«Я не из тех, кому нужна недвижимость»: что узнали из показаний Павла Дурова

Первый допрос Павла Дурова в рамках разбирательства с Комиссией по ценным бумагам и биржам США (SEC) оказался двухдневным марафоном. 7 и 8 января адвокат SEC Хорхе Тенрейро задавал основателю Telegram вопросы в общей сложности, как минимум, 16 часов, следует из расшифровки их разговора, которую изучил The Bell. Кто придумал проводить частное размещение, зачем команде Telegram понадобилось столько денег ($1,7 млрд), на что они пошли и даже — откуда взялось название криптовалюты Gram: The Bell собрал все самое интересное. 

Зачем Дурову понадобились деньги

В начале первого дня допроса Дуров рассказывает, что инвестировал в Telegram свои собственные деньги, вырученные от «своевременной» продажи «ВКонтакте» и не видел в этом больших проблем. «Если я вижу, что Telegram нужно больше денег, я их с радостью инвестирую», «я не из тех, кому нужна недвижимость…», — говорит Дуров (на этом месте и далее во многих местах показания в расшифровке прерываются — видимо, из соображений конфиденциальности).

Идея привлечь инвесторов, тем не менее, возникла неслучайно: Дуров признается, что она пришла в голову именно ему. В 2017 году было ясно, что запущенному в 2013 году Telegram нужно больше денег для развития и поддержки инфраструктуры.  Основатель сервиса и его команда искали варианты монетизации, блокчейн-платформа была лишь одним из вариантом. Альтернативой, к примеру, было привлечение инвесторов в сам Telegram. Но Дуров, подумав, решил этого не делать: по его словам, он опасался, что размыло бы «целостность компании и ее ценности».

Когда выбор пал на блокчейн-платформу, Дуров тоже рассматривал возможность провести публичное размещение, но в итоге отказался от этой идеи — юристы предупредили его о регуляторных рисках. В этой связи было принято решение проводить закрытое размещение, к участию в котором приглашали только опытных инвесторов и фонды с хорошей репутацией (предпочтение Дуров, по его словам, отдавал тем инвесторам, которых знал лично и в которых был уверен).

При этом, по словам Дурова, Telegram много месяцев пыталась договориться с SEC по вопросу размещения. Однако, впервые команда проекта связалась с представителями регулятора только после первого раунда — Дуров в допросе подтверждает этот факт. На этом же ранее настаивала и SEC.

Куда делись $1,7 млрд

В общей сложности разработчики блокчейна TON привлекли у инвесторов $1,7 млрд. Дуров долго объясняет, что никогда не разделял расходы на разработку TON и Telegram, так как это связанные проекты, над которыми работают одни и те же люди, для которых используется одна и та же инфраструктура. Вложения в Telegram — это те же инвестиции в TON.

Всего за год, с января 2018 года по январь 2019 года, на оба проекта, по словам Дурова, пошло около $218 млн из привлеченных $1,7 млрд. Большая часть этих денег — 41% или порядка $89 млн — ушло на оборудование и сервера. Сейчас эти траты, возможно, несколько уменьшились: судя по показаниям Дурова, с октября 2019 года его компания потратила на оборудование около $10 млн.

Ранее было известно, что в общей сложности в разработку TON команда Дурова собиралась вложить $520 млн. Инвесторов TON, впрочем, предупреждали, что на проект пойдут не все деньги от размещения, часть достанется основателям, и они могут потратить их по своему усмотрению.

Зачем было продавать Gram широкому кругу инвесторов

Для того, чтобы блокчейн после запуска работал стабильно, ему нужно большое число валидаторов — участников платформы, которые заверяют транзакции. По словам Дурова, чтобы валидаторов в TON было много, ему нужно было привлечь как можно больше опытных инвесторов, намеренных участвовать в этом процессе, и продать им достаточно больше число Gram.

  • Дело в том, что валидатором в TON может стать участник, как минимум, со 100 тысячами Gram, который, к тому же, примет участие в специальном аукционе.
  • Для того, чтобы система работала стабильно, нужно, чтобы в TON было, как минимум, два десятка валидаторов, говорит Дуров.
  • Сама команда Telegram не собирается держать в своих руках большое число Gram и становиться валидаторами: у братьев Дуровых и разработчиков блокчейна, по словам основателя Telegram, будет около 4% от всей выпущенной криптовалюты (большая часть — у самих братьев Дуровых).

Зачем Telegram привлекал фонды

Одно из главных обвинений SEC против Telegram в том, компания воспользовалась услугами фондов для продажи Gram (по-видимому, SEC считает, что они действовали как банки-андеррайтеры при классическом IPO).

Дуров признал, что Telegram действительно платил комиссии фондам — Da Vinci и Gem Capital (оба фонда являются инвесторами TON), но не как андеррайтерам, а как компаниям, которые помогали Telegram искать новых инвесторов (Дуров называет это “finders fees”).

Сколько человек работает над Telegram и TON 

Всего в штате — 25-30 человек, большинство из них — программисты. Еще несколько сотен человек работает с компанией на аутсорсе. При этом практически все разработчики работают одновременно над развитием мессенджера и над блокчейном. Дуров рассказал, что в его команде — только победители международных олимпиад по программированию и обладатели других престижных наградам, которые привыкли справляться с мультизадачностью.

По его словам, TON был полностью готов к запуску еще на начало октября и, если бы не вмешательство SEC, то блокчейн был бы запущен в срок. Сейчас команда проекта сосредоточена на его тестировании, а параллельно разрабатывает дополнительные сервисы: в том числе, TON VPN, TON Storage and TON Proxy — хотя и не обязаны, подчеркивает Дуров.

Почему Дуров назвал свою криптовалюту Gram?

Об этом на допросе не говорилось, но благодаря письмам Дурова, некоторые из которых оказались в судебных материалах, теперь мы знаем ответ и на этот вопрос. Он содержится в переписке Дурова с Александром Тамасом, бывшим управляющим директором Mail.ru Group и советником DST Юрия Мильнера, а сейчас еще основателем фонда Vy Capital. Из нее следует, что Тамас хотел инвестировать в Telegram и как-то договорился с Дуровым о личной встрече.

За ужином (Дуров, конечно, попросил для себя вегетарианское меню) разговор зашел об эзотерике и LCD (вряд ли тут имеется в виду жидко-кристаллический дисплей, хотя всякое может быть — The Bell). Дуров пишет, что сначала хотел назвать валюту ton, но потом подумал, что gram тут подходит гораздо лучше: если название будет таким легковесным, пользователям будет психологически проще тратить свои монеты (подумаешь — какой-то грамм). Тамас выбор одобрил, пошутив, что обычно люди в этих вопросах оперируют не граммами, а «дозами».

В чем суть спора с SEC. Основной спорный вопрос — чем считать Gram: ценными бумагами (и тогда Telegram нарушает американские законы, так как не зарегистрировала их размещение) или валютой. SEC настаивает, что Gram, однозначно, ценная бумага. В одном из новых судебных документов SEC публикует переписку сотрудников Telegram между собой и с инвесторами. На ее основе регулятор делает вывод, что сами компания и ее основатель считали частное размещение Gram заменой продажи доли в компании, а маркетинг и сделки по продаже Gram были неотличимы от маркетинга и продаж ценных бумаг. Telegram, по их мнению, продвигал токены как ценные бумаги опытным инвесторам, а те, в свою очередь, воспринимали их как инвестиции, схожие с инвестициями в ценные бумаги.

Telegram же настаивает, что Gram нельзя считать ценной бумагой, а необходимо воспринимать именно как валюту — как SEC и поступает в случаях с биткоином и эфиром (в этом случае регистрировать размещение не нужно было). Аргументы у юристов Дурова такие: Gram не дает никаких прав на долю в какой-либо компании, более того, его цена после запуска блокчейна будет зависеть только от ситуации на рынке, а не от усилий команды TON — и никто не гарантирует инвесторам прибыль. Кроме того, по словам команды Telegram, она не участвовала во вторичном рынке продажи Gram, как утверждает SEC, а наоборот запрещала инвесторам это делать в подписанных ими соглашениях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться