Беги, Лола, беги! Вслед за Гульнарой Каримовой в «расход» пустят и младшую дочь Ислама Каримова?

Вслед за Гульнарой Каримовой в «расход» пустят и Лолу Тиляеву — Каримову. Об этом пишет бывший дипломат и журналист Алишер Таксанов.

«Пока она в США, фоткается у берега океана, в это время в Узбекистане уже идет на полных парах сбор необходимого для уголовного дела материала. Возможно, это один из планов по разрушению мифа Каримова, как правильного сына узбекского народа. Плохие дети — плохой отец. Плохая экономика — плохой фюрер. А там можно сносить памятники и сжигать тома бесполезной макулатуры», отмечает Таксанов.

Ниже приводим полный текст публикации:

«Нечто интересное вырисовывается в Узбекистане. Вызванные в прокуратуру ташкентские предпринимательницы Елена Агибалова и Динара Латыпова были удивлены тем, что шедший несколько часов допрос касался не их личной проблемы, когда их товар был незаконно конфискован, а их самих оштрафовали, а контактами с транспортно-логистической компаний «Абу Сахий». Следователя интересовала, как женщины проводили еще в 2013 году операции с товаром через эту структуру, называя это нелегальным оприходованием товара.

Стоит напомнить, что «Абу Сахий» при президенте Исламе Каримове являлся частным предприятием, фактически монополистом по импорту товаров, и все мелкие торговцы, челночники, вынуждены были проводить таможенные и налоговые операции через него. Это была настоящая «черная дыра» в узбекской экономике, легальная контрабанда, уход от налогообложения, пошлин, оборот наличной валюты и многое другое, по чему обычно скучает Уголовный кодекс.

По неофициальным данным, «Абу Сахий» принадлежала Лоле Тилляевой-Каримовой и ее мужу Тимуру Тилляеву, которые сколотили миллиардный капитал на этом бизнесе. Гульнара Каримова заявляла, что ежемесячный нелегальный доход только от «Абу Сахий» составлял $25 млн. или $300 млн. в год.

После того, как компания перешла от Тилляевых, по некоторым сведениям, к зятьям Шавката Мирзияева, официальные налоги от «Абу Сахий» возросли вдруг в три раза. Больше информации не последовало, рынок опять стал нетранспарентным.

Но похоже, процесс не остановился. Елена Агибалова сообщила, что следователь прокуратуры квалифицировал пока двух предпринимательниц как свидетели, но в любой момент статус может поменяться на более зловещий.

То есть их могут сделать соучастниками преступлений Лолы Каримовой. Возможно, в прокуратуру вызываются и другие личности, которые имели дела с «Абу Сахий», хотя таких может быть десятки и сотни тысяч. Просто на этот раз Е.Агибалову и Д.Латипову могут осудить в экономических преступлениях, совершенных теми, кто крутил дела «Абу Сахий».

Мне кажется, вслед за Гульнарой Каримовой в «расход» пустят и Лолу. Пока она в США, фоткается у берега океана, в это время в Узбекистане уже идет на полных парах сбор необходимого для уголовного дела материала. Возможно, это один из планов по разрушению мифа Каримова, как правильного сына узбекского народа. Плохие дети — плохой отец. Плохая экономика — плохой фюрер. А там можно сносить памятники и сжигать тома бесполезной макулатуры.
Беги, Лола, беги! В Занги-Ата для тебя готовится камера».

Следует отметить, что компания «Абу Сахий» упоминается и в журналистских расследованиях «Азаттык» и «Клооп», где показаны схемы контрабанды и отмывания денег кланом Абдукадыра.

От одного из близких к Абдукадыру людей информатор СМИ Саймаити якобы слышал историю о том, что рынок получил свое название благодаря шутке.

«[Абдукадыр] собрал уйгурских предпринимателей в Ташкенте и организовал рынок. При этом он попросил об одолжении мужа известной узбекской певицы: “Я открываю фирму, не мог бы ты придумать ей название?”

В шутку тот потребовал гонорар и в итоге действительно получил тысячу долларов. Это была крупная сумма по меркам того времени. “Вы очень щедрый человек, — будто бы ответил муж певицы. — Название у вашей фирмы должно быть “Абу-Сахий”». («Сахий» в переводе с узбекского щедрый, а «Абу» — краткая форма имени Хабибула.)

Как рассказал Саймаити, Абдукадыр владел рынком недолго. Вскоре после открытия, он оставил этот бизнес, покинул Узбекистан и некоторое время провел в Казахстане и России. Вернувшись в Узбекистан, он запустил свой торгово-транспортный бизнес, который назвал также «Абу-Сахий», чтобы поставлять товары на рынок, которым владел Тимур Тилляев.

В последующие годы семейный клан во главе с Абдукадыром превратил «Абу-Сахий» в настоящую транспортную империю, которая ввозила товары из Китая по маршрутам древнего Шелкового пути.

Чтобы лучше понять, что собой представляет компания «Абу-Сахий», журналисты изучили ее документы в Китае, Кыргызстане и Узбекистане, поговорили с конкурентами и должностными лицами, а также побывали в таможенных терминалах. Из собранных данных вырисовывается картина невероятно прибыльного бизнеса, успех которого зависел прежде всего от связей клана Абдукадыра с работниками таможни.

Как и во многих других структурах государства, в таможне Кыргызстана давно процветают разные злоупотребления. Но бизнес-империя Абдукадыра не могла держаться на низовой коррупции: речь не шла о том, чтобы сунуть таможеннику конверт с деньгами, когда фура пересекает границу.

Напротив — клан Абдукадыра выстроил продуманную до мелочей схему, в которой таможенники разных чинов от служащих терминалов до их начальства — получали свои доли. Ответные «услуги» таможни обеспечивали семейству такие условия, которые и не снились конкурентам.

По словам Саймаити, порядка 600 грузовиков компании «Абу-Сахий» со всевозможным товаром пересекали границу между Синьцзян-Уйгурским автономным районом Китая и Кыргызстаном и направлялись в Ташкент и далее в другие регионы.

На обоих кыргызских таможенных терминалах Торугарт и Иркештам на границе с Китаем, как и в Кара-Суу на границе с Узбекистаном — было достаточно «лояльных» Абдукадыру людей, чтобы терминалы функционировали почти как его частные структуры.

Более десятка предпринимателей рассказали журналистам об особом «таможенном режиме», при котором лишь грузовикам «Абу-Сахий» и связанным с нею фирмам удавалось пройти контроль быстро и беспроблемно.

Конкурентам же задерживали груз и чинили прочие препоны — столь серьезные, что вести бизнес было крайне тяжело.

Сеть, которой управляла семья Абдукадыра, была чрезвычайно прибыльной. Им принадлежала большая часть тех 700 миллионов долларов, которые Саймаити вывел из страны за пять лет. В обмен на часть прибыли Саймаити должен был переводить эти деньги.

По его словам, большая часть денег поступила из «кассы» сети на рынке «Абу Сахий» в Ташкенте. (Адвокат Тилляева подтвердил, что в то время семья Абдукадыра поставляла товары на рынок, но отрицал сушествование «кассы».)

Проблема была в том, как перевести эти деньги в Кыргызстан, где с ними дальше мог работать Саймаити. В то время из-за строгого валютного контроля и финансового регулирования в Узбекистане вывезти деньги из страны законно было практически невозможно.

«Вот почему деньги переправлялись через черный ход, переправлялись в Кыргызстан, и отмывались через кыргызский банк… Никто не знал об этом.»

«Черным ходом» Саймаити называл способ, который он разработал с людьми Абдукадыра, чтобы доставить деньги в Кыргызстан: наличные прятали в запасных колесах грузовиков и перевозили через границу. По его словам, каждый грузовик сопровождали два других — один спереди и один сзади, чтобы контролировать водителя.

Он рассказал, что по прибытии в Кыргызстан грузовики доставляли наличные на склад сети Абдукадыра рядом с узбекской границей.

«В Кашгар-Кыштаке [водители] пересчитывали деньги и передавали их мне. Трое или четверо вооруженных ребят перевозили их [деньги] на машине в банк, — добавил он. — Когда все было готово, я тоже ехал туда, подписывал [документы] и переводил их. В этом заключалась моя работа. Я не прикасался к деньгам и не пересчитывал их».

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться