Белая книга Госсовета Китая: Синьцзян никогда не был «Восточным Туркестаном»

Автор -
1517

В истории Китая Синьцзян никогда не назывался «Восточным Туркестаном», государства с таким названием никогда не существовало. Об этом говорится в Белой книге по некоторым историческим вопросам, касающимся Синьцзяна, опубликованной в воскресенье Пресс-канцелярией Госсовета КНР.

«Тюрки сложились из кочевого скотоводческого племени на территории Алтайских гор в середине 6-го века. Кочевые тюрки начали распадаться с крахом их последнего ханства в конце 8-го века.

Согласно документу, во время своего переселения в Центральную и Западную Азию тюрки смешивались с местными племенами, в результате чего появилось много новых народностей, которые принципиально отличались от древних тюрков.

С 18-го века до первой половины 19-го века, в то время, когда Запад классифицировал различные тюркские языки, которые относятся к алтайской языковой семье, некоторые иностранные ученые и писатели ввели термин «Туркестан» для обозначения региона с юга от гор Тяньшань до северной части Афганистана, который приблизительно охватывает территорию от южной части Синьцзяна до Центральной Азии. Они называли две области по обе стороны Памирского нагорья «Западный Туркестан» и «Восточный Туркестан».

После того, как на рубеже 19-го и 20-го веков «Пантюркизм» и «Панисламизм» дошли до Синьцзяна, внутренние и зарубежные сепаратистские силы придали этому географическому названию политический характер, расширили смысл этого названия, подстрекая все этнические группы, говорящие на тюркских языках и исповедующие ислам, присоединиться к созданию теократического государства «Восточный Туркестан».

Как отмечается в документе, пропаганда так называемого «Восточного Туркестана» стала политическим инструментом и программой действий внутренних и зарубежных сепаратистских и иностранных антикитайских сил, которые пытаются расколоть Китай», цитирует Синьхуа Белую Книгу.

Стоит отметить, что недавно в ООН Россия и Белоруссия поддержали действия Китая в Синьцзян-Уйгурском автономном районе (СУАР), где, по данным правозащитников, журналистов, западных политиков и органов ООН, местное мусульманское население подвергается массовому внесудебному лишению свободы.

Всего же подписи в поддержку китайского заявления на сессии Совета ООН по правам человека (СПЧ ООН) поставили 37 стран. Четырьмя днями ранее открытое письмо с осуждением китайской политики в СУАР подписали 22 западных государства.

Полный текст по завершении сессии практически полностью зачитал представитель Китая при женевском офисе организации Чэнь Сюй. «Представители почти 40 делегаций направили вам и верховному комиссару ООН по правам человека письмо, в котором высоко оценили прогресс, которого Китай достиг в области прав человека в СУАР,— обратился к председателю сессии господин Чэнь.— Они выразили свою поддержку китайской позиции по Синьцзяну. За последние три года там не было ни одного теракта, и это доказательство верного курса властей КНР на борьбу с терроризмом».

Китайское заявление было ответом на обнародованное за четыре дня до этого открытое письмо группы из 22 западных стран (страны—члены ЕС, Япония, Австралия, Канада, Новая Зеландия), в котором те резко осудили политику КНР в СУАР. Подписанты выразили «озабоченность заслуживающими доверия сообщениями о внесудебных задержаниях, всепроникающей слежке и ограничениях, мишенью которой являются уйгуры и другие мусульманские меньшинства Синьцзяна». Авторы письма призвали Пекин прекратить эту практику и придерживаться «высоких стандартов прав человека», а также допустить в регион независимых наблюдателей. Комментируя письмо, Чэнь Сюй призвал его подписантов «не политизировать права человека и не вмешиваться во внутренние дела Китая». «Когда речь заходит о политике в Синьцзяне, никто не может говорить о ней более квалифицированно, чем китайское правительство и народ»,— сообщил он.

Напомним, что западные правозащитные организации, политики и журналисты с 2017 года говорят о существовании в СУАР «лагерей перевоспитания», в которых без суда и следствия насильственно удерживаются, по разным данным, от 1 млн до 3 млн человек, не только уйгуров, но также казахов, кыргызов и других мусульман.
В августе 2018 года существование уйгурской проблемы было признано на уровне СПЧ ООН и Комитета ООН по ликвидации расовой дискриминации.

Китайские власти при этом последний год устраивают визиты в СУАР высокопоставленных дипломатов из дружественных Пекину стран.

По итогам декабрьской поездки посольство РФ в КНР заявило, что получило возможность ознакомиться с «центрами перевоспитания» СУАР и убедилось, что они «используются в целях профилактики и борьбы с угрозами распространения в регионе идей экстремизма и терроризма». Дипломаты из стран ЕС, имевшие аналогичную «экскурсию» в январе 2019 года, сообщили, что их визит был «полностью срежиссирован», а заключенные «пересказывали заученные речи» о благотворном влиянии китайской политики.

Делающие ставку на китайские кредиты и инвестиции Казахстан и Кыргызстан (этнические казахи и кыргызы также часто попадают в лагеря) китайское заявление не подписали.

«Для Казахстана и Кыргызстана проблема носит ярко выраженный внутриполитический характер,— напомнил “КоммерсантЪ” доцент Уральского федерального университета Дмитрий Желобов.— Правительства этих стран находятся в сложном положении и вынуждены лавировать между КНР как доминирующим экономическим партнером и собственным гражданским обществом как внутриполитической силой». Эксперт не считает, что позиция Москвы испортит отношения с Нур-Султаном и Бишкеком, «а у гражданского общества соответствующих стран репутация Москвы и так невысока». Господин Желобов, впрочем, уточнил, что негативные эффекты могут быть на собственно российских мусульман, так как «по вопросу уйгуров умма (исламская община.— “Ъ”) в России расколота».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться