«Один пояс — один путь»: Казахстан и Беларусь получают больше китайского финансирования, другие от Запада — исследование

Автор -

Казахстан и Беларусь сделали ставку на деньги из Китая, Узбекистан и другие участники проекта «Один пояс — один путь» больше получают от Запада — таков вывод Фонда Бертельсмана. Об этом пишет «Немецкая волна».

Впечатление, будто Китай полностью перехватил инициативу в странах, присоединившихся к проекту «Один пояс — один путь», и стал там доминирующим источником финансирования, ошибочно. На самом деле Запад, особенно Евросоюз, направляет в государства вдоль «Нового шелкового пути» не меньше денег, чем КНР, а в целом ряде случаев и значительно больше.

Поэтому ЕС и Германия имеют реальные возможности противостоять китайскому влиянию в государствах Восточной Европы, Азии и Африки и продвигать там собственные ценности, стандарты, бизнес-модели и технологии. Западу следует активнее информировать общественность о той помощи, которую он на самом деле оказывает развивающимся странам и государствам с переходной экономикой.

В исследование Bertelsmann-Stiftung включили 9 постсоветских стран 

Таковы ключевые выводы исследования под названием «Что Запад инвестирует вдоль нового китайского Шелкового пути», проведенного по заказу немецкого Фонда Бертельсмана (Bertelsmann-Stiftung).

В нем сравниваются потоки западных и китайских средств из государственных источников, направляемых на поддержку 25 стран, из которых 9 находятся на постсоветском пространстве. Это восточноевропейские государства Беларусь и Молдавия, кавказские Азербайджан и Армения, центральноазиатские Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркмения и Узбекистан.

Под «Западом» в исследовании понимаются государства-доноры из числа членов Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Это, прежде всего, страны Евросоюза, но также, к примеру, США, Япония, Южная Корея.

В исследовании анализировались 25 стран-получателей официальной финансовой помощи и государственных кредитов. Преобладание китайского финансирования наблюдается только в 5 из них, в том числе в Беларуси, при этом особенно ярко оно выражено всего в трех странах: Казахстан, Пакистан и Лаос. В то же время в 16 государствах доминирует западная помощь, в остальных денежные потоки примерно одинаковые.

На постсоветском пространстве к странам со «значительным преобладанием западных средств» относятся Азербайджан, Армения и Туркмения, просто «преобладание западных средств» зафиксировано в Таджикистане и Узбекистане.

Чем западная помощь отличается от китайского финансирования

Руководил исследованием профессор Маркус Таубе (Markus Taube), возглавляющий кафедру экономики Восточной Азии и Китая в Университете Дуйсбурга-Эссена. На вопрос DW, какой совет он мог бы дать проанализированным странам, он ответил: «Я настоятельно предупреждаю их от однобокой ориентации на Китай. Очень важно развивать отношения с широким спектром партнеров. Значительные финансовые средства и технологическую поддержку можно получить и из Европы».

Причем в конечном счете эта помощь будет иметь более плодотворный долгосрочный эффект, подчеркнул профессор и пояснил: «Предоставление западной помощи связано с определенными требованиями, например, внедрения прозрачного государственного управления и равноправия полов, и это должно способствовать развитию стран в интересах их населения».

Китай же, реализуя программы помощи развивающимся государствам вдоль «Нового шелкового пути», «нацелен вовсе не на борьбу против бедности, не на благополучие широких слоев местного населения, а исключительно на достижение собственных целей». При этом он стремится сконцентрироваться на «узком слое элиты», которую, по выражению профессора Таубе, «можно материально подтолкнуть к тому, чтобы она содействовала китайским интересам».

Китайцы в Беларуси вездесущи

Цели Китая, в частности, состоят в том, чтобы на предоставленную финансовую помощь создавалась инфраструктура, которой затем будут пользоваться частные, а зачастую фактически государственные китайские компании. «В западном варианте оказания финансовой помощи такого нет», — указал собеседник DW.

«Нелиберальные структуры в Беларуси весьма способствовали тому, что Китай закрепился в этой стране», — продолжил Маркус Таубе, только что побывавший в Минске и в белорусско-китайском индустриальном парке «Великий камень». Ему бросилось в глаза «повсеместное присутствие китайцев и китайских фирм», его поразило, что самым изучаемым иностранным языком в Беларуси после английского вместо немецкого стал теперь китайский.

«На мой взгляд, развитие идет в неправильном направлении. Надо, чтобы европейцы, западные предприятия были куда более широко представлены в этой стране, ее нельзя отдавать на откуп Китаю, а белорусское общество не должно терять из виду альтернативную модель развития», — призывает немецкий китаист.

Разворот в сторону Китая в Казахстане, но не в Узбекистане

Согласно исследованию, Казахстан, в отличие от Беларуси, получил не просто больше китайских средств, чем западных, а значительно больше. «На мой взгляд, разворот Казахстана на восток очень существенный», — подтвердил в беседе с DW Маркус Таубе. Он считает, что «казахстанскому обществу следовало бы противостоять такой динамике», а западные государства должны убедительно продемонстрировать, что возможна альтернатива.

На вопрос, почему же тогда в Узбекистане, по данным исследования, преобладают западные деньги, хотя эта страна благодаря своему географическому положению и в силу авторитарного стиля правления хорошо вписывается в концепцию инициативы «Один пояс — один путь», Маркус Таубе ответил: «Следует учитывать, что с Узбекистаном связаны большие интересы США. У них там крупная военная база, это усиливает западное влияние и ограничивает возможности Китая расширять свое присутствие».

А не слишком ли оптимистичным является вывод исследования о том, что западная государственная помощь странам, расположенным вдоль «Нового шелкового пути», по своим объемам в целом никак не уступает китайским вливаниям? Ведь нынешним летом Институт мировой экономики (IfW) в Киле в собственном исследовании утверждал, что примерно половина китайских кредитов развивающимся странам по всему миру просто засекречена. Может быть, Китай на самом деле вложил, в частности, в постсоветские государства куда больше денег, чем учитывал в своей работе собеседник DW?

В ответ профессор Таубе указал, что государственные вложения Китая в страны проекта «Один пояс — один путь», который по большому счету только начинается, по всем имеющимся показателям пока серьезно отстают от первоначально заявленных — и к тому же год от года очень сильно колеблются. В то же время западные деньги поступают в рамках действующих программ помощи регулярно и весьма стабильно. В результате в 2013-2017 годах проанализированные страны, среди которых были, в частности, Афганистан, Египет, Индия и Индонезия, получили от Запада порядка 290 миллиардов долларов, что вполне сопоставимо с китайскими вложениями.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться