Транзит Касым-Жомарта, Шавката и Сооронбая: «сегунат», выход из-под контроля и борьба со спецслужбами

Автор -
773

Что общего и чем отличаются транзиты верховной власти в Казахстане, Узбекистане и Кыргызстане, об этом пишут «Ведомости Казахстана».

Последние несколько лет в Центральной Азии ознаменовались сменой политического руководства в трех из пяти стран региона. Если для Кыргызстана избрание президента стало традицией (Сооронбай Жээнбеков уже пятый по счету глава государства), то для Казахстана и Узбекистана избрание нового политического лидера выступает в какой-то степени и определенным вызовом для политических элит. При этом, в каждой из трех стран транзит власти имеет свои специфические особенности. Остановимся подробнее на них.

КАЗАХСТАН: ИМПЕРАТОР И СЕГУН В ЯПОНИИ

Нурсултан Назарбаев, первый президент Казахстана, стал одним из политических «долгожителей»: заняв пост президента еще в 1990 году, он стал рекордсменом по нахождению у власти среди руководителей стран постсоветского пространства – почти 30 лет.

Назарбаев ушел с поста президента лишь в 2019 году, его сменил Касым-Жомарт Токаев, однако, однозначно нельзя говорить о том, что «эпоха Назарбаева» закончилась.

Нурсултан Абишевич сохранил за собой должность главы Совета безопасности Казахстана, председателя правящей партии «Нур Отан», обладает особым статусом «Первого президента Республики Казахстан – Елбасы», а также остался членом Конституционного совета Казахстана.

Таким образом, в Казахстане сложилась уникальная для Центральной Азии ситуация, когда в стране имеются одновременно два политических лидера: действующий президент Токаев и сосредоточивший у себя в руках важнейшие должности Назарбаев.

Сам процесс транзита власти в Казахстане готовился давно и оказался «мягким», то есть без каких-либо потрясений, в отличие от соседнего Кыргызстана.

Подготовка к возможной смене власти или изменению статуса действующего лидера в Казахстане началась давно.  Еще в 2000 году был разработан Конституционный закон Республики Казахстан «О Первом Президенте Республики Казахстан – Елбасы», в дальнейшем туда вносились некоторые поправки, которые обеспечивали Назарбаеву сохранение сильных политических позиций даже после ухода с президентского поста.

Кроме того, в 2007 году были приняты изменения в Конституцию о сокращении срока президентских полномочий с семи до пяти лет. Кроме этого, был увеличен возраст кандидата, имеющего право баллотироваться в президенты –   с 35 до 40 лет, а глава государства мог избираться на должность не более двух раз.

В 2018 году был подписан Закон «О Совете безопасности Республики Казахстан», который усиливал полномочия этого органа, а также закреплял пожизненное право Нурсултана Назарбаева возглавлять Совет безопасности. Фактически, Совет безопасности стал надправительственным институтом, который имеет полномочия контролировать все государственные органы.

Одновременно с конституциональными и институциональными трансформациями шел процесс поиска оптимальной фигуры на должность президента. Им стал Касым-Жомарт Токаев – занимавший в разные годы должности главы МИДа, премьер-министра и председателя Сената парламента.

Именно Токаев, который имеет огромный управленческий опыт и хорошо налаженные дипломатические связи, выступил полностью устраивавшей фигурой, как для Назарбаева, так и для основных партнеров Казахстана, которые могли быть уверены, что новый глава государства продолжит курс прежнего президента и не станет предпринимать резкие и неожиданные ходы.

В целом, как уже говорилось выше, процесс транзита власти в Казахстане прошел «мягко» и устроил почти всех.

В результате, в Казахстане сложилась дуальная система управления (одновременно президент и Лидер нации), которая уникальна для Центральной Азии, но имеет богатые исторические корни (например, император и сёгун в Японии) и современную практику (президент и аятолла в Иране, Китай при Дэн Сяопине, тандем Путина и Медведева в России в 2008-2012 гг.).

Очевидно, что Казахстан изучал опыт других стран и смог относительно безболезненно применить его в своих реалиях. Более того, уже опыт самого Казахстана в случае успешного прохождения и завершения транзита может быть использован другими государствами, которым необходим «мягкий» вариант транзита власти в условиях сохранения и укрепления ее вертикали.

КЫРГЫЗСТАН: СООРОНБАЙ ВЫШЕЛ ИЗ-ПОД КОНТРОЛЯ АЛМАЗБЕКА

Еще одна страна в Центральной Азии, которая претендовала на создание дуальной системы управления, но где эта попытка провалилась.

Кыргызстан во многом отличается от Казахстана, соседей по региону и других постсоветских стран.

Здесь прошли две, так называемые «цветные революции», были избраны пять президентов (из которых двое в бегах, а один в заключении под следствием), перманентно происходят митинги и протесты.

С одной стороны, это позволяет говорить о Кыргызстане как о «самом демократичном государстве в регионе», с другой, часто можно прочитать и услышать другие эпитеты, такие как «второй Афганистан или Сомали» из-за политических потрясений.

Попытку стабилизировать ситуацию в стране предпринял четвертый по счету президент Алмазбек Атамбаев. При нем Кыргызстан вступил в Евразийский экономический союз, а также был разработан план с условным названием «Преемник».

На президентские выборы 2017 года (сейчас президент может находиться у власти только 1 срок на протяжении 6 лет) главным претендентом шел Сооронбай Жээнбеков – выдвиженец от Социал-демократической партии Кыргызстана и, как все говорили, протеже самого Атамбаева. Рейтинг выдвиженца от СДПК был сильно низким, но стараниями Атамбаева он поднялся в ходе предвыборной кампании.

Его основным конкурентом выступал политик и олигарх Омурбек Бабанов. Несмотря на мощную поддержку со стороны крупнейшей партии и действующего президента победа Жээнбекова не выглядела очевидной, так как было много предположений о поддержке Бабанова со стороны России и Казахстана.

В частности, Бабанов в ходе предвыборной кампании даже встречался с Назарбаевым, что вызвало дипломатический скандал между Кыргызстаном и Казахстаном.

Алмазбек Атамбаев не побоялся выступить с публичной критикой действий президента Казахстана, что привело к временному охлаждению отношений и проблемам на границе.

Сооранбай Жээнбеков, тем не менее, был избран президентом, а чуть позднее, в марте 2018 года бывший президент Алмазбек Атамбаев стал председателем правящей партии СДПК.

Кроме того, предсказывалось, что Атамбаев сможет занять пост премьер-министра.  Однако затем ситуация стала выходить из-под контроля Атамбаева.

В СМИ стали появляться новости о конфликте между Жээнбековым и Атамбаевым, а близкие к бывшему президенту люди стали постепенно убираться с руководящих постов и против них стали возбуждаться уголовные дела по обвинению в коррупции.

Противостояние Атамбаева и Жээнбекова достигло апогея в августе 2019 года, когда дело дошло до силового столкновения сторонников Атамбаева и органов власти, что привело даже к жертвам.

Как итог: Алмазбек Атамбаев был арестован и находится под следствием, а Сооронбай Жээнбеков смог добиться единовластия.

Таким образом, попытка создания правящего тандема из бывшего и действующего президентов в Кыргызстане провалилась.

УЗБЕКИСТАН: ШАВКАТ «ПОСТРОИЛ» СПЕЦСЛУЖБЫ

Ситуация со сменой власти в Узбекистане также по-своему специфична: она не проходила совсем «мягко», как в Казахстане, но не переросла в стадию открытого противостояния, как в Кыргызстане.

Долгие годы Узбекистаном правил Ислам Каримов, который смог создать достаточно жесткую систему управления, с помощью которой подавлялась светская и религиозная оппозиция, а Узбекистан во внешней политике претендовал на лидирующие позиции в регионе.

Смерть лидера Узбекистана в 2016 году не стала полной неожиданностью для различных сил среди узбекских элит (разговоры о проблемах со здоровьем у Каримова шли давно), но в первые дни шла закрытая для широкой общественности борьба за президентское кресло.

Главным претендентом считался действующий премьер-министр Шавкат Мирзиёев, однако, как сообщали различные источники, ему противостояли некоторые влиятельные кланы и высокопоставленные чиновники.

В частности, всесильный при Каримове глава Службы национальной безопасности Рустам Иноятов был против назначения Мирзиёева. В итоге Мирзиёев стал президентом, но для этого договорился с Иноятовым об определенных гарантиях.

Укрепив свои позиции, новый лидер Узбекистана стал зачищать политическое поле. Был уволен с поста главы СНБ его главный оппонент – Иноятов, само ведомство было реорганизовано и переименовано в Службу государственной безопасности.

Также были уволены и другие чиновники, которые могли бы помешать действующему президенту. Кроме того, начались преследования членов семьи Каримова – его дочерей и жены.

Были возбуждены уголовные дела в отношении старшей дочери Гульнары, у младшей Лолы был отобран бизнес, и она была лишена различных постов.

Таким образом, смена политического руководства в трех странах Центральной Азии проходила с переменным успехом и заметно отличалась друг от друга.

В Казахстане транзит власти пока проходит без заметных катаклизмов, в Кыргызстане ситуация приняла острый оборот и могла привести к ожесточенной борьбе, в Узбекистане наблюдалось «кулуарное» противостояние, но в достаточно закрытой форме.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться