Охота за Субханбердиным

Автор -

    Казахстанский миллиардер Нуржан Субханбердин исчез из поля зрения прессы после продажи своей доли в «Казкоммерцбанке».

    По информации инсайдеров, сразу после этого заинтересованными лицами был начат поиск активов, выведенных командой банка с использованием возможностей этого финансового учреждения. Речь, по сути, идет о выводе из банка средств через офшорную структуру Meridian. Но не факт, что у оппонентов группы что-то получится — Субханбердин хорошо подстраховался, пишет kz.media.

    Нуржан Субханбердин в 2016 занимал 6 строку рейтинга 50 богатейших бизнесменов Казахстана и 10-ю – в списке 50 самых влиятельных бизнесменов по версии Forbes Kazakhstan. Его состояние оценивалось в $946 млн. Бизнесмен владел косвенно и напрямую 13,66 % акций «Казкоммерцбанка». В июне 2017 года Субханбердин вышел из состава акционеров финансового института, продав свою долю Кенесу Ракишеву.

    Авторы расследования, опубликованного на сайте Центра по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP), утверждают, что «Казкоммерцбанк» использовался для выдачи «легких» кредитов, превративших Meridian в империю, которая простирается от США до Европы, Африки, Азии и даже Австралии.

    По их мнению, бенефициары связки Meridian-«Казком», воспользовавшись средствами банка, сумели получить от государства несколько раундов финансовой помощи. В 2010 году сумма господдержки была 1,4 миллиарда долларов. А затем, уже после изменений в составе владельцев, еще 7,5 миллиарда. Согласитесь, звучит как приговор.

    Впрочем, пока каких-либо попыток привлечь всех этих «пайщиков-концессионеров» из «Казкоммерцбанка» к ответственности мы не наблюдаем. Во всяком случае в публичном пространстве. И нам (как мы сами думаем) удалось выяснить, почему.

    Чей подданный?

    В начале декабря интернет-издание TRD, которое внимательно следит за тенденциями на рынке американской недвижимости, рассказало о том, как Нуржан Салькенович внезапно разбудил рынок недвижимости Нью-Йорка.

    Основанием для такого пробуждения стало появление на рынке двух кондоминиумов, принадлежащих бывшему банкиру в Time Warner Center — одном из знаковых зданий центрального Нью-Йорка.

    Time Warner Center — двухбашенный многофункциональный комплекс неподалеку от Центрального парка считается главной достопримечательностью Манхеттена.

    Две башни появились после десятилетних споров и конфликтов с местными резидентами, которые были вынуждены смириться с перспективами появления небоскребов высотой 52 этажа в обмен на отказ застройщика от проектов еще более высотных зданий. Комплекс начали строить в 2000-м, а закончили  в 2003 году. Несмотря на короткий промежуток, это период стал настоящей эпохой — как для Нью-Йорка, так и для Казахстана. Разделом стал 2001 год. Для Нью-Йорка последующий период стал эпохой возрождения, а для Казахстана — исхода национальных элит.

    Так или иначе, но Time Warner Center неожиданно стал символом новой эпохи — самым крупным строительным объектом, построенным после 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке. Внешняя схожесть комплекса с разрушенными терактами башнями-близнецами дополняет и без того полную всяких аллюзий картину этой стройки.

    Именно там и находятся апартаменты, принадлежащие Нуржану Субханбердину. По данным TRD, он купил их уже после окончания стройки — в 2004 и 2014 гг. за 16,9 миллиона долларов. Продать он их пытается за 23,49 миллиона долларов.

    Но помимо сумм сделок есть и другие нюансы. В публикации Субханбердин назван турецким миллиардером, основателем и председателем крупнейшего в Казахстане банка. И в этом определении каждое слово, несмотря на, казалось бы, очевидные преувеличения, отражает суть происходящих событий.

    Упоминание турецкого подданства особенно примечательно. Если оно отражает юридический статус «младотюрка» начала 2000-х, это означает, что возможности для преследования Нуржана Субханбердина у казахстанских властей минимальны.

    Новостью в данном случае является уверенность Нуржана Субханбердина, с которой он ведет операции на рынке недвижимости Нью-Йорка. Совершенно очевидно, что такие сообщения могут вызвать приступы ярости у нынешних владельцев «Казкома». И в этой ситуации упоминание о «турецком подданстве» может остудить этот пыл.

    Напомним, что термин «турецкоподданный» появился в Российской империи и использовался лицами иудейского вероисповедания, которые выезжали из России, принимали такое подданство, а потом возвращались в страну и пользовались новым статусом для обхождения ограничений, установленных  для российских подданных.

    Молоко по-американски

    Впрочем, турецкий статус Субханбердина может быть просто красивой историей. Куда более серьезным и точным является юридический статус бизнес-структур, созданных партнерами Субханбердина.

    Так, в одной из публикаций о компании Food Union Group (мы уже писали об участии в этом бизнесе партнеров «Казкома»), инвестфонд Meridian Capital рутинно называется американским, а фокус стратегии его инвестиций определен как «поддержка экономического роста Food Union Group в Китае».

    Не менее серьезной защитой для фонда стало и участие в капитале молочного гиганта Danone. Обычно считается, что консолидация многочисленных российских активов в корпорации Unimilk с последующей продажей ее международному концерну была конечной целью Meridian Capital. Но факт участия фонда в качестве миноритария в капитале совместного предприятия Danone-Unimilk может также выполнять функцию защищенной инвестиции.

    Эта стратегия может оказаться куда более успешной, учитывая негативный опыт «пайщиков-концессионеров» из «Казкоммерцбанка» в самом Казахстане. Как известно, в марте 2016 года они потеряли контроль над Caspian Energy — нефтяным бизнесом в Казахстане. Не помог и канадский юридический статус этого бизнеса.

    В Казахстане у «Меридианов» остался только «Меридиан Петролеум». Это бизнес с ограниченным потенциалом, находящийся под контролем Сауата Мынбаева.

    Неожиданный разворот

    Стоит отметить, что еще недавно у компании были масштабные и глобальные планы. «Меридиан Петролеум» работала над изучением перспектив зарубежных активов в США, Тунисе, Индонезии, Вьетнаме, Турции, Грузии и России. А затем приняла решение…  работать только в Казахстане.

    Это решение совпало с началом «консолидации» самого «Казкоммерцбанка» в единый казахстанский банковский холдинг с квазиказначейскими функциями.

    Таким образом, логика защиты Нуржана Субханбердина понятна и вполне очевидна. Осталось оценить результативность реализации этой стратегии на практике.

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Поделиться