрут перелёта отряда гусеобразных семейства утиных вороной масти, чтобы он огибал нашу страну. Об этом говорится в статье Вадима Борейко на сайте informburo.kz.

    Синдром «пороховой бочки»

    Минувшая неделя началась с канонады на узловой станции в Туркестанской области: рвались склады боеприпасов в воинской части рядом с городом Арысь. Среди тысяч комментариев в соцсетях часто звучала такая тема: нам, с нашим халатным и раздолбайским отношением ко всему, включая утилизацию снарядов, да ещё в стране победившей коррупции осталось ещё только АЭС построить, а когда там что-нибудь «закоротит» – тогда и наступит полный апокалипсис и «стабилизец».

    В массовом сознании (по крайней мере сетевом) перенос синдрома «пороховой бочки» с арысских складов на призрак атомной станции был неотвязным.

    Тут, конечно, много чего наложилось. Началось всё 3 апреля, когда Путин в очередной раз заговорил о планах строительства АЭС в РК. А это для Казахстана не обычный хайп, который прилетел-улетел: как любит повторять министр энергетики Канат Бозумбаев, «сильна генная память» о Семипалатинском полигоне. Затем казахстанцам «зашёл» сериал НВО «Чернобыль», и они принялись примерять ситуацию с ЧАЭС на строительство атомной станции в Прибалхашье. Бомбёжка города Арысь лишь катализировала бурления в общественных мозгах.

    Нет дыма без огня

    После выборов, 10 июня, президент Токаев постарался всех успокоить: «Строительство атомной электростанции пока не планируется. Если понадобится, то обязательно будем этот вопрос обсуждать с народом. Если понадобится, то проведём референдум».

    13 июня на заседании Правительства министр энергетики развил тему: «Работа по возможному строительству станции в Казахстане ведётся в последние 7-8 лет. На сегодняшний день мы находимся на этапе, когда было разработана часть ТЭО (технико-экономическое обоснование. – Авт.). В соответствии с ним компаниям пяти стран были разосланы письма, чтобы они дали свои технико-экономические предложения по технологиям и по коммерческим и экономическим параметрам. Это такие страны как США, Франция, Корея, Китай и Россия».

    Как это совместить: «строительство пока не планируется» у Токаева и «работа по возможному строительству ведётся последние 7-8 лет» у Бозумбаева? Как нет дыма без огня, так не бывает ТЭО без твёрдых намерений реализовать проект. Иначе зачем тратить деньги на его разработку и запрашивать ценовые предложения?

    Впрочем, сам Канат Бозумбаев и пояснил: «В любом случае какие-то мощности к 2030 году нужно будет строить. Если всё же правительство примет решение о строительстве АЭС, то оно будет принято гласно, прозрачно, только после соответствующих консультаций путём общественных слушаний с населением страны».

    Про «гласность», «прозрачность» и «консультации» – это ритуальные мантры. Есть серьёзные основания полагать, что слушания по АЭС пройдут в том же режиме, что и по курорту «Кокжайлау»: «правильная» общественность согласится с уже готовым решением. Тем более если учесть цену вопроса. К тому же слушания могут провести на месте будущей стройплощадки – в посёлке Улькен. А многие ли активисты туда доедут?

    Одинокий голос человека

    В апреле в интервью Informburo.kz экс-президент KEGOC Асет Наурызбаев сказал, что примерная стоимость строительства одного энергоблока АЭС – 6 миллиардов долларов. Россия построит в Узбекистане атомную станцию из двух блоков за 11 миллиардов, а в Турции завершает возведение АЭС «Аккую» из четырёх энергоблоков за 23 миллиарда долларов.

    Мой собеседник говорил мне, что лоббисты станции рассчитывают не на мифические инвестиции, а исключительно на государственное финансирование. И главный их интерес заключается не столько в реализации самого проекта, сколько в освоении бюджетных траншей. Недаром Асет Наурызбаев назвал такое положение вещей «экономикой не развития, а освоения».

    Бывший руководитель системного оператора единой электроэнергосистемы Казахстана, а ныне экологический активист, модератор экспертной группы «Чистый воздух Алматы», которая работает над программой снижения смога, Асет Наурызбаев сейчас активно выступает против проекта АЭС. Причём не нагнетает страсти, а рассуждает с чисто экономических позиций. Разбивает мифы об «экологичности», «современности» и «дешевизне» атомной энергетики.

    Недавно он выступил по телеканалу «Хабар 24». Назвал атомную энергетику «тупиковой ветвью развития цивилизации» и сравнил её с «трамваями на тросовой тяге». Напомнил, что любой атомный объект – приманка для террористов, которые хотят сделать «грязную» бомбу. Сказал о дороговизне атомных технологий: она гораздо выше, чем на возобновляемых источниках энергии. Самым примечательным мне показался вот этот пассаж:

    – Несмотря на то что экономики в этом проекте нет, мы знаем много случаев, когда экономики в проекте не было, а проект строился. Например, Балхашская тепловая станция, на месте которой собираются строить атомную станцию, представляет собой примерно такой проект. Огромные деньги, исчисляемые сотнями миллионов долларов, были потрачены на проект, в котором не было экономики. И мы знаем эту историю. Теперь мы туда же можем поставить атомную станцию и снова тратить миллионы долларов на проект, который не «полетит», у которого нет экономической целесообразности. И вот эту опасность мы все видим. И общество протестует именно против такого способа распила (выделено мной. – Авт.) государственных денег.

    Наша большая беседа с Асетом про АЭС в Казахстане была опубликована в апреле. Но с тех пор он остался единственным профессиональным энергетиком, бьющим в колокола по поводу губительности и для экономики, и для всей страны атомного проекта. Его коллеги от дискуссии уклоняются. Тем временем в соцсетях множатся посты «экспертов», которые трубят о выгоде «мирного атома». И есть риск, что они заглушат одинокий голос человека, какими бы серьёзными ни были его аргументы.

    Атомная энергетика умирает медленной смертью

    Невольного союзника Наурызбаева я нашёл там, где не ждал – на YouTube-канале «Навальный. Live». Но не в речах самого главы Фонда борьбы с коррупцией, а в еженедельной программе Владимира Милова «Где деньги?». Если отфильтровать пропагандистскую пену, естественную для оппозиционного политика Навального, но не очень органичную в устах профессионального энергетика, каковым является Милов, то в сухом остатке выйдет вполне приличная экономическая аналитика.

    Моё внимание привлёк выпуск от 20 июня «Зелёная» энергетика вытесняет атомную». Ведущий сравнил стоимость атомной и возобновляемой энергии, опираясь на доклад Международного энергетического агентства (International Energy Agency, IEA) «World Energy Outlook 2018» («Мировая энергетическая перспектива 2018»).

    По капитальным затратам на строительство новых станций – 6600 долларов за мегаватт (расчёт для Европы) – АЭС значительно опережают все альтернативные источники (см. скриншот 1).

    Капитальные расходы на строительство энергетических станций. /

    Капитальные расходы на строительство энергетических станций / Источник: МЭА, доклад «Мировая энергетическая перспектива 2018»

    Но и операционная стоимость (160 долларов за киловатт) АЭС уступает только мини-ТЭЦ на биомассе, а крупные солнечные электростанции превышает в 8 раз (см. скриншот 2).

    Операционная стоимость энергетических станций.

    Операционная стоимость энергетических станций / Источник: МЭА, доклад «Мировая энергетическая перспектива 2018″/IMAGE_ALT]

     

    Милов также подчеркнул, что сегодня ни один атомный проект в мире не обходится без государственных субсидий. А две трети расходов на строительство новых АЭС в России финансируются из госбюджета: «Росатом» – крупнейший получатель дотаций. Ведущий напомнил, что проблема захоронения опасных ядерных отходов фундаментальна, и она не решена. И добавил, что в атомной энергетике масса стоимостных «довесков», которые делают её «варварски экономически неэффективной».

    В подтверждение своих слов Владимир Милов демонстрирует статью с oilprice.com – по его словам, «самого консервативного сайта энергетической индустрии». Заголовок звучит грозно: Nuclear Power Dying A Slow Death («Атомная энергетика умирает медленной смертью» (см. скриншот 3). В ней говорится, что через 20 лет совокупная мощность АЭС в мире уменьшится на две трети.

    Скриншот с сайта oilprice.com.

     

    Сегодня из 449 ядерных реакторов в мире 70% старше 29 лет, и скоро их придётся выводить из эксплуатации (см. скриншот 4).

    Ядерные реакторы по возрасту.

    Ядерные реакторы по возрасту / Источник: МАГАТЭ

     

    Эпоха атомной отрасли подходит к концу. А в Казахстане многие пытаются выдать её тем, кто не в теме, за последний писк мировой энергетической моды.

    Потеряем озеро Балхаш и без аварии

    В проектах строительства АЭС обычно пишут, что вероятность аварии на четыре с половиной сотни реакторов в мире – примерно раз в 2000 лет. В действительности за последние 40 лет стряслось три таких катастрофы: на Три-Майл-Айленде (США, 28 марта 1979 года), в Чернобыле (СССР, 26 апреля 1986 года), в Фукусиме (Япония, 11 марта 2011 года).

    Асет Наурызбаев говорил, что в случае радиационной утечки на АЭС в посёлке Улкен мы потеряем озеро Балхаш.

    Владимира Козлова в Казахстане большинство знает только как политика. Между тем он имел непосредственное отношение к атомной отрасли: работал на урановом карьере рудоуправления Прикаспийского горно-металлургического комбината, а также в 1998-2001 гг. был помощником президента «Мангистауской промышленной компании» по связям с общественностью, участвовал в процедуре реабилитации Мангышлакского атомного энергокомбината (МАЭК). 23 апреля Владимир Иванович оставил под моим постом в «Фейсбуке» такой комментарий:

    «Мы его [озеро] и без аварии потеряем. Вода Балхаша понадобится в огромном количестве для охлаждения реактора. После охлаждения вода будет сбрасываться в Балхаш подогретой. Для устоявшейся экологической системы эти перемены буду гибельными. Так обстояло и на Каспии. В зоне выхода реакторной воды в море всё живое ушло. А Каспий всё же намного больше Балхаша, и возможности регенерации у него гораздо [больше]… Для Балхаша это будет очень критично».

    То есть строительство АЭС даже безо всяких ЧП чревато экологической катастрофой.

    Нельзя откладывать решение проблем «на потом»

    15 марта, за четыре дня до отставки Елбасы, в интервью на Informburo.kz «Транзит – это всегда микс надежд и тревог» политолог Досым Сатпаев говорил: «Те, кто мечтает о преемственности власти, должны помнить, что будет и преемственность проблем, которые долгое время не решались».

    Спустя три с половиной месяца мы видим, что выстреливают, причём в буквальном смысле, не только старые проблемы типа бездарной утилизации снарядов, но и накапливаются новые «зубы дракона» – вроде проекта АЭС.

    Возвращаясь к началу статьи, можно сказать, что в Казахстане словно специально прикармливают «чёрных лебедей».

    Решение проблем регулярно откладывается «на потом». Иначе говоря, социально-экономические опухоли не купируют и своевременно вырезают, а глушат боль медикаментозно, пока они не разрастаются до метастаз.

    Половинчатые решения – это мины замедленного действия, которые уже рвутся одна за другой. А ведь руководителям страны достаточно набраться мужества – даже не политического, а обычного мужского – и разрубить гордиевы узлы. Сразу горы с плеч упадут.

    И часто это не так уж сложно.

    1. Взять хотя бы решение отложить реализацию проекта курорта «Кокжайлау» на несколько лет. Вот зачем эта прокрастинация? На что надеются – лишние 230 миллионов долларов появятся? Экологические активисты за это время «рассосутся» или их пыл в защиту урочища поугаснет? А может, сам проект волшебным образом перестанет быть коррупциогенным, незаконным и губительным для природы? А достаточно просто поставить точку, сказать: мы на Небесном пастбище никогда ничего не будем строить, оно в целости должно перейти потомкам.
    2. Прекратить в Казахстане порочную практику утилизации боеприпасов с целью вторичного оборота латунных гильз и вольфрамовых сердечников. Люди гибнут за металл в прямом смысле: за 10 лет склады с боеприпасами взлетали на воздух пять раз, 13 человек погибло. Сколько ещё нужно смертей и разрушенных домов, чтобы наверху дошло: снаряды с истекшим сроком годности нужно не «перерабатывать», а взрывать на полигонах, в десятках километрах от ближайших населённых пунктов.
    3. Пора потребовать от зарубежных инвесторов остановить дискриминацию казахстанских рабочих на нефтяных и других добывающих предприятиях. Иначе самосуд и расправы над иностранными менеджерами, подобные тем, что случились в субботу на Тенгизе, будут продолжаться.
    4. И с АЭС – хватит заводить рака за камень, «да» и «нет» не говорить, пудрить мозг сказками про экологичную, безопасную и дешёвую энергию. Все прекрасно понимают, кому и для чего нужна станция. И здесь тоже не стоит переставлять таймер на годы вперёд. Можно, конечно, провести референдум, как предлагает Токаев. Но тут сомнение: не посчитают ли избиркомы голоса «как надо»? Мало потом не покажется. Лучше вспомнить славное движение «Невада – Семипалатинск», которому в феврале исполнилось 30 лет. 29 августа 1991 года оно добилось закрытия Семипалатинского полигона. Редкий случай, когда власть и народ были на одной волне.

    Надо объявить миру: «Мы объявляем свой дом безъядерной зоной. И это касается не только ракет, но и атомных станций».

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Поделиться

    Сообщить об опечатке

    Текст, который будет отправлен нашим редакторам: