Токаев: Мы не называем то, что произошло в Крыму, аннексией

Автор -
251

Накануне государственного визита в Германию 5-6 декабря президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев, возглавивший страну после ухода Назарбаева в , рассказал в интервью Жанне Немцовой об отношениях со своим предшественником, особом пути развития Казахстана, стремлении сотрудничать с Германией и нежелании превращать свою страну в «территорию антикитайского фронта», пишет DW.

Жанна Немцова: Вы в этом году стали президентом в связи с досрочным сложением полномочий Нурсултаном Назарбаевым. Эту передачу власти сравнивают с той, которая произошла в России в 2008 году, когда президентом стал Дмитрий Медведев, и при этом Владимир Путин сохранил серьезное влияние. Правомерно ли это сравнение?

Касым-Жомарт Токаев: Мне трудно сказать в отношении передачи власти в России, поскольку это другое государство. Что касается Казахстана, то здесь в некотором роде произошла политическая инновация. В лице Нурсултана Назарбаева мы имеем отца-основателя республики Казахстан, человека, который достоин большого уважения, лидера нации. Я же являюсь законно избранным президентом, главой государства, верховным главнокомандующим. Никаких противоречий (иногда, знаете, пресса любит муссировать эту тему) между нами нет. Я не скрываю, что мы консультируемся друг с другом, порой я прошу его совета. Здесь нет двоевластия, нет тандема — есть законно избранный президент.

— Господин президент, это ваша инициатива переименовать столицу Казахстана из Астаны в Нур-Султан, я прилетела в аэропорт, который назван в честь первого президента, на главной площади — Нурсултану Назарбаеву, 1 декабря — день первого президента Казахстана. Мне кажется, что это культ личности. Вы согласны с этим?

— Нет не согласен. Знаете, когда Шолохов (Михаил Шолохов — ред.) отвечал на вопрос «Был ли культ личности?», он ответил: «Ну, была же личность». Нурсултан Абишевич Назарбаев — это крупная историческая личность.

— Можно ли критиковать первого президента?

— Граждане Казахстана критикуют первого президента. И это невозможно остановить, поскольку работают социальные сети, интернет. Вообще, интернет перевернул всю нашу жизнь.

— Это положительные изменения?

— Я думаю, конечно, это же научно-технический прогресс, которой невозможно остановить.

— Наказаний за это не будет? За критику в соцсетях или за участие в протестах, за одиночные пикеты?

— Сейчас за одиночные пикеты никто никого не наказывает. Более того, я вам скажу, были демонстрации здесь, но обратите внимание, полиция не применяла специальных средств. По моему указанию. Если и задерживали откровенных провокаторов, то это делали голыми руками. Напротив, полиция пострадала от манифестантов. Около десяти полицейских были госпитализированы. Сравните с тем, как разгоняются демонстрации в Европе. Там применяются специальные средства, водометы, дубинки. Мы все это видим по телевидению.

— С точки зрения развития Казахстана — и политической системы, и экономического уклада — какая модель ближе для вашей республики: российская или европейская?

— Мы стремимся к своей модели. Мы стремимся к развитию демократии. А, кстати, демократия, в отличие от утверждений некоторых журналистов, существует в республике Казахстан. У нас более 3,5 тыс. неправительственных организаций, которые мы поддерживаем. Я упомянул Национальный совет общественного доверия, куда вошли известные журналисты, общественные деятели, блогеры, экономисты, с которыми я время от времени консультируюсь. Мы выстроили рыночную экономику. По показателю doing business (индекс Всемирного банка, отражающий качество условий для ведения бизнеса. — ред.) Казахстан находится на 25 месте в мире. Россию по этому коэффициенту мы опережаем.

— Правительство Казахстана напугано событиями в Украине, а именно аннексией Крыма и войной на востоке страны?

— Во-первых, мы не называем то, что произошло в Крыму, аннексией. То, что произошло, то произошло. Аннексия — это слишком тяжелое слово применительно к Крыму. Во-вторых, никакого страха, как вы говорите, нет поскольку у нас, как я уже сказал, абсолютно доверительные, добрососедские отношения с Россией. Изначально мы верили в мудрость, порядочность российского руководства. Хотел бы напомнить, что минские переговоры начаты, по сути, по инициативе Нурсултана Назарбаева. Правда, он тогда предложил Астану, но в силу логистики и удаленности от Европы принято решение проводить эти переговоры в Минске. На сегодняшний день минские соглашения, по сути, являются единственным правовым документом, который может привести в конечном счете к урегулированию так называемого украинского конфликта.

— Вы приезжаете в Германию. Будете встречаться с канцлером ФРГ Ангелой Меркель. О чем будет ваш разговор?

— Для Казахстана является ключевым европейским партнером. 86% торговли Германии с Центральной Азией приходится именно на Казахстан. Во время визита, я надеюсь, будет подписан соглашений и меморандум по приблизительным оценкам на сумму около $2 млрд.

Вообще, отношение Казахстана к Европейскому союзу исключительно положительное. В 2018 году объем торговли Казахстана с ЕС превысил $37 млрд, это половина всего внешнеторгового оборота нашей страны. Более 80% германских в нашу экономику приходится на несырьевой сектор. Это очень важно.

Германия является мировым лидером в области машиностроения, обработки ресурсных материалов и так далее. Поэтому мы заинтересованы в сотрудничестве с ней. Так что все интересные сферы будут представлены потенциальным немецким инвесторам. Более того, для них мы представим специальные условия, дадим площадки в наших десяти специальных экономических зонах.

— У вас есть общая граница с китайской провинцией Синьцзянь. Многие СМИ писали, что там существуют лагеря политического воспитания, в которые китайские власти отправляют людей, исповедующих ислам, уйгуров и казахов. Есть ли переговоры по этому вопросу с китайским руководством?

— Во-первых, в Синьцзяне проживают граждане Китая. Многие сообщения, которые предоставляются международными правозащитными организациями, не соответствуют действительности. Во всяком случае, в отношении этнических казахов идет какое-то намеренное нагнетание вокруг этой темы. Мы понимаем, что это часть геополитики, поскольку Китай и США столкнулись друг с другом в торговой войне. Как закончатся переговоры, будут ли сняты санкции против Китая, покажет время. Но Казахстан не должен стать территорией так называемого глобального антикитайского фронта.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться