Сапар Исаков не пришел на судебный процесс по Историческому музею

Судебное заседание по уголовному делу о реконструкции исторического музея прошло без участия обвиняемого Сапара Исакова, так как на прошлом заседании судья удалил его из зала. Действительно, какой смысл участвовать в этом абсурде. Об этом пишет адвокат Нурбек Токтакунов.

По его словам, сегодня специалист по закупкам показала, что тендер по отбору субподрядчика прошел в установленном порядке, нарушений законодательства не было.

Специалист по проектно-сметной документации показал, что его включили в комиссию по художественной комиссии, а потом исключили. Но обо всем этом он узнал от следователя. Вот он и рассказал суду, что следователь показал ему бумагу, из которой он узнал, что его вначале включили в художественную комиссию, а потом исключили.

«Специалист по музейному делу, член комиссии по научной концепции исторического музея, начала с того, что она негативно относится к современному искусству, ко всем этим абстракциям и инсталляциям. Выяснилось, что она была против переноса памятника Ленину на задний двор музея, потому что это все таки исторический факт. Между прочим я согласен с ней, как не выкинешь слов из песни, так не выкинешь и Ленина из истории», пишет Токтакунов.

По его словам, в то же время она признала, что у авторов художественной концепции музея может быть свое видение, своя интерпретация музейной экспозиции. Одним словом её допрос был беседой между ней и адвокатами о необходимости соблюдения баланса современного и консервативного искусства при оформлении исторического музея, о соотносимости научной и художественной концепции.

«Такая беседа была бы уместна во время биеннале или феминнале, но разве можно использовать мнения научного работника о современном искусстве для обоснования уголовного обвинения.

С трудом удержался, чтобы не спросить её о той самой мумии, научно-историческом артефакте, которую зарыли по сигналу чернокнижников. Хотел спросить её, не кажется ли ей, что её на самом деле не зарыли, а продали в частную коллекцию. Меня сильно интересует её стоимость.

Вот к таким вот доказательствам вины Исакова и Карыбаевой сводятся 37 томов уголовного дела по музею и ипподрому», отмечает адвокат.

«И потом прокуроры скажут в ходе прений, что вина обвиняемых доказывается показаниями этих свидетелей, которые по сути были свидетелями защиты. А судья перепишет их доводы в приговор, бумага все стерпит», пишет Нурбек Токтакунов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться