Проиграть за три дня? Очередные минусы для безопасности Кыргызстана

Кыргызстан снесет свою пограничную наблюдательную вышку на границе с Таджикистаном в районе села Максат Баткенской области. Вероятно, именно ради этого Душанбе 14 сентября организовал строительные работы на спорном участке границы. Жертвы среди военнослужащих с обеих сторон, еще один удар по миру и стабильности в регионе – цена небольшого достижения Эмомали Рахмона и минус для безопасности Кыргызстана.

Цель нашего материала не посеять панику или подкинуть дрова в костер противостояния, а разобраться: почему нашу страну вынуждают играть по чужим правилам и поступаться своими интересами. Ниже просто изложим то, что должно стать предметом глубоких раздумий и серьезной полемики в обществе.

Хроника молчания

«16 сентября примерно в 19.40 между военнослужащими Кыргызстана и Таджикистана произошел словесный инцидент, в ходе которого военнослужащие соседней республики первыми применили огнестрельное оружие в отношении граждан КР. Позже из соседней республики стали стрелять из минометов в сторону вышки «Муром» пограничного поста «Максат», разрушив ее. Более того, военнослужащие Таджикистана обстреляли здание местной школы и дома мирных жителей. В результате один военнослужащий ГПС Кыргызстана скончался, семеро госпитализированы. Огнестрельные и осколочные ранения получили также шесть жителей села Максат», — сообщила СМИ 19 сентября Военная прокуратура Баткена.

Ничего нового прокуроры не заявили, но заметно опустили факт: конфликт произошел еще 14 сентября, когда таджикская сторона завезла строительную технику на спорную территорию.

Представители государственной администрации Лейлекского района пытались своими силами провести переговоры с руководством близлежащего района Таджикистана, чтобы приостановить работы, но их проигнорировали. Пограничная служба сделала все возможное со своей стороны, ее подразделения были переведены на усиленный вариант охраны государственной границы. Однако Таджикистан продолжал строительство, а официальный Бишкек молчал и не предпринимал действий для купирования конфликта. Создается впечатление, что премьер и президент, выбрав позицию наблюдателей искренне надеялись, что «само все рассосется». 14, 15, 16 сентября до самого вечера, все СМИ сигнализировали: обстановка накаляется. Стянутые с двух сторон дополнительные силы пограничников не способствуют урегулированию.

Надо отметить, что с начала года на границе произошло больше десяти крупных и малых ЧП, когда произойдет обострение агрессии, было лишь вопросом времени. Это понимали журналисты, эксперты, неравнодушные граждане, но реакция аппарата президента Жээнбекова последовала только в обед 17 сентября. Президент созвал совещание силовых органов спустя более чем 15 часов после того, как таджикистанские пограничники стали палить из минометов по живым мишеням. По крайней мере, глава государство прервал молчание и появился в публичном пространстве.

Компромисс или поражение?

После запоздалых переговоров премьеров Кыргызстана и Таджикистана принят «компромиссный» вариант.

По сообщениям СМИ со ссылкой на официальные органы, по предварительным данным, участники переговоров договорились, что кыргызская сторона снесет наблюдательную вышку, а сторона Таджикистана не будет строить таковую. Также стороны уберут дополнительные силы и технику, стянутые на границе.

Тут стоит отметить, что пограничная вышка не блажь и не туристический объект, она позволяла Кыргызстану видеть все происходящее на спорной территории на большом расстоянии. В частности, передвижения войск соседа. Кроме того, она символизировала присутствие военных сил КР. Теперь Кыргызстан не имеет права ее восстанавливать, именно она была снесена шквальным огнем минометов Таджикистана. Уступки Душанбе в «компромиссном варианте» нулевые: Таджикистан ничего не потерял, но ликвидировал мешающий ему военно-оборонный объект Кыргызстана.

Будет ли проигрыш по погранвышке последним? Вряд ли, если ориентироваться на озвучиваемые мнения лиц, которых можно считать некими рупорами Белого Дома.

«Вечернему Бишкеку», доктор юридических наук Кайрат Осмоналиев: «Нам нужно сейчас четко решить вопрос границы. Даже если это где-то будет не совсем в наших интересах, но на геополитическую перспективу нам нужно закрывать все эти анклавы. Время играет не на нашей стороне». Этот эксперт известен тем, что выступает говорящей головой при любой власти, озвучивая ее планы и методы. Хотя нельзя исключать и того, что Осмоналиев говорит от себя.

К сожалению, кыргызстанцы и эксперты остаются отрезанными от принятия решений, а заседания по границам и конфликтам, практически всегда проходят в закрытом режиме.

Пораженческий настрой провластной  группировки сочетается с попыткой пиар-поддержки президента оправдать его неоперативность и печальные результаты переговоров, тем что проблемы границ достались ему по наследству.

«Пограничные вопросы не решались с 1991 года, а вы хотите, чтобы Жээнбеков за два года решил?» — стенают внештатники аппарата главы КР в соцсетях. Уже не анонимно, вину за произошедшее перекладывает на бывших президентов сторонник действующий власти Ахматбек Келдибеков.

Аргумент экс-спикера полон парадоксов, ведь за предыдущие годы из 907 километров на кыргызско-таджикской границе, делимитированы и демаркированы уже 504 км. К тому же, Сооронбай Жээнбеков баллотируясь на пост президента, как экс-премьер и экс-губернатор Ошской области, прекрасно знал, что отдыхать все шесть лет ему не удастся. Решение социальных проблем и пограничных вопросов было прописано в его избирательной компании, чуть ли не главным обещанием.

В подвешенном состоянии

Журналист и политолог Турат Акимов считает, что президент два года потратил на борьбу с Атамбаевым. На внешнюю политику времени не осталось. В беседе с Vesti.kg он заявил, что президент Сооронбай Жээнбеков с момента вступления в должность не занимался внешней политикой.

— Здесь нужно относиться к главе государства Сооронбаю Жээнбекову как к главнокомандующему, – подчеркнул эксперт. – А если мы постоянно получаем приграничные сюрпризы, это говорит о том, что плохо работают разведка, дипломаты Кыргызстана, особенно посол, который там сидит, Жаныш Рустенбеков. В целом граница с Таджикистаном всегда была накаленная с того времени, как произошли военные события в Баткене. На этом участке в Таджикистане очень много наркобаронов и наркотропы, в анклавах типа Ворух есть целые лаборатории, которые перерабатывают героин. Поэтому то, что сейчас происходит, может быть инициировано кем угодно, организованной преступностью или властями Таджикистана. Возможно, последние используют ОПГ для того, чтобы получить какие-либо преференции. Он считает, что таджикская сторона намерена отсечь Лейлекский район от Баткенской области и лишить Кыргызстан сухопутных возможностей и дорог.

Если эксперт прав, решение Кыргызстана отказаться от пограничной вышки только на руку коварным планам.

Решения по разграничению спорных территорий всегда принимались сложно, но после 2017 года процесс окончательно затормозился и вовсе ограничился дежурными фразами кабмина: «Поручено активизировать». Последний раз М. Абылгазив говорил об активизации весной 2019.

А ведь в 2015 году кыргызская и таджикская стороны близки к обмену еще 16 гектарами земель, о чем была достигнута устная договоренность. На этом фоне президенты двух стран заявляли, что в ближайшие два года будет согласована большая часть границы.

В ноябре 2017 года Алмазбек Атамбаев, подводя итоги своей деятельности на посту президента КР, отметил, что «Кыргызстан описал половину протяженности границы с Таджикистаном и был готов подписать этот документ». «У нас было всего одно условие – чтобы оставшаяся половина тоже потом оформлялась по этим же законам, по этим же принципам, – рассказал он. – И здесь почему-то уважаемого Эмомали Рахмона убедили, что половину мы подпишем по этим законам, а другую половину по другим…Я посоветовал, вы зайдите тогда в 24-й год, когда вообще Таджикистана не было. Нельзя так. Жалко, что такие советники всегда находятся. Президенты тоже люди, вот он и поверил им. Жалко, конечно». – сетовал экс-президент.

В свое время Атамбаев смог отказаться от навязываемой игры Душанбе, тогда Кыргызстан наоборот наращивал количество КПП и пограничных вышек, проводил перевооружение армии, усиливал боеспособность и большие усилия направил на решение социально-бытовых проблем военнослужащих.

На фоне трагических событий некоторые провластные эксперты уже предлагают перевести погранслужбу под юрисдикцию ГКНБ.

При этом сейчас остро стоит вопрос реформирования самих спецслужб, надо выводить АКС из ГКНБ, который должен сосредоточиться на своих исконных задачах – разведке, контрразведке и борьбе с терроризмом. Атамбаев летом этого года говорил, что АКС должны были вывести уже из ГКНБ.

Изначально, эта структура в составе ГКНБ нейтрализовала стремление сотрудников спецслужб влезать в дела бизнеса. Когда была образовано подразделение с четкими функциями, которые и стали «красными флажками» для чекистов, использовать свои корочки для давления на бизнес. И загружать ГКНБ снова Погранслужбой нет смысла.

Бывший сотрудник ГКНБ и политолог Максат Мамытканов тоже не видит смысла в инициативе передачи ГПС в состав спецслужб.

Он считает, что беспорядки на границе никуда не денутся, если представители власти не знают, как их пресечь.

— Когда ГПС выводили из ГКНБ, главный аргумент был, чтобы у пограничников было поменьше начальников, — рассказал он. – А если вернуть все как было, то глава Погранслужбы снова станет заместителем, подчиненным председателю ГКНБ. Между главой ГПС и премьер-министром снова окажется промежуточное звено, которое в критической ситуации не сможет принимать оперативные решения. Там и так много командиров, а станет еще больше.

— Наоборот, нужно подтягивать к границе Вооруженные силы, — поделился эксперт. – У нашей Погранслужбы нет технической возможности противостоять кому бы то ни было. Нет артиллерии, нет тяжелой бронетехники. Соседи на наших пограничников плевали, раз стреляют из гранатомета, абсолютно не стесняясь. А так хоть немного будут с ними считаться.

Более категоричен и эксперт Медер Корганбаев. Свое мнение он опубликовал в соцсетях:

«Лучшая дипломатия в Центральной Азии — это боеспособные вооруженные силы, мощный силовой блок и недружелюбная погранслужба с полномочиями не уступать и открывать огонь на поражение.

Конфликты и споры на границе, на приграничных участках между Кыргызстаном и его соседями будут происходит до тех пор, пока власть Кыргызстана не будет усиливать армию и силовые структуры и не доведет их численность и состояние до необходимого уровня. Необходимый уровень в моем понятии — не менее 30 тысяч человек. И это только армия. Мы можем без конца встречаться с Душанбе и Ташкентом, вести переговоры и улаживать стычки. Нам будут мило улыбаться и говорить хорошие слова, но их политика не будет меняться. Решить проблемы границы просто переговорами и уступками невозможно.

В Центральной Азии, на Востоке сила решает, кто прав, а кто не совсем прав. Нужно проявить политическую твердость и просто начать защищать интересы Кыргызской Республики. Если Кыргызстан будет располагать мощной армией, то и соответственно это будет нашим козырем в переговорах с нашими соседями.

Потому что соседи будут знать, что в случае неправомерных действий против интересов и жизни Кыргызстана, они получат адекватную реакцию. Армия — щит и меч государства. Когда у страны слабая армия и такие же слабые силовые формирования, кто будет с этой страной считаться? Армия и силовики созданы не только для разгона митингов оппозиции и задержаний политических оппонентов.

Армия, органы внутренних дел, спецслужбы и погранслужба — гарантия мирного существования и развития государства. В Центральной Азии уважают не демократию, а силу. Мы можем хвастаться демократией, а вот Душанбе и Ташкент могут похвастаться своей армией. Демократия ничто перед автоматом Калашникова или танком Т-72. Логика проста — когда сосед знает, что у тебя боеспособная армия и зубастая, недружелюбная погранслужба, то соответственно с тобой будут говорить с соблюдением уважения».

Асан Эралиев

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться